FinNews.ru

FinNews.ru forum
Текущее время: Пт июл 20, 2018 21:29

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 144 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: Пт мар 03, 2017 22:48 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Ситуация с Татфондбанком снижает доверие клиентов к банкам Татарстана - Moody's - 77 - 2017-03-03 10:39:06


Ситуация с Татфондбанком снижает доверие клиентов к банкам Татарстана – Moody's

МОСКВА, 3 мар /ПРАЙМ/. Отзыв лицензии Татфондбанка негативно повлияет на стабильность банковского сектора Татарстана, снизив доверие клиентов к банкам республики, заявил РИА Новости ведущий аналитик международного рейтингового агентства Moody's по российским регионам Владлен Кузнецов.

"Ситуация вокруг Татфондбанка и в конечном итоге отзыв лицензии оказывают негативное влияние на стабильность банковского сектора республики Татарстан. Отзыв лицензии Татфондбанка значительно снижает доверие клиентов к банкам республики, поскольку 40% акций банка принадлежало компаниям, связанным с Татарстаном", - сказал он.

По мнению Кузнецова, в этой связи может возникнуть вопрос о степени поддержки властями другого банка республики - "АК Барса", которая может оказаться ниже, чем ожидалось участниками рынка.

"При этом нужно отметить, что "АК Барс" является официально уполномоченным банком республики с гораздо большей долей государственного участия. Текущая ситуация может привести к дальнейшей волатильности вкладчиков банков в Татарстане и пересмотру лимитов МБК (межбанковского кредитования - ред.) по банкам Татарстана другими банками", - добавил Кузнецов.

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Сб мар 04, 2017 22:29 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
«Есть такая фраза – «Я не шмогла»: почему Эльвира Набиуллина зарубила санацию ТФБ?
Решение ЦБ отклонить предложение ТАИФа и одним махом покончить с тремя татарстанскими банками стало шоком для всех
«Чувствуем себя как на «Титанике», от которого отплыли все шлюпки», — это самое мягкое, что говорят пострадавшие клиенты банков о сегодняшнем решении ЦБ отозвать лицензию у ТФБ, ИнтехБанка и «Анкора». Все обнадеживающие признаки, появившиеся в предыдущие дни, оказались пустышкой. «Низкое качество активов» и падение капитала, по мнению регулятора, сделали невозможной санацию Татфондбанка. По сведениям «БИЗНЕС Online», такой развязки до последнего не ожидал ни Роберт Мусин, ни власти РТ.

«ОЗДОРОВЛЕНИЕ НА РАЗУМНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЛОСЬ ВОЗМОЖНЫМ»

«Черная пятница» — именно таким останется сегодняшний день в истории для банковского сектора Татарстана. Центробанк нанес по нему массированный удар, закончив все политесы: отозваны лицензии сразу у Татфондбанка, ИнтехБанка и Анкор Банка. И если судьба двух последних была секретом Полишинеля (о решении по поводу «Анкора» источники «БИЗНЕС Online» сообщили еще накануне), то надежды клиентов ТФБ и «Интеха», входящих в группу Роберта Мусина, были растоптаны самым неожиданным образом.

Как извещает регулятор, решение о «крайней мере воздействия» было принято в связи с неисполнением ТФБ федеральных законов и нормативных актов Банка России: в частности, норматив достаточности собственных средств упал ниже 2%, а сам капитал — ниже минимального значения уставного. «При неудовлетворительном качестве активов ПАО «Татфондбанк» неадекватно оценивало принятые риски. Надлежащая оценка кредитного риска и объективное отражение стоимости активов в отчетности кредитной организации привели к полной утрате ее собственных средств (капитала). Руководство и собственники банка не предприняли действенных мер по нормализации его деятельности. Ввиду низкого качества активов осуществление процедуры финансового оздоровления ПАО «Татфондбанк» с привлечением государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» и его кредиторов на разумных экономических условиях не представлялось возможным», — говорится в сообщении. Диагноз по остальным двум банкам практически такой же.

Заметим, что тон сообщений максимально щадящий — ЦБ назвал лишь чисто экономические причины краха банков, то есть никакого криминала не обнаружено. Не называет регулятор и размер обнаруженной в балансе дыры. Для сравнения приведем надгробную эпитафию ЦБ над Внешпромбанком, где сразу была названа недостача в 187 млрд. рублей: «На протяжении длительного времени руководством Внешпромбанка проводились разнообразные операции по выводу активов. Представляемая в Банк России отчетность не содержала достоверной информации о качестве и величине активов и обязательств банка. Руководством Внешпромбанка была построена система фальсификации отчетности на базе первичных документов, в том числе выписок по корреспондентским счетам банков-нерезидентов, кредитных досье клиентов, операций по счетам клиентов».

Что влечет за собой решение ЦБ? Теперь ему надо определить способ, которым Татфондбанк «уйдет из жизни» и которое должен утвердить арбитражный суд. Это либо ликвидация (в случае с «Анкором», «Интехом и ТФБ ликвидатором будет назначено АСВ), либо банкротство (тогда конкурсного управляющего назначит суд). По результатам конкурсного производства все кредиторы будут выстроены в три очереди. Первым делом удовлетворяются требования самого АСВ и ЦБ, которые возмещают себе деньги, выплаченные вкладчикам. В этой же очереди «превышенцы» — физлица, у которых сумма вклада превышала лимит в 1,4 млн. рублей. Сюда же относятся обязательства, возникшие вследствие причинения вреда жизни или здоровью.

Ко второй очереди кредиторов относятся требования по выплате выходных пособий и оплате труда по трудовому договору. Только в ТФБ, напомним, числилось около 3,5 тыс. сотрудников и еще 1,5 тыс. работали в родственных ему банках.

И нет на свете печальней повести, чем о кредиторах третьей очереди, с которыми расплачиваются по остаточному принципу. В эту группу попадают требования юридических лиц и иные, не относящиеся к первой и второй очереди. В последней презентации для инвесторов ТФБ сообщал, что на 1 октября 2016 года в банке насчитывалось более 35 тыс. корпоративных клиентов, на расчетно-кассовом обслуживании находились 30,5 тыс. юрлиц. Уточним, что остатки на расчетных счетах юридических лиц в банке на 1 декабря 2016 года составляли 7,3 млрд. рублей, депозиты юридических лиц — 27,5 млрд. рублей. При этом в банке держал деньги ряд крупных компаний: к примеру, «Татнефть» — 5,4 млрд. рублей, «Казаньоргсинтез» (в виде «суборда») — 4 млрд. рублей. В эту же группу попадают держатели облигаций, в том числе клиенты печально известной «ТФБ Финанс», которые перевели вклады в ДУ.

ЧЕМ ВЫЗВАНА ПЕРЕМЕНА НАСТРОЕНИЙ ЦБ?

Сегодняшние новости не вызвали бы ощущения разорвавшейся бомбы, если бы не последние обнадеживающие события. В понедельник минэкономики РТ распространило сенсационное сообщение о том, что стратегический инвестор для санации ТФБ найден — им готова стать ГК «ТАИФ». Искреннюю надежду на санацию на следующий день выразил и президент РТ Рустам Минниханов на сочинском экономическом форуме:

«Вопрос санатора: сейчас мы представили одну нашу группу — „ТАИФ“ и его партнеры. Сейчас ЦБ вопрос рассматривает. Конечно, очень ощутимый негатив: есть люди, которые держали там все сбережения, и предприятия... Мы очень-очень ждем, что если бы сложилось — вопрос санации очень важен», — цитировали Минниханова РИА «Новости».

Также он впервые подтвердил, что до ТАИФа заявки на санацию подавали и другие структуры: «ЦБ их не воспринял — это было связано с их кредитной историей и с качеством активов, поскольку санатор должен вложить определенное количество средств. Сейчас идет обсуждение», — добавил президент РТ.

Интересно, что отзыв лицензии, как по заказу, произошел за считанные дни до пресс-конференции, которую Минниханов по традиции дает в преддверии 8 марта. Ничто при этом не вынуждало ЦБ принять решение об отзыве именно сегодня: до истечения срока моратория 15 марта оставалось две недели (при необходимости мораторий мог быть продлен), временная администрация и вовсе была наделена полномочиями на полгода.

Более того, буквально вчера представители АСВ провели прием граждан по личным вопросам в офисе Татфондбанка — то есть и с этой стороны велась некая запланированная ранее работа. Как рассказали вкладчики по окончании этих бесед, сам управляющий агентства Дмитрий Онегин на встрече не присутствовал, но его «корректные и внимательные сотрудники» сообщили, что и сами надеются на санацию банка. Полной неожиданностью новость об отзыве лицензии стала и для сотрудников банка: представители АСВ в частных разговорах выражали оптимистичный настрой и не рекомендовали увольняться раньше времени.

22 февраля за подписью того же Онегина был опубликован отчет ТФБ за четвертый квартал 2016 года (составленный в весьма усеченном виде, но все же). Управляющий не нашел признаков злого умысла менеджмента банка. «Последствия событий, обусловленных досрочным закрытием вкладов на фоне публикаций в СМИ о возможной санации и паники в социальных сетях, произошедших в декабре 2016 года, оказали влияние на исполнение банком обязательств перед клиентами, контрагентами и владельцами ценных бумаг», — говорится в отчете.

Официальной реакции властей Татарстана на случившееся пока не последовало. В минэкономики РТ сообщили, что по этому поводу сейчас готовится официальное заявление. Министр экономики РТ Артем Здунов сегодня на открытии форума «Образование России» в «Корстоне» лишь коротко выразил сожаление. «Никто не ожидал, что так будет», — сказал министр, подтвердив, что все до последнего работали над вопросами санации банка.

Источники «БИЗНЕС Online», близкие к правительству и Мусину, утверждают, что это действительно так. Буквально накануне вопрос санации ТФБ обсуждался в ходе совещания на самом высоком уровне, а сегодняшнее решение Эльвиры Набиуллиной — полная неожиданность и шок даже для инсайдеров. Однако убедить в этом общественность власти теперь могут только одним способом — придать публичности всю информацию, в том числе о параметрах предложения, сделанного ЦБ.

Новый резкий разворот регулятора может быть связан с тем, что как раз вчера он определился, как будет реформироваться механизм санации банков. Впрочем, как отмечает «Коммерсант», из документа следует: наравне с объявленной новой схемой будет использоваться и старая, которую ранее регулятор активно критиковал. Напомним, вместо выдачи санатору льготного (под 0,5% годовых) кредита от государства на 10 - 15 лет предполагалось использовать механизм рекапитализации проблемного банка за счет средств фонда ЦБ. Быть может, перед рассмотрением этих поправок для Банка России было важно показать принципиальность? В любом случае нынешнее решение выглядит скорее политическим.

ОФИС ТФБ В КАЗАНИ ЗАКРЫТ «ЖЕЛЕЗНЫМ ЗАНАВЕСОМ»

Побывавший у головного офиса Татфондбанка корреспондент «БИЗНЕС Online» наткнулся сегодня на закрытые двери. На входной двери на фирменном бланке банка висело сообщение об отзыве лицензии на осуществление банковских операций и о назначении временной администрации. Сначала сотрудники охраны банка повесили рядом объявление, что банк закрыт «по техническим причинам». Через некоторое время они убрали это сообщение. После этого «железным занавесом» был закрыт входной холл офиса.

Сейчас к зданию ТФБ приходят люди, читают обращение к физическим и юридическим лицам и уходят — скопления людей не наблюдается. Время от времени сотрудники охраны открывают дверь, впуская сотрудников кредитной организации, но в переговоры не вступают, показывая на наклеенные на стекла надписи, и уходят.

«ВСЕ, РЕБЯТ, ЭТО КОНЕЦ. МЫ НИЩИЕ»

А вот в соцсетях уже горит пожар. «Все, ребят, это конец. Я потерял 1,5 млн. рублей в ИнтехБанке», — пишет один из них. «Что делать? Мы нищие!» — пишет другой. «Вот сволочи! Кинули народ!» «Грабеж совершен, все, при чем нагло и цинично, и под прикрытием очень хорошего пиара. Таиф крутые, предложили, все расчитано. Мусина вряд ли кто арестует, он родственник. Такая она единая россиия, теперь перед выборами будт огромный пиар какие они все хорошие. Бандиты», — пишет некто Радик Хасанов (орфография и пунктуация сохранены — прим. ред.). «Завтра, в субботу в 8-00 сбор в ТПП, Пушкина, 18, Казань! И юрики, и физики, и ДУ. ВСЕ!» — гласит надпись группы в соцсети «ВКонтакте».

«Погорельцы» банков, в одночасье лишившиеся всяких надежд, намереваются устраивать пикеты — как одиночные, так и не очень. Забавно, но одно такое «сборище» организуют даже журналисты — зовут всех высказаться, приехав на площадку перед «Татмедиа».

Один из лидеров «погорельцев», известный общественный активист Дмитрий Бердников, сообщил, что инициативная группа вкладчиков намерена в 14:00 провести на площади Свободы пикет с требованиями отправить в отставку Здунова и посадить Мусина.

«ЕСЛИ НАЙДЕТСЯ РЕШИТЕЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК, ПИКЕТЫ БУДУТ САМЫМ МАЛЫМ, ЧТО НАМ ПРИДЕТСЯ ОЖИДАТЬ»

Кроме того, Бердников считает, что вопрос отзыва лицензии был решен ЦБ заранее.

«У Центробанка есть регламент принятия решений в таких ситуациях. И в случае с ТФБ он предполагал отзыв лицензии, — утверждает Бердников. — И все знали, что наступят такие последствия. Если бы был шанс на спасение банка, ТАИФ сразу мог выступить как партнер-санатор. Однако минэкономики РТ распространило сообщения об этом в последний момент. И самое интересное — письма от ТАИФа в ЦБ о предложении санировать Татфондбанк никто не видел. А журналисты пытались этот документ достать. Так был ли он?»

Вывод ТАИФа на сцену, где разразилось представление об агонии Татфондбанка, Бердников объясняет результатом некоего «семейного» соглашения. «Когда стабильность банка пошатнулась, Москва сказала — решайте вопрос сами, а объявление ТАИФа санатором объясняется тем, что Мусин тесно связан с Шаймиевым. Они приняли такое решение с одной целью — потянуть время, а Центробанк не стал дожидаться 15 марта и официального отчета АСВ по ситуации в банке. Психанул и отозвал лицензию», — полагает собеседник издания.

Ответственность за происходящее сейчас падет на Мусина, полагает Бердников. Но достанется и правительству РТ, которое, по словам предводителя «погорельцев», даже не рассматривало вариант отзыва лицензии. «Если республика захочет обойтись малой кровью, отправят в отставку министра экономики РТ Артема Здунова, но вопрос может встать и по Халикову, — изложил свой политический прогноз Бердников. — Обстановка в республике очень накалена в экономическом и политическом плане. У всех шок. Представляете, мало того, что людей поимели и ограбили — теперь их еще и обманули! Я разговариваю с ними по телефону — они рыдают и говорят: «Мы готовы хоть куда выйти». Они сейчас на все пойдут. Любая искра — и последствия сложно представить, можно полреспублики поднять. Если найдется решительный человек, пикеты будут самым малым, что нам придется ожидать».

«ПРОАНАЛИЗИРОВАВ ВСЕ, ОНИ ПОНЯЛИ, ЧТО НИКАКИХ АКТИВОВ ТАМ НЕТ»

Отчасти с ним согласна и представитель другой «фракции» «погорельцев» Александра Юманова. По ее словам, новость о том, что к санации готов подключиться ТАИФ, обнадеживала всех. Но сегодня все это смотрится натуральным обманом.

«Если в понедельник вышла новость, что ЦБ предложен ТАИФ в качестве соинвестора, а в ночь с четверга на пятницу, то есть спустя 3,5 календарных дня, ЦБ просмотрел и отверг предложение ТАИФа, то мы можем предположить, что никто и ничего не предлагал. Предложенные варианты в понедельник — это, похоже, была «утка». Произошел обман населения руководством республики, геноцид Центробанка, грабеж Российской Федерации», — эмоционально заявила Юманова. Вместе с тем она полагает, что в ТФБ было просто нечего спасать, и ЦБ не стал рисковать государственными деньгами. «Если бы там было более-менее все нормально, то ЦБ понял бы, что лучше заплатить и погасить. Но там, наверно, влить надо было столько, что мама не горюй... Проанализировав все, они поняли, что никаких активов там нет, сумасшедшие кредиты без обеспечения выданы», — подозревает она.

Отзыв лицензии стал неожиданным ударом. «Не дай Бог, чтобы это решение власти, простая бумажка повлекли за собой смерть хотя бы одного человека. Деньги этого не стоят. Не дай Бог, чтобы такое произошло», — говорит Юманова. Какими будут последствия? В первую очередь — политические. Достаточно посмотреть на то, что творится в соцсетях, какие высказываются мнения. Что же до действий пострадавших, то в соответствии с законом физлица и юрлица могут участвовать в конкурсной процедуре при ликвидации банка — по этому пути и намерена идти инициативная группа юридических лиц.

«СЕЙЧАС ИДЕТ ОДИН ГНЕВ»

Решение ЦБ шокирует и смотрится неестественным, полагает юрист союза пострадавших клиентов Татфондбанка и ИнтехБанка Ильдар Нигматуллин. Сначала ЦБ выдвинул условие о наличии гаранта для санации. А когда к началу марта такой «локомотив в лице ТАИФа был найден, следующий шаг был на стороне ЦБ. Условия, которые ставил регулятор, республика формально соблюла. Кроме того, надежды были и на отчет АСВ.

«Если мы внимательно посмотрим отчет АСВ, они говорили, что банк — живой банк и его можно санировать. Сама структура Центробанка говорит о том, что все не так плохо в Татфондбанке. „Перспективно для санации“, — вот так они писали. На фоне этого позиция ЦБ РФ нелогична и непонятна, — говорит юрист. — Либо есть вещи, которые нам не говорят, либо это специальное решение, сделанное с целью спровоцировать социальный взрыв в республике... Уже нет разряда „обиженные“, „верующие“ в санацию. Сейчас идет один гнев, потому что это прогосударственный банк. Банк с государственным капиталом. И вот так просто всех оставить на улице или выкинуть за борт мы не позволим, говорят предприниматели».

Вместе с тем юрист подчеркивает, что работать они все же намереваются в правовом поле. «Мы предприниматели, юристы, адвокаты, мы не остановимся и будем и дальше заявлять о своих нарушенных правах, о своих потерянных деньгах, — говорит Нигматуллин. — Ведь мы — это семьи, это обязательства перед государством — социальная ипотека, простая ипотека, коммунальные платежи, обязательства по выплате заработной платы. Прокуратура четко блюдет, заплатил ты заработную плату или не заплатил. Налоговая сразу выставляет инкассо, если не заплатил вовремя налог. И пенсионный фонд, и другие сборы. С нас-то все это требуют! Мы тоже будем требовать от государства и банка возврата наших денег. Как государство требует у нас обязательные платежи — мы так же будем требовать свои же деньги... Ощущение как на „Титанике“. Ощущение, что я остался в „Титанике“, шлюпка отплыла с пассажирами, и мне не хватило места на нем».

«ЭТО СПЕЦИАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ С ЦЕЛЬЮ СПРОВОЦИРОВАТЬ СОЦИАЛЬНЫЙ ВЗРЫВ»

Венера Иванова, председатель комитета по финансам ТПП Набережных Челнов и Закамья, а до этого возглавлявшая Автоградбанк, поначалу вообще не хотела ничего комментировать, сказав лишь, что «сегодня черный день, черная пятница», учитывая, что лицензий лишены сразу три банка. При этом, если по Анкор Банку ожидания такие были, то по Татфондбанку, конечно, нет. «Мы до последнего надеялись, что будет санация, — говорит Иванова. — Тем более что в последнее время были заявления про ТАИФ, средства для санирования были, был реальный инвестор. Но Центробанк все же принял решение лишить татарстанское кредитное учреждение лицензии. Я не знаю, почему было принято такое решение, не понимаю».

Говоря о последствиях лишения лицензий у ИнтехБанка и Татфондбанка, Иванова не исключает, что они, безусловно, будут. «Очень многие предприятия имели там средства на расчетных счетах. И они сейчас зависли. Все до последнего надеялись, что они эти деньги вытащат. Многие провели реструктуризацию кредитов в других банках, где-то перезаняли, ожидая, что будет положительное решение по Татфондбанку. Сейчас все понимают, что положительного решения нет. И даже если кто-то — особенно юридические лица — получит деньги, то это будет только часть остатка на расчетном счете. Да и когда они их получат. В любом случае это изъятие средств из оборота. Что касается политических последствий, то, понятно, лишение лицензий сразу у трех банков будет иметь резонанс не очень положительный. Но тем не менее экономика развивается. Оценивать ситуацию только по истории с банками будет неправильно».

Гендиректор центра микрохирургии глаза «Прозрение» Рустам Гилязев, у которого в ТФБ зависли немалые средства, также не ожидал, что банк окончательно рухнул, надеялся все-таки на санацию. Но надежда была слабая. «Политика Центробанка в том, чтобы укрупнять банки и уменьшать их количество, — говорит бизнесмен. — Поэтому следовало ожидать, что санации не будет, но надежда какая-никакая все же была. Они делают исключения для своих. Для попов „Пересвет“ санируют, а остальные им не нужны». Комментировать далее Гилязев отказался, признавшись, что «печатные слова на этом закончились».

Директор нижнекамского ООО «Азимут» Андрей Соболев, также потерявший средства, ожидает негативных последствий и для крупных компаний. «Может, нефтянку татарстанскую хотят забрать таким макаром очень хитроумным, — выдвинул версию Соболев. — События дальше будут развиваться очень грустно для политических сил Татарстана, потому что народ все равно на улицы пойдет. Это их деньги были, которые они зарабатывали не одним годом».

«ЕСТЬ ТАКАЯ ФРАЗА — «Я НЕ ШМОГЛА»

Гарегин Тосунян — президент ассоциации российских Банков:

— Это, судя по всему, вопрос отношений Центробанка РФ с основными инвесторами татарстанского банка. И поскольку в капитале Татфондбанка задействованы местные власти, насколько я понимаю, то проблема, видимо, в том, что ЦБ не договорился с властями Татарстана, что, конечно, очень жаль, поскольку к таким вещам надо серьезно относиться. Проблема ТФБ возникла еще в конце прошлого года, и ее уже тогда надо было как-то урегулировать. Я думаю, тут каждая сторона внесла свою лепту в не самое лучшее разрешение ситуации. Татфондбанк был 42-м российским банком по размеру активов, к тому же с хорошей репутацией и многолетней историей. Что касается возникших разговоров о каком-то уголовном преследовании руководителей банка, то здесь информация по понятным причинам крайне ограничена, а потому комментарии вряд ли уместны. Могу лишь сказать, что случаи, когда кто-то в руководстве того или иного проблемного банка идет на противоправные действия, связанные с выводом активов, бывают, к сожалению, часто. Но не в таких солидных банках, как ТФБ, это все-таки должно происходить.

Марат Галеев — зампредседателя комитета Госсовета по экономике, инвестициям и предпринимательству:

— Считаю, что были времена и потяжелее — это не самый тяжелый удар, который республика имела в своей новейшей истории. Все можно пережить и будет пережито. Понятно, что не будет просто. Куда смотрел регулятор? Их [работников Центробанка] ответственность не может быть умалена. Они давали свое заключение, подписывали различные разрешительные документы, в том числе и на санацию двух банков — «БТА-Казань» и «Советский», они же все это должны были мониторить качественно. Даже их ответственность больше, потому что это их работа. А политическое руководство [республики] непосредственно банковской деятельностью никогда не занимается.

Есть такая фраза — «Я не шмогла». Попытки [спасти банк] были, но регулятор посмотрел, конструктивных вариантов не увидел и сделал то, что положено по закону. Можно что-то желать всегда, но, видимо эти желания не были реалистичными. Дыра, видимо, оказалась больше, чем были возможности, предложенные в конструктиве.

Самое главное, может быть, даже не деньги, сколько репутационные потери. Они, может быть, даже перевешивают. Репутация всегда стоит дорого. В политике и бизнесе это сильно связано, хотя многие не обращают на это внимания. Репутация зарабатывается десятилетиями, капитал доверия — это нематериальный актив, но он быстро превращается в материальный при утрате доверия.

Что будет дальше? Да, какой-то сегмент пострадает, будут потери, но экономика не порушена. Думаю, что это переживаемо. Были времена и потяжелее — в начале 90-х годов мы все это пережили, кто-то седые волосы приобрел, кто-то — новый опыт. Жизнь состоит из испытаний, это новый урок. К чему это приведет? Всплески народного недовольства могут быть. Но не нужно мыслить так катастрофически. Есть драма, но нет трагедии. Это в целом, а отдельные мини-трагедии есть всегда.

«НУЖНО ОТДАТЬ ДОЛЖНОЕ ВЛАДИМИРУ КОЛОКОЛЬЦЕВУ — ОН УЖЕ НЕ СПИНОЙ, А БОКОМ ПОВЕРНУЛСЯ К ЭТОЙ ПРОБЛЕМЕ»

Павел Медведев — финансовый омбудсмен РФ:

— Почему отказались от санации ТФБ с помощью группы «ТАИФ»? По-видимому, потенциальный санатор не смог или не захотел выделить нужную сумму. А после отзыва лицензии банка сделать это будет вряд ли возможно. Я знаю только один случай, когда после отзыва лицензии банк удалось восстановить. Это было 15 - 20 лет назад, когда у Тверьуниверсалбанка отозвали лицензию, но потом его все-таки удалось восстановить. Но, видимо, дыры у ТФБ оказались очень существенные, и заткнуть их за счет притока внешних средств, не удалось. ЦБ до последнего, насколько я понимаю, искал возможности банк сохранить.
Надеюсь, что к политическим последствиям для Татарстана это не приведет, но к экономическим — точно, потому что у банков были клиенты — юридические лица. И если для физических лиц, даже при существовании страхования вкладов АСВ, это большая нервотрепка, то для юридических — это почти наверняка потеря всех средств. Даже если потом удастся что-то найти за душой у этих банков, и дело дойдет до выплаты третьей очереди (что маловероятно), то предприятия к этому времени уже будут банкротами.

Нужно отдать должное Владимиру Колокольцеву (министр МВД РФ — прим. ред.) — он уже не спиной, а боком повернулся к этой проблеме. Начинают возбуждать уголовные дела против таких жуликов, которые пытаются из огня горящих банков «каштаны выхватить». Часто так бывает, что на излете жизни банка его деньги переуступают за мифические ценные бумаги, которые никакой ценности не имеют. Теперь МВД помогает АСВ такого рода жульнические сделки вернуть назад. Даже за границей научились вытаскивать жуликов.

Важно применять законодательство о субсидиарной ответственности. Если собственник банка и его старшие менеджеры имели сигналы от ЦБ, что есть дыра и нужно ее закрывать (начинать экономить, сокращать зарплаты), а они ничего не сделали и банк обанкротился, тогда они обязаны покрыть недостачу из собственных средств. Но сделать это достаточно сложно.

«НУЖНО ВКЛЮЧИТЬ ПОЛНУЮ КОНФИСКАЦИЮ ИМУЩЕСТВА!»

Владимир Беляев — доктор политических наук, профессор, завкафедрой политологии КНИТУ им. Туполева:

— Конечно, не нужно у таких банков отзывать лицензии, нужно их санировать, и государство должно брать на себя ответственность. Вся деятельность этих банков шла под эгидой государства. Если бы это был какой-то совершенно «отмороженный» частный банк — это одно, а здесь контроль-то был со стороны государства. Но, видно, плохо контролировали. Государство виновато — значит, должно и отвечать.

Нужно достать владельцев, тех, кто контролировал банк, и вытрясти из них все. Нужно включить полную конфискацию имущества... Ну сколько можно?! Это ведь не первый случай...

Если ничего этого не будет сделано, у народа будет очередной зуб на власть, это тоже нехорошо. Нам ведь не нужны коллизии, значит, нужно разбираться. И разбираться по полной.

«НЕ ИСКЛЮЧЕНО, ЧТО БАНКРОТСТВО ТФБ ПОЙДЕТ ПО СЦЕНАРИЮ «ВАМИНА»

Марсель Зиляев — управляющий казанским офисом Абсолют банка:

— К сожалению, ситуация в истории с данным банком складывалась по сценарию с отзывом лицензии — исходя из практики действий регулятора в отношении подобных по масштабам кредитным организаций. Сейчас по закону суд признает банк банкротом и назначает конкурсного управляющего.

Я не исключаю, что после назначения конкурсного управляющего в ТФБ возможен вариант восстановления банка под другим названием. Точно так же, как банкротство агрохолдинга «Вамин» закончилось созданием на его обломках компании «Просто молоко». Но возможно это лишь в том случае, если кредиторы или потенциальные инвесторы будут заинтересованы в развитии банка. Если этого не произойдет, то все закончится распродажей активов. Но вероятность такого развития события я оцениваю как невысокую. Уверен, что через один-два года в результате конкурсного управления наиболее ликвидные активы ТФБ будут сосредоточены в руках заинтересованного инвестора, и банк продолжит жизнь как кредитная организация уже с другим собственником и под другим именем либо в составе действующей крупной банковской группы.

Хотелось бы, чтобы вкладчики и клиенты банка обращали пристальное внимание на структуру и прозрачность акционеров банка, а также на наличие международных и российских рейтингов. Это убережет их от подобных проблем в будущем.
Подробнее на «БИЗНЕС Online»:
.business-gazeta.ru/article/338823

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Сб мар 04, 2017 22:34 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Тулин: "Начиная с мая 2016 года мы уже понимали, что банк находится в тяжелейшем финансовом положении, он убыточен, его финансовая отчетность в существенной степени недостоверна..." /Игорь, в США бы всех ваших за это уже бы посадили на стул/ - 77 - 2017-03-03 20:52:04
ЦБ РФ выявил, что Татфондбанк уже в мае был в тяжелом финансовом состоянии - Тулин

МОСКВА, 3 мар /ПРАЙМ/. Банк России выявил, что Татфондбанк уже в мае 2016 года был в тяжелом финансовом состоянии, но собственники до ноября не признавали наличия столь масштабных проблем, сообщил первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин журналистам.

Банк России с 3 марта отозвал лицензию на осуществление банковских операций у Татфондбанка. По информации ЦБ РФ, ввиду низкого качества активов осуществление процедуры финансового оздоровления Татфондбанка с привлечением АСВ и его кредиторов на разумных экономических условиях не представлялось возможным.

ЦБ с 15 декабря ввел трехмесячный мораторий на удовлетворение требований кредиторов Татфондбанка и возложил на Агентство по страхованию вкладов (АСВ) функции временной администрации банка сроком на шесть месяцев. В конце февраля глава Татарстана Рустам Минниханов заявил в интервью РИА Новости, что власти республики рассчитывают на санацию Татфондбанка.

"Начиная с мая 2016 года мы уже понимали, что банк находится в тяжелейшем финансовом положении, он убыточен, его финансовая отчетность в существенной степени недостоверна и может наступить потеря ликвидности, если триггером послужит какое-то событие. С этого времени мы находилась в постоянных переговорах с руководством банка и его акционерами", - сказал Тулин.

До конца ноября собственники банка не признавали наличие столь масштабных проблем, они допускали, что есть какие-то сложности, но небольшие - также акционеры выражали уверенность, что не оставят банк в беде и готовы оказать поддержку, подчеркнул первый зампред ЦБ.

Были приглашены независимые эксперты из числа потенциальных санаторов – команды крупнейших российских банков, отметил Тулин. "Мы изучали любые возможности и предложения, которые могли бы подвести нас к варианту финансового оздоровления банка", - указал он.

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Сб мар 04, 2017 23:06 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Максим Осадчий о крахе ТФБ: «Перетягивание одеяла завершилось тем, что оно порвалось»
Известный финансовый аналитик о том, почему «в Татарстане нет вселенской трагедии», а разрушение региональных банковских систем давно идет
«Привыкайте», — советует жителям Татарстана глава аналитического управления и член совета банка БКФ Максим Осадчий, комментируя в интервью «БИЗНЕС Online» сегодняшний отзыв лицензий у Татфондбанка, ИнтехБанка и Анкор Банка. До этого были зачищены дагестанская и самарская банковская системы, теперь, по его мнению, очередь дошла до Татарстана — в республику идет «мощное проникновение» федеральных банков. Впрочем, серьезного разрастания кризиса он не ждет.

«САНАТОР МОЖЕТ БЫТЬ СКОЛЬ УГОДНО СЕРЬЕЗНЫМ, НО...»

Сегодня утром неожиданно для всех Центробанк лишил лицензии сразу три татарстанских банка — Татфондбанк, ИнтехБанк и Анкор Банк. Самый проблемный Татфондбанк еще две недели должен был оставаться под управлением агентства по страхованию вкладов — мораторий на требования кредиторов действует до 15 марта. Интересно, что еще накануне Standard&Poor's Global Ratings подтвердило рейтинги банка на уровне D/D, а затем отозвало их. Отреагировали на ситуацию и другие международные рейтинговые агентства: Fitch Ratings объявил, что «объем дыры был такой, что нецелесообразно санировать было», а Moody’s добавил, что «отзыв лицензии у Татфондбанка негативно повлияет на стабильность банковского сектора республики и может снизить доверие вкладчиков к остальным татарстанским банкам». Проблема Татфондбанка давно находится под пристальным вниманием федеральных экспертов, и взгляд из Москвы на ситуацию, надо сказать, отличается от настроений в Татарстане. Специально для «БИЗНЕС Online» падение Татфондбанка прокомментировал известный российский аналитик, глава аналитического управления и член совета банка БКФ Максим Осадчий.

— Максим Станиславович, насколько ожидаемым был отзыв лицензии Татфондбанка?

— До последнего момента — 50 на 50. Вероятность 50 процентов, что отзовут, 50 процентов, что санируют. Но дыра в Татфондбанке оказалась слишком большой, чтобы имело смысл спасать банк. Кроме того, ситуация усугублялась еще и тем обстоятельством, что федеральный центр не хотел спасать банк только за свой счет — должны были поступить средства для санации и со стороны правительства Татарстана. Но, видимо, не удалось договориться по объемам помощи. Это усугубило ситуацию и привело к такому неприятному исходу.

— Но группа компаний «ТАИФ» — очень серьезная заявка на санатора. Как вам кажется?

— Санатор может быть сколь угодно серьезным, но он действует за счет средств, которые предоставляются в первую очередь Банком России через АСВ.

— То есть договорились по инвестору, но не договорились по объемам помощи?

— Видимо, так. Там был ключевой вопрос, кто сколько заплатит: сколько заплатит правительство Татарстана, сколько заплатит федеральный центр. Игра в перетягивание одеяла завершилась тем, что оно порвалось.

«ПЕРВЫМ БЫЛ УНИЧТОЖЕН ДАГЕСТАНСКИЙ БАНКОВСКИЙ СЕКТОР...»

— Татфондбанк ассоциировался у населения именно с госбанком, как второй после «АК БАРСа». Был ли в стране похожий прецедент, чтобы отзывали лицензию у банка с госучастием?

— Госучастие не является препятствием для отзыва лицензии. Например, у Рускобанка была отозвана лицензия 21 июня 2016 года. Ленинградская область в лице Ленинградского областного комитета по управлению государственным имуществом владела блокпакетом 25 процентов плюс одной акцией этого банка.

— В нашем случае более 40 процентов банка принадлежат госкомпаниям.

— Есть такое понятие, как контрольный пакет, — 50 процентов плюс одна акция. Таким контролем государство в этом банке не располагало.

— А то, что председатель совета директоров — премьер-министр республики?

— Председатель совета директоров в некоторых банках играет роль свадебного генерала, хотя председатель совета директоров часто является владельцем банка, но не в данном случае.

— Как вы можете спрогнозировать дальнейшее развитие событий вокруг Татфондбанка?

— Не самый крупный банк рухнул. В Татарстане есть и крупнее банк — «АК БАРС». Надо учесть, что в республику идет мощное проникновение федеральных банков. Я не ожидаю крупномасштабной катастрофы, вряд ли региональный банковский микрокризис способен перерасти в полномасштабный региональный экономический кризис. Я также не ожидаю, что начнется процесс мощного разрушения банковской системы Татарстана. Хотя отзывы лицензий у банков Татарстана еще, безусловно, будут, это никакого сомнения не вызывает. Это и банки, которые могут быть связаны с Татфондбанком разными способами — через санацию, через процессинговое обслуживание, это и связи через юрлиц, которые пострадали в «Татфонде» и Интехе и которые в то же время имели кредиты в других татарстанских банках. Пострадавшие в ТФБ и «Интехе» лишаются возможности обслуживать свои кредиты в других банках. Это одна из форм распространения «заразы».

— Из Москвы взгляд такой: Татфондбанк — банк некрупный, все рассосется, обстановка некритическая... Но здесь, на месте, люди образовали инициативные группы, штурмуют с плакатами госучреждения. Настроения напряженные.

— В Москве действует весьма активная группа валютных ипотечников — они и в банки врывались, и митинги устраивали на Неглинной, у Центробанка. Без видимых результатов, прямо скажем, хотя шума наделали много. Так что привыкайте. Пока, думаю, в Татарстане нет вселенской трагедии.

— Юрлица, которые оставили свои деньги в банке, войдут в третью очередь кредиторов при банкротстве. По опыту отзывов лицензий вкладчики хоть что-то получают на выходе?

— Третья очередь может получить дырку от бублика, в лучшем случае — какие-то скромные проценты. Не десятки процентов, а именно проценты.

— Какие выводы мы можем сделать из этой ситуации?

— Конечно, продолжится разрушение региональных банковских систем. Оказалось, что они не являются столь прочными, как это казалось на примере Татарстана. Продолжится экспансия федеральных банков и вытеснение региональных игроков. Первым был уничтожен самый многочисленный из региональных (после московского и петербургского) дагестанский банковский сектор, там осталось 6 кредитных организаций. В существенной степени пострадал банковский сектор Самарской области. Вы были на третьем месте по количеству банков — 20 на начало года, сейчас осталось 17, и вы пока остаетесь на третьем месте. На четвертом — Свердловская область.
Подробнее на «БИЗНЕС Online»:
.business-gazeta.ru/article/338845

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Сб мар 04, 2017 23:21 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Набиуллина вынесла приговор ТФБ в 5:30 утра, а Навальный готовит проповедь его жертвам
Топ-10: «БИЗНЕС Online» о самых важных событиях, слухах и интригах недели. Выпуск 40-й
На спасение Татфондбанка не хватило каких-то 220 млрд. рублей, а 65% его кредитного портфеля приходилось на займы Роберта Мусина фактически самому себе, разъяснил накануне вечером ЦБ. Зачем Ирек Файзуллин стал главным архитектором Татарстана, почему Рустам Батров попал в опалу в ДУМ РТ, кто стал новым пресс-секретарем Валерия Сорокина, кто из чиновников любит президента Татарстана больше всех – об этих и других ярких темах недели в очередной подборке «БИЗНЕС Online».

1. ЦБ: НА САНАЦИЮ ТФБ НУЖНО БЫЛО 220 - 230 МИЛЛИАРДОВ

«БИЗНЕС Online» стали известны некоторые подробности драматических событий, которые предшествовали вчерашней «черной пятнице» для Татарстана. Оказывается, в четверг, 2 марта, в Казани до поздней ночи на самом высоком уровне продолжалось совещание, посвященное судьбе Татфондбанка и параметрам его спасения с участием стратегического инвестора — ТАИФа. Параллельно этот же вопрос обсуждался и в ЦБ, причем совещание затянулось не просто допоздна, а на всю ночь. В итоге росчерк пера, ливший банковскую систему Татарстана порядка четверти активов, был сделан, по нашим данным, только в 5:30 утра. А уже в 8 утра об этом было объявлено официально.

Участвовали ли в обсуждении представители Татарстана? По всей видимости, да. Тот же арестованный накануне Роберт Мусин был задержан не где-нибудь, а в казанском аэропорту, по прибытии в родные пенаты из Москвы. Но, по всей видимости, аргументов в пользу санации у них не хватило.

Почему так вышло, позже разъяснили представители ЦБ, встретившиеся с ограниченным пулом прессы накануне днем с условием эмбарго (сообщения вечером стали появляться на лентах информагентств одновременно). По нашим сведениям, ЦБ связало обетом молчания и правительство РТ, а также ответило отказом на просьбу об участии в брифинге представителей татарстанской прессы. В таком недоверии прослеживается след гнева, который испытали в ЦБ после утечки закрытой информации в федеральные СМИ в декабре 2016 года.

В итоге если первоначальный пресс-релиз ЦБ был выдержан в весьма мягком тоне, то, выйдя к прессе, два зампреда ЦБ РФ, Дмитрий Тулин и Ольга Полякова, выложили всю правду-матку. Как выяснилось, еще с мая Банк России полностью осознавал, что Татфондбанк «находится в тяжелейшем финансовом положении», что «капитал утрачен» и что «потеря ликвидности может наступить в любой момент». Все это время велись переговоры как с руководством банка, так и с акционерами (то бишь властями республики). «Они допускали, что есть какие-то сложности, но они небольшие. Но даже если эти трудности есть, акционеры устно заявляли, что не оставят банк в беде и всегда окажут финансовую поддержку», — заявил Тулин.

В ноябре масштаб проблем был всеми признан, но требуемой суммы у республики так и не нашлось. «Акционеры предложили очень ограниченную поддержку, которой не было достаточно, чтобы восстановить финансовое положения банка», — отметил Тулин.

Первоначально, до введения временной администрации, размер «дыры» оценивался в 43 млрд. рублей, но на 1 февраля оценка выросла до 96,7 млрд. рублей (еще 14 млрд. рублей недосчитались в ИнтехБанке). Это минимальная оценка, Тулин привел и другую, от независимых экспертов, — 120 млрд. рублей. Чтобы закрыть такую прореху, потребовалось бы 220 - 230 млрд. рублей заемных средств. Понятно, что при объеме страховых обязательств в 54 млрд. рублей выкладывать такую сумму ЦБ нерационально.

Все переговоры о конвертации обязательств кредиторов в акции оказались пустым звуком. «Мы каждый раз добросовестно исследовали, изучали каждое предложение наших контрагентов, доводя его до фактов, факты рассыпались. Цифра по bail-in, на которую мы реально смогли выйти, — 5 миллиардов рублей», — отметил, в свою очередь, Тулин. Цифра совпадает с объемом обязательств перед «Татнефтью», которая, собственно, единственная объявляла о готовности к bail-in.

Причины образования дыры в ЦБ объясняют просто: «Это кэптивная бизнес-модель, ориентированная на кредитование бизнеса конечных бенефициаров. И именно эта бизнес-модель и завела в такое тупиковое состояние данный банк», — заявила Полякова. По ее словам, 65% кредитного портфеля составляли кредиты, связанные с бизнесом собственника. «И основная часть заемщиков находится в состоянии банкротства», — уточнила зампред ЦБ.

Были, считают в ЦБ, и факты прямого вывода активов из Татфондбанка, в том числе положение банка ухудшили ряд операций в начале декабря. Соответствующие материалы уже направлены в генпрокуратуру.

2. АЛЕКСЕЙ НАВАЛЬНЫЙ ОСЕДЛАЕТ «ПОГОРЕЛЬЦЕВ» ТФБ?

В воскресенье в Казани ждут Алексея Навального, который откроет здесь свой избирательный штаб для президентской гонки в 2018 году. Координатору опального российского политика в столице Татарстана Эльвире Дмитриевой пришлось пойти на некоторые жертвы, чтобы стать организатором этой встречи. В частности, уволиться с прежней работы в КФУ в должности SMM-менеджера. По словам самой Дмитриевой, решение об увольнении было принято отнюдь не под давлением, а по собственному желанию — слишком много работы в штабе, «сложно совмещать».

«Он приезжает исключительно для того, чтобы открыть штаб, поговорить с волонтерами, пообщаться со СМИ, то есть будет и пресс-конференция. Она будет в воскресенье, 5 марта, предположительно в 15:00», — рассказала Дмитриева. Точное место встречи из соображений конспирации станет известно в самый последний момент.

Прошедшее накануне открытие штаба в Самаре, надо сказать, собрало толпы. А речи против «меркушкинизации» региона имели успех. С нетерпением ждут свидания со своим кумиром и сторонники Навального в Казани. «В пятерку городов [ярко поддерживающих Навального] мы пока не входим, но я думаю, что у нас город такой активный... мы с легкостью соберем 10 тысяч подписей», — уверена координатор штаба.

Заметим, что отзыв лицензии у ТФБ — настоящий подарок для оппозиционного политика, который вряд ли от него откажется. Источник «БИЗНЕС Online» в среде вкладчиков ТФБ на условиях анонимности рассказал, что представители Навального уже выходили к нему с предложением «раскачать ситуацию на федеральном уровне, чтобы создать общественный резонанс», но он им отказал.

«Будем ли мы устраивать в Казани митинги обманутых вкладчиков ТФБ? Нет, не будем, — пообещал корреспонденту „БИЗНЕС Online“ начальник избирательного штаба Навального Леонид Волков. — Будем ли мы рассказывать всем людям и пострадавшим от непродуманной финансовой политики местных властей, банков и АСВ, из-за чего у них возникли проблемы и как это связано с общим экономическим положением в стране — обязательно будем!»

Подробнее на «БИЗНЕС Online»:
.business-gazeta.ru/article/338904

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вс мар 05, 2017 1:46 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Тулин: "Начиная с мая 2016 года мы уже понимали, что банк находится в тяжелейшем финансовом положении, он убыточен, его финансовая отчетность в существенной степени недостоверна..." /Игорь, в США бы всех ваших за это уже бы посадили на стул/ - 77 - 2017-03-03 20:52:04
ЦБ РФ выявил, что Татфондбанк уже в мае был в тяжелом финансовом состоянии - Тулин

МОСКВА, 3 мар /ПРАЙМ/. Банк России выявил, что Татфондбанк уже в мае 2016 года был в тяжелом финансовом состоянии, но собственники до ноября не признавали наличия столь масштабных проблем, сообщил первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин журналистам.

Банк России с 3 марта отозвал лицензию на осуществление банковских операций у Татфондбанка. По информации ЦБ РФ, ввиду низкого качества активов осуществление процедуры финансового оздоровления Татфондбанка с привлечением АСВ и его кредиторов на разумных экономических условиях не представлялось возможным.

ЦБ с 15 декабря ввел трехмесячный мораторий на удовлетворение требований кредиторов Татфондбанка и возложил на Агентство по страхованию вкладов (АСВ) функции временной администрации банка сроком на шесть месяцев. В конце февраля глава Татарстана Рустам Минниханов заявил в интервью РИА Новости, что власти республики рассчитывают на санацию Татфондбанка.

"Начиная с мая 2016 года мы уже понимали, что банк находится в тяжелейшем финансовом положении, он убыточен, его финансовая отчетность в существенной степени недостоверна и может наступить потеря ликвидности, если триггером послужит какое-то событие. С этого времени мы находилась в постоянных переговорах с руководством банка и его акционерами", - сказал Тулин.

До конца ноября собственники банка не признавали наличие столь масштабных проблем, они допускали, что есть какие-то сложности, но небольшие - также акционеры выражали уверенность, что не оставят банк в беде и готовы оказать поддержку, подчеркнул первый зампред ЦБ.

Были приглашены независимые эксперты из числа потенциальных санаторов – команды крупнейших российских банков, отметил Тулин. "Мы изучали любые возможности и предложения, которые могли бы подвести нас к варианту финансового оздоровления банка", - указал он.

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вт мар 07, 2017 12:45 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Минниханов:"У нас выявилась большая проблема по «ТФБ-Финанс», мы об этом не знали – ни правительство, ни председатель совета директоров банка. Никто не знал, что некая часть 1,7 – 1,8 тыс. человек, переоформили свои вклады в другие производные" - 77 - 2017-03-06 19:34:28


Минниханов: «Правительство не знало о существовании «ТФБ-Финанс»»

06.03.2017, РБК

Правительство Татарстана не знало о переводе вкладов Татфондбанка в управление «ТФБ-Финанс», однако власти помогут клиентам по возврату денег. Об этом сегодня сообщил президент Татарстана Рустам Минниханов
«У нас выявилась большая проблема по «ТФБ-Финанс», мы об этом не знали – ни правительство, ни председатель совета директоров банка. Никто не знал, что некая часть 1,7 – 1,8 тыс. человек, переоформили свои вклады в другие производные. Конечно, им предложили значительно большую процентную ставку, эти люди лишились государственной страховки. Их ввели в заблуждение, эта структура была внутри банка, люди которые оформляли те же кредиты, они же оформляли бумаги «ТФБ-Финанс»», - сказал Минниханов.

Он отметил, что прокуратура в данный момент направляет в суды иски о расторжении договоров с «ТФБ-Финанс» в интересах незащищенных слоев населения. «Мы с нашей стороны тоже подключаем адвокатов, каждый кто имел вклады он может подать в суд. Этот вариант непростой, нам нужно доказать, что ввели в заблуждение. Понятно, что договоров никто не читает, люди оказались обманутыми и они сегодня находятся в зоне неопределенности. Мы сегодня ведем переговоры с ЦБ РФ, но тут только суд может принять решение. Должно пройти расследование, нужны доказательства того, что люди были введены в заблуждение», - пояснил президент республики.

По словам Минниханова, сейчас некоторые пытаются спекулировать на людском горе, преподносят ситуацию так, будто клиентов банка ввело в заблуждение правительство Татарстана. «Правительство в заблуждение никого не вводило, я с себя и с правительства вину не снимаю, мы пользовались теми отчетами, которые есть, думали, что есть определенное напряжение с финансами, но глубина проблемы оказалась очень значимой, мы даже не представляли этого. И о том, что есть категории, у которых не застрахованы вклады – мы тоже не знали», - подчеркнул Минниханов.

Президент напомнил, что до кризиса 2014 года доля правительства Татарстана в уставном капитале Татфондбанка составляла 15-17%, после, когда стали спасать банк, процент государственного участия был доведен до 25%, а премьер-министр Татарстана вошел в совет директоров банка, чтобы повысить финансовую устойчивость. В результате наряду с частными предприятиями, свои средства после отзыва лицензии потеряли крупнейшие предприятия Татарстана, в том числе «Татнефть».

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вт мар 07, 2017 12:47 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Оспаривать отзыв Банком России лицензии у Татфондбанка нет смысла из-за большой "дыры" в капитале. Такое мнение высказал журналистам президент Татарстана Рустам Минниханов - 77 - 2017-03-06 15:43:28


КАЗАНЬ, 6 марта. /ТАСС/. Оспаривать отзыв Банком России лицензии у Татфондбанка нет смысла из-за большой "дыры" в капитале. Такое мнение высказал журналистам президент Татарстана Рустам Минниханов.
"Есть предложение опротестовать решение - это можно, но масштаб "дыры" очень большой. Нам надо защитить категорию вкладчиков, которая оказалась незащищенной оттого, что они перешли на другие вклады (в доверительное управление "ТФБ- Финанс" - прим. ТАСС). За счет реализации активов, у банка есть кредиты, активы, их надо правильно нацелить, чтобы максимальное количество физических лиц мы могли выплатить", - сказал он.
Группа компаний "Таиф" была готова участвовать в капитале Татфондбанка на сумму 22-25 млрд рублей, но для санации банка необходимо было найти еще 46 млрд рублей, сообщил Минниханов. "Я говорил с компаниями, уговорил их войти в процесс участия в капитале Татфондбанка. "Таиф", и то по моей просьбе, готовы были на 22-25 млрд рублей, но еще найти 46 млрд рублей было невозможно. С нашей стороны мы пытались. Крупные банки отказались от участия в санации", - сказал он.
Как ранее сообщал ТАСС, 4 марта около 100 клиентов банков Татарстана, у которых была отозвана лицензия (Татафондбанк, Интехбанк, Анкор банк) пришли к зданию правительства республики и вручили премьер-министру республики Ильдару Халикову ультиматум с требованием вернуть им деньги, а также оспорить отзыв лицензии Татфондбанка Центробанком. По словам министра юстиции Татарстана Ларисы Глуховой, законодательством предусмотрено обжалование отзыва лицензии банка в течение 30 дней с момента опубликования официального сообщения об этом.

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Чт мар 09, 2017 20:13 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Клиентов «Татфондбанка» призвали не раскачивать ситуацию

Вкладчикам «Татфондбанка» посоветовали не преступать закон и отказаться от излишнего раскачивания ситуации. Заявление было сделано вчера на встрече в Торгово-промышленной палате РТ. «Нарушать нормы и призывать к беспорядкам в республике мы не дадим. Всем незаконным действиям будет дана правовая оценка», – заявил зампрокурора РТ Марат Долгов. Напомним, вчера представители татарстанской власти провели встречу с клиентами «Татфондбанка». Мероприятие было реакцией на ультиматум вкладчиков (оспорить решение ЦБ и вернуть деньги). Премьер-министр РТ Ильдар Халиков не принял ультиматум.

Источник - портал e-Kazan.ru. Подробнее:
e-kazan.ru/news/show/29651.htm

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Чт мар 09, 2017 20:16 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
«Я себя виновным не считаю!»: что ФСБ и следователи «шьют» Роберту Мусину?
Владелец ТФБ отправился-таки в СИЗО №1 — пока по подозрению в хищении у ЦБ 3 млрд. рублей
«Все это время вел работу для того, чтобы можно было поправить положение банка», — ответил накануне на суде Роберт Мусин на подозрения СКР в мошенничестве. Задержанный, можно сказать, у трапа самолета из Москвы собственник потерпевшего крах Татфондбанка в итоге не отделался домашним арестом. Советский суд отправил его в камеру как минимум до 16 апреля — его дня рождения. О том, как сбылась мечта тысяч обозленных вкладчиков, — в репортаже «БИЗНЕС Online».

АРЕСТ В РЕЖИМЕ СПЕЦОПЕРАЦИИ

Минувшая пятница стала переломным днем в жизни бенефициара группы ТФБ Роберта Мусина. Рассвет он встречал в Москве — по всей вероятности, после бессонной ночи, проведенной в ЦБ, где утром вынесли приговор его детищу. Вечер застиг его на скамье подсудимых Советского райсуда Казани перед десятками фото- и видеокамер.

О том, что этот день, скорее всего, придет, его предупреждали давно. По данным источников «БИЗНЕС Online», не раз ему настоятельно советовали покинуть границы России, как это сделали немало других банкиров. Но он не без колебаний от бегства отказался и до последнего пытался чем-то заштопать дыру. Чуда не произошло. После того как стало ясно, что шансов на санацию больше нет, задержание Мусина было вопросом времени. А особое ускорение процессу придал президент РТ Рустам Минниханов, который на экстренном совещании с силовиками дал команду «привлечь к ответственности всех лиц, причастных к образованию кризиса в банковской сфере».

Корреспондент «БИЗНЕС Online» оказался в Советском районном суде уже в 16 часов — там, по нашим данным, должно было пройти заседание по избранию меры пресечения Мусину. В пятницу райсуд работает по сокращенному графику — до 15:45. Однако даже спустя полчаса после завершения рабочего дня двери режимного объекта не были закрыты, а охранники подтвердили — дежурный судья Алсу Шайхутдинова (в минувший четверг она отправила в СИЗО экс-заместителя Мусина, Сергея Мещанова) возвращается в срочном порядке, а в суд в ближайшее время должны поступить документы на некую важную персону. Журналистов на некоторое время все-таки выпроводили, но уже через 40 минут железные ворота распахнулись, и работники СМИ смогли еще три часа ожидать начала процесса в тепле.

В это время, как и писал «БИЗНЕС Online», следователи уже встречали Мусина в аэропорту Казани. Прямиком оттуда он был доставлен на допрос, где в присутствии адвокатов дал первые показания и услышал, в чем его подозревают.

ЦБ ПРИБЕРЕГ ИНФОРМАЦИЮ О ПРОБЛЕМАХ ТФБ К НАЧАЛУ АРЕСТА МУСИНА?

«Роберт Ренатович, почему ЦБ отозвал лицензию, несмотря на то, что ТАИФ был готов быть санатором?» — первым, что услышал Мусин в зале суда, оказался вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online». Вопрос, впрочем, остался без ответа.

Мусина доставили к заднему входу в районный суд примерно в половине девятого на микроавтобусе Volkswagen, принадлежащем СКР, который за воротами сторожил Mercedes без номеров. VIP-задержанному долго не давали покинуть автомобиль; опаздывали следователи, с задержкой пришел его адвокат, а главное — судья Шайхутдинова в спешном порядке знакомилась с объемными материалами дела.

Интересно, что ровно в 9 вечера, аккурат к началу процесса, информационное поле начали взрывать сообщения с брифинга руководства ЦБ: о «дыре» в ТФБ размером в 97 млрд. рублей, о необходимых для спасения 220 - 230 млрд. и т. д. По данным «БИЗНЕС Online», СМИ по договоренности выдали информацию с задержкой — неужели подгадывали под арест?

Наконец, лишь спустя полтора часа после того, как машина с Мусиным подъехала к зданию суда, его провели по лестнице зала в сопровождении не только судебных приставов, но и двух оперативников в масках, темных стеганых куртках Nike и светлых джинсах. На сей раз обошлось без Росгвардии, которую СК обычно подключает в таких случаях.

Когда журналистов наконец пустили в зал заседаний, Мусин, на вид крайне измотанный, сидел в компании своего защитника, уставившись стеклянным взглядом в жалюзи напротив. К слову, отстаивать позиции банкира взялся заведующий адвокатским бюро «Юридическая защита» Алексей Клюкин. Гораздо менее известный, чем, к примеру, адвокат зампредправления ТФБ Вадима Мерзлякова, который прибег к помощи известной в стране Ирины Хруновой — защитницы Pussy Riot и Михаила Ходорковского.

Еще одна деталь, бросающаяся в глаза, Мусин — и снова в отличие от его экс-подчиненных — сидел не в клетке за решеткой, а за одним столом со своим адвокатом. Эта разница сразу же дала новую пищу для слухов о том, что для столь крупной рыбы выберут более мягкую меру пресечения, а именно — домашний арест. Однако в итоге, видимо, осознавая настроения в обществе, исключения делать не стали.

Но и без того картина была впечатляющей. Мусин, пожалуй, самый высокопоставленный представитель истеблишмента Татарстана, когда-либо оказывавшийся на скамье подсудимых. Депутат Госсовета Татарстана, бывший министр финансов республики, бывший председатель совета директоров «АК БАРС» Банка и владелец империи, покрывавшей четверть всех банковских активов республики, плоти от плоти самой верхушки татарстанской элиты... С чем это сравнить? Для республики это все равно как если бы в масштабах России за решетку угодил Герман Греф, Андрей Костин, Алексей Кудрин... или Алексей Улюкаев.

ДЕЛО О МОШЕННИЧЕСТВЕ НА 3 МЛРД. ВОЗБУДИЛИ В ФСБ

В чем же фабула обвинения? Оказывается, уголовное дело, возбужденное по факту мошенничества, совершенного в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ) в ПАО «Татфондбанк» было возбуждено еще 16 февраля, об этом в суде рассказал представитель следствия, сотрудник следственного управления СКР по РТ Игорь Мухин. Первоначально его возбудили в ФСБ, и лишь вчера, 3 марта, постановление о возбуждении подписал глава СУ СКР по Татарстану Павел Николаев. То есть дело было передано в следственный комитет, а если точнее — в 4-й отдел по особо важным делам, который возглавляет Станислав Столяров.

«28 сентября неустановленные сотрудники ПАО ТФБ в целях незаконного привлечения кредита Банка России и последующего хищения денежных средств предоставили ЦБ РФ заведомо ложные и несоответствующие действительности сведения о наличии высоколиквидного актива, обеспеченного кредитными договорами с ПАО „Нижнекамскнефтехим“ от 16 июня 2016 года», — зачитала из материалов дела судья Шайхутдинова, добавив, что кредитный договор между ТФБ и ЦБ был заключен 17 сентября.

Кредит был одобрен, и средства — 3 млрд. 103 млн. 100 тыс. рублей — поступили на указанный счет. Однако, как считает следствие, кредитного договора с НКНХ на самом деле уже не существовало: в тот же день, 16 июня, обязательства были «переброшены» на плечи куда менее надежных доверителей — принадлежащее самому Мусину ООО «Новая нефтехимия» (1 млрд. 800 млн. рублей) и дружественное ему ООО «Сувар Девелопмент» (2 млрд. 200 млн. рублей). Иными словами, по версии следствия, произошел подлог: ЦБ выдавал деньги под первоклассный залог, а он оказался фиктивным.

«В результате преступных действий Мусина и неустановленных лиц ПАО ТФБ создало условия получения заранее невозвратных кредитов в сумме 3 миллиарда 103 миллиона 100 тысяч рублей, чем был принесен ущерб ЦБ России в особо крупном размере», — добавила из материалов дела Шайхутдинова.

В изложенной схеме, однако, не хватает некоторых деталей. Выдав 16 июня кредит «Нижекамскнефтехиму» на 3,1 млрд. рублей, Татфондбанк 19 июля объявил о привлечении субординированного депозита от другой структуры ТАИФа — «Казаньоргсинтеза». Для ТАИФа вся операция вроде бы не имела особого смысла — тут взял, там вложил. Зато Мусин убил сразу двух зайцев: и капитал увеличил, и деньги от ЦБ получил.

Другое дело, что теперь благородная помощь Татфондбанку может обернуться ТАИФу боком. 20 февраля, вскоре после возбуждения уголовного дела, ЦБ РФ подал иск к НКНХ, «Новой нефтехимии» и Татфондбанку, требуя признать договор переуступки долга недействительным. И если регулятору это удастся, то виртуальный долг на 3,1 млрд. рублей станет для ТАИФа реальным, а вот его суборд на 4 млрд. рублей сгорел безвозвратно.

Отметим, что вскоре, 22 февраля, СМИ облетела «утка» о предполагаемом аресте Мусина. Теперь эта информация выглядит иначе — уж не передумали ли тогда следователи?

«ЧТО ХОЧУ СКАЗАТЬ ВКЛАДЧИКАМ? НЕ КОММЕНТИРУЮ»

Но вернемся к судебному процессу. Следствие попросило суд отправить Мусина под стражу до 15 апреля, ходатайство поддержал и прокурор отдела по надзору за процессуальной деятельностью СУ СК по РТ Роберт Минигулов.

«Внимательно изучив заявленное ходатайство, мы так и не нашли ни одной объективной причины, которая могла бы послужить основанием об избрании моему подзащитному именно этой меры. Наличие каких-то материальных ресурсов, которые он мог бы использовать, чтобы воспрепятствовать следствию, не подтверждается», — парировал адвокат Клюкин, добавив, что его подзащитный ранее не судим, имеет ряд наград — от медали в честь 300-летия Санкт-Петербурга до медали ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Прежде всего защита Мусина апеллировала к тому, что преступление, в совершении которого подозревается банкир, из области предпринимательской деятельности, и такая мера пресечения, как арест, явно использоваться не может.

«Я себя виновным не считаю. В части меры пресечения могу сказать, что никуда я не скрывался и не собираюсь скрываться. Все это время находился здесь, вел работу для того, чтобы можно было поправить положение банка. В принципе, все...» — был крайне немногословен сам Мусин. Впрочем, добавить к своей сухой речи красок и реплик он мог в перерыве, пока судья избирал меру пресечения. Однако единственное, что услышали журналисты на вопрос о том, что Мусин хочет сказать вкладчикам, было: «Не комментирую».

В итоге после 25-минутного перерыва судья вынесла неутешительное для Мусина решение —заключение под стражу. Решение Шайхутдиновой было встречено редкими аплодисментами нескольких присутствующих вкладчиков — на этот раз они пришли уже без плакатов «Следующий Мусин?». Сам собственник ТФБ дождался вместе с адвокатом копии постановления суда и около полуночи по той же лестнице и с теми же сотрудниками в масках направился вниз, где его ждал автомобиль.

По данным «БИЗНЕС Online», Мусин будет пребывать в отремонтированном несколько месяцев назад СИЗО №1. Там же сидит сейчас его бывший зам Мещанов. Вместе им, возможно, предстоит провести разное время под стражей: срок заключения Мещанова заканчивается 2 апреля. Мусин же пробудет как минимум до 16 апреля — ровно до своего дня рождения.
Подробнее на «БИЗНЕС Online»:
.business-gazeta.ru/article/338903

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Чт мар 09, 2017 20:27 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Я.Широков
― Ладно. Перейдем к еще одной громкой теме. У нас сегодня в Казани пикет вкладчиков «Татфондбанка» прошел. А вообще, что, по-вашему, сейчас происходит с «Татфондбанком» и в, вообще, в банковской системе Татарстана?

С.Алексашенко
― Яков, помните вопрос: «Что у вас там с подводной лодкой?» — «Она утонула». А вот, что со «Татфондбанком»? Он обанкротился.

Я.Широков
― И кто в этом виноват?

С.Алексашенко
― Ну, как всегда, есть как минимум двое виновных. Первое: это собственники, менеджеры банка, которые, что называется, довели управление банком до такого состояния.

Второе: Центральный банк, у которого по закону и по Конституции есть функции банковского надзора, который именно в этом и состоит, чтобы не доводить дело до банкротства банка; смотреть, чтобы у банка всегда были деньги для расплаты с кредиторами, вкладчиками, чтобы толпы, сотни, тысячи людей не оставались без своих денег. В этом функции Центрального банка. И вот Центральный банк с этой функцией не справился.

Отдельно: был ли умысел у собственников и менеджером «Татфондбанка», понимали ли они, что воруют деньги или просто такое безответственное бизнес-управление: кредитование социально ответственных проектов, которые не имели никаких шансов на окупаемость? Я не знаю. Надо разбираться индивидуально с каждыми активами, якобы активами «Татфондбанка».

Но есть две виновные стороны, три… Смотрите, здесь просто появилось сообщение, что проблемы «Татфондбанка» Центральному банку были известны уже года назад. И уже год назад Центральный банк понимал, что это банк-банкрот, что у него капитала нет и, наоборот, есть даже и дыры. То есть дыра означает, что банк уже залез в деньги кредиторов и вкладчиков, то есть он уже им должен. Вот нулевой капитал – это когда у банка его привлеченные средства: вклады, депозиты, кредиты – равняются тому, что он выдал. То есть если он заберет у всех, кому дал и отдаст всем, у кого взял, то у банка ничего не останется — это нулевой капитал.

Вот уже год назад у «Татфондбанка» был отрицательный капитал. И целый год правительство Татарии, с которым Центральный банк вел почему-то переговоры, обещало: «Мы сейчас дадим денег». То есть третья сторона – это правительство Татарстана, которое говорило: «Мы сейчас будем этот банк спасать: мы дадим ему денег». Вот есть три стороны.

Но, скажем так, правительство Татарстана, — почему я не сразу его присоединил к этой организованной группировке – все-таки у него такая позиция: «То ли спасем, то ли не спасем, то ли деньги будут…». Юридических обязательств у правительства Татарстана не было, а вот у менеджеров и у собственников «Татфондбанка» и у Центрального банка тем более, конечно, были юридические обязательства, возложенные на них законом. У одних – вести бизнес разумно, обоснованно, а, во-вторых, выполнять функцию банковского надзора: контролировать банк.

Слушайте, это же второй по величине, судя по всему, пока – мы еще до конца не знаем — по размеру дыры в капитале банка, то есть за 100 миллиардов рублей. То есть у банка исчезло 100 миллиардов рублей. И Центральный банк сидел и спокойно думал: «А чего там с ним происходит? Ой, как интересно там все в Татарии развивается». Ну, и, конечно, когда второй по величине банк республики, крупного региона рушится, то, конечно, возникает огромное количество компаний, предприятий в первую очередь… То есть с людьми проще: основная масса вкладчиков, физических лиц, она получает компенсацию через агентства по страхования вкладов. А вот малый бизнес, средний бизнес, крупный бизнес – все теряют там свои деньги. Вот, что в Татарии.

Представляете, в Москве рухнул банк ВТБ – бум! – представляете, что начнется в Москве? Для Татарстана «Татфондбанк», конечно, может быть, не банк ВТБ, но что-то похожее. Это второй по величине. В Москве первый банк – «Сбербанк», второй – ВТБ. Вот представляете, ВТБ рухнул? Сколько компаний, сколько бизнесменов начнут быстро бегать, кричать, визжать, устраивать митинги. Вот, что произошло в Татарии.

Е.Канакова
― А как давно стало понятно, что «Татфондбанк» обречен?

С.Алексашенко
― Екатерина, минимум год назад. То есть уже год назад Центральный банк понимал, что там в банке дыра, что у него своих денег нет, что он уже растащил деньги кредиторов и вкладчиков.

Я.Широков
― Кстати, Дима из Питера напоминает: «Почему-то все забывают, что проблема татарских банков и казанских связана с проблемой банка «Пересвет».

С.Алексашенко
― Если это Дима не Дмитрий Анатольевич из Питера, то, я думаю, что не только с банком «Пересвет» связано. Я понимаю, что с банком «Пересвет» связано было, по-моему, миллиардов 10 рублей у «Татфондбанка» риска на банк «Пересвет». Но я напомню еще раз, что отрицательный капитал «Татфондбанка» превышает 100 миллиардов рублей. То есть там проблема в разы больше, в 20 раз, может быть, больше, чем то, что потерял «Татфондбанк» на банке «Пересвет».

Я.Широков
― Больше всего меня поразила реакция вкладчиков «Татфондбанка». Я такого не видел, по-моему, со времен краха «МММ» в Москве, чтобы люди выходили на митинги и довольно внушительные, вплоть до осады правительства Татарстана.

С.Алексашенко
― Я так понимаю, осада здания правительства, и, в конце концов, премьер пошел на переговоры. А что делать?

Я.Широков
― Неужели там все в таком отчаянном состоянии?

С.Алексашенко― Яков, представьте еще раз: банк ВТБ в Москве рухнул. Я думаю, что там не только Белый дом не устоит российский. Я думаю, что и Кремлю будет нелегко. И, возможно, с Рублевки кое-кто убежит, либо на вертолете улетит. Это абсолютно серьезно. Это очень крупное событие, это тяжелейшее событие. И, собственно говоря, я возвращаюсь: правительство Татарии очень долго обещало, что «мы решим эту проблему». И деньги «Татфондбанком» направлялись во многом по решению правительства Татарстана: туда-сюда, этому, сему… Все же понимали, что правительство управляет этим банком де-факто.
Е.Канакова
― А урегулировать ситуацию сейчас как-то удастся с вкладчиками? Какое решение проблемы? Вот сейчас вкладчики вышли на митинги. Что нужно сделать, чтобы удовлетворить их требования? Вообще, удастся ли удовлетворить их требования?

С.Алексашенко
― Екатерина, есть две возможности, выбирайте любую: кнут и пряник. Первое: всех разогнать дубинками и человек 20 осудить по «татфондбанковскому делу» – все остальные будут сидеть молча. Второе: всем заплатить за счет бюджета Татарии или федерального бюджета. Вот есть две крайности. И мы понимаем, что практика пройдет где-то посередине. Я не знаю, в каком объеме, но думаю, что больше — к первой функции. Но вряд ли у татарского правительства есть столько денег и не очень понимаю, почему федеральной правительство должно будет давать 100 с лишним миллиардов рублей для расплаты по обязательствам регионального банка. Но, скорей всего, думаю: либо дубинки, либо рассосется. Вот политика Казани, политика Москвы.

Я.Широков
― А как вы расцениваете высказывание – тот же Навальный говорил, еще ряд, скажем так, оппозиционных общественных деятелей, что, в принципе, эта вся проблема с банковской системой в Татарстане – это такая месть федерального центра Казани за то, что рыпалась, когда стали урезать перечисления?

С.Алексашенко
― Ой… Ну, Яков, я думаю, что ни Алексей, ни другие люди не знают реальных взаимоотношений между Москвой и Казанью, в том числе, политических и финансовых. Я думаю, это могло сыграть свою роль, но, скорей всего, расклад был немножечко другой. Когда выяснилась проблема, то, знаете, Татарстану, «Татфондбанку» немножечко не повезло. Эта проблема застала Центральный банк как перестройка на марше. Центральный банк уже отказался вроде бы от старой системы санирования, когда он просто давал кучу денег, за которую потом расплачивался бюджет. То есть санация всех этих банков в огромном количестве, куда полтора триллиона рублей ушло, — была очень простая схема: Центральный банк давал практически беспроцентный кредит, банки покупали у Минфина ОФЗ, получали свои 8, 9, 10 процентов годовых и замечательно жили после этого. У них было огромное количество денег.

Центральный банк сказал, что «все, мы больше так не работаем; будем делать по-новому, но как по-новому, он У них было огромное количество денег.

Центральный банк сказал, что «все, мы больше так не работаем; будем делать по-новому, но как по-новому, он не сказал. То есть новую схему до сих пор не придумали. Вот если бы там, условно, «Татфондбанк» рухнул на пару лет раньше, я думаю, точно попал бы в эту схему.

А второе: я думаю, что, когда стала выясняться проблема «Татфондбанка» — Татария регион-донор, регион богатый – шла торговля между Москвой там… не знаю – Минфин, Центральный банк, Белый дом – с Казанью о том, кто в какой пропорции даст денег. Вот давайте Казань даст половину или Казань даст 40% или 60% — не знаю. И вот, когда эти препирательства шли, проблема «Татфондбанка» все разрасталась, разрасталась, становилась все больше. И в конечном итоге, когда сумма зашкалила за 120, по-моему, миллиардов рублей, все поняли, что денег таких никто не готов давать: ни Татария своих 30 или 70 процентов (все равно худо-бедно несколько десятков миллиардов рублей, которых в татарском бюджете нету…). Просто, знаете, в определенной мере не повезло и долго торговались, кто в каких пропорциях должен давать деньги.

Е.Канакова
― Слушатель спрашивает: «Вам не кажется, что правительственные рецепты оздоровления экономики напоминают рецепт борща по-цыгански: украсть кастрюлю борща?»

С.Алексашенко
― Не знаю. Правительство же вроде как ни у кого ничего не украло. Я бы, вообще, сказал, что у правительства нет никаких особых рецептов спасения экономики, кроме красивых и где-то правильных слов. Ведь оно по большому счету ничего не делает.

Е.Канакова
― Бездействие – тоже действие, — вы же сказали.

С.Алексашенко
― Правильно, но это значит, ждут, что рассосется. То есть если политика правительства в том, чтобы ждать, что рассосется, то да, собственно, в этом и состоит политика правительства. Потому что антикризисная программа была еще какая-то в 2015 году, что-то перешло на 2016 года, а в 17-м году остались какие-то сельхозпроизводители, импортозамещение… У нас даже программу импортозамещения забыли, как-то про нее совсем ничего не слышно. Мне кажется, был единственно реально хороший инструмент в руках правительства, который, действительно, эффективно работал – субсидирование процентных ставок по ипотеке. И сказали: «Нет, слушайте, всё, хватит, больше не будем. Все в порядке».

Знаете, получается так, что достаточно было Росстату поменять методологию исчисления ВВП и из маленького минуса сделать маленький плюс и правительство: «А-а, слушайте, так все хорошо! Там можно же ничего не делать». Вот вся программа спасения экономики – это Росстат подкрутил методологию — и сразу все стало хорошо. Вот вы там думаете, что у вас хмуро за окном, а вы приедете в Гидрометцентр, а у них на окошке солнце нарисовано, говорят: «А у нас солнце».

echo.msk.ru/programs/personalnovash/1939610-echo/

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пт мар 10, 2017 1:10 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Олег Сысуев: Они думали, что вот такая безответственная жизнь будет продолжаться вечно. Нет, понимаете, это банки, которые вслед за Татфондбанком стали испытывать проблемы, они были с ним связаны. Ну, я не знаю, закончилась ли история с Пересветом - 77 - 2017-03-09 15:05:32
В эфире радиостанции «Эхо Москвы» – Олег Сысуев, бывший вице-премьер правительства РФ

09.03.2017

Д.ПЕЩИКОВА: 15 часов и 7 минут в Москве, Андрей Позняков, Дарья Пещикова, а персонально наш и ваш в этой студии бывший вице-премьер правительства России Олег Сысуев. Здравствуйте, Олег Николаевич.
....
А.ПОЗНЯКОВ: Продолжая банковскую тему. Что происходит с Татфондбанком? Мы огромное количество различных объяснений, разъяснений слышали и, конечно, разъяснение официальное о том, что там серьезные проблемы финансовые, что попытка санации была ошибкой, и даже предположение политолога Соловья о том, что вообще это политика.
О.СЫСУЕВ: Я не буду говорить только о Татфондбанке. Практически все случаи громкие последнего времени показали безответственное, а иногда и преступное отношение акционеров к собственным обязательствам, к собственным банкам. Вот, собственно, причина, в которую укладывается, как мне кажется, и Татфондбанк.
Кредитование своих аффилированных компаний без должного обеспечения, без должных гарантий возврата этих кредитов. Я думаю, что в немалой степени зачастую в проблемах банков виноваты и близость к государственным органам, которые рекомендовали, условно говоря, а в скобках приказывали участвовать в каких-то проектах не экономического свойства, а политического свойства. Это относится, кстати, к проблемам Внешэкономбанка, который, мы знаем, вынужден был заменить менеджмент и участвовал в проектах, которые, собственно, не окупаются и не окупились бы никогда. Вот, собственно, те причины, которые являются дальнейшим следствием того, что банки уходят с рынка.
Д.ПЕЩИКОВА: Ну вот смотрите, если говорить конкретно о Татарстане, там, ведь, не только с Татфондбанком сложности – там отозвали лицензии и у других финансово-кредитных организаций. И я видела (сразу несколько экспертов об этом говорили), видела такую точку зрения, что, в принципе, ситуация сложившаяся – она может подорвать доверие к региональным банкам не только в Татарстане.
О.СЫСУЕВ: А я думаю, что доверие к региональным банкам – оно, в общем-то, давно подорвано и оно имеет свои последствия (это доверие), потому что мы знаем, существует много протоколов государственных органов различной направленности и органов, которые занимаются гособоронзаказом, и органов, которые занимаются другими вещами государственными, они рекомендуют в своих документах не обслуживаться и не взаимодействовать с банками региональными, с мелкими банками. Да и есть, в принципе, ограничение законодательное с точки зрения существования на рынке – это размер капитала, отношение обязательств к капиталу и так далее, и так далее.
А.ПОЗНЯКОВ: Ну, уж Татфондбанк никак не назовешь мелким.
О.СЫСУЕВ: Ну, сейчас это даже не мелкий, это минус мелкий банк, да? Как оказалось. По размеру дыры, которая там вдруг неожиданно вскрылась. Впрочем, как и другие банки, которые уходили с рынка.
Я думаю, что... Еще раз повторяю, это безответственная модель поведения акционеров. Они думали, что вот такая безответственная жизнь будет продолжаться вечно.
Д.ПЕЩИКОВА: Ну а в принципе, смотрите, если говорить о региональных банках, насколько у них велики шансы на выживание по сравнению с федерального уровня банками? Они менее стабильны сами по себе?
О.СЫСУЕВ: Они всегда были зависимы от взаимодействия с местными властями. Региональными, значит, муниципальными властями. Уже, собственно, о муниципальных властях-то и муниципальных банках, которые были бы близки к муниципалитетам, мы вообще речи не ведем – их, по-моему, на рынке-то практически не осталось.
А банки, которые, в общем-то, зависели от региональных властей, их становится все меньше и меньше. Потому что, с одной стороны, ужесточились требования регулятора, с другой стороны, возможностей у региональных властей поддерживать эти банки на плаву стало гораздо меньше.
Д.ПЕЩИКОВА: Регионы как-то у нас менее самостоятельными становятся со временем.
О.СЫСУЕВ: Да, да. Да. И поэтому во многих регионах такие, опорные банки... Я не знаю, там, в Самарской области можно сказать банк "Солидарность" был очень большой, один из крупнейших региональных банков. Ушел с рынка. Ушел с рынка. Это же относится, видимо, и к банкам, где большое влияние было, скажем, властей Татарстана.
Д.ПЕЩИКОВА: То есть как будто бы происходит сейчас какое-то раскулачивание Татарстана, раз уж вы так связь эту приводите.
О.СЫСУЕВ: Нет, понимаете, это банки, которые вслед за Татфондбанком стали испытывать проблемы, они были с ним связаны. Они были с ним связаны, вот и все.
А.ПОЗНЯКОВ: Сейчас координационный комитет вкладчиков Татфондбанка и еще двух крупных банков Татарстана добивается от правительства обжалования отзыва лицензии. И возникает, естественно, вопрос в этой связи. С ним уже и премьер Татарстана общается на эту тему, и отчитывается перед всеми. Достаточно крупные вкладчики оказались, влиятельные – они собираются с Набиуллиной встречаться. Насколько это, в принципе, реально отменить решение Центробанка об отзыве лицензии?
О.СЫСУЕВ: Все зависит от предела упругости руководителей Центрального банка.
А.ПОЗНЯКОВ: А это вообще происходило когда бы то ни было?
О.СЫСУЕВ: Ну, я не знаю, закончилась ли история с Пересветом, с банком Пересвет.
А.ПОЗНЯКОВ: Ну, еще продолжается, насколько мы можем судить по сводкам.
О.СЫСУЕВ: Да, она продолжается. Но мы с очевидностью можем предположить, что там задействован очень серьезный лоббистский ресурс для того, чтобы спасти этот банк. Но как мне кажется, Центральный банк не готов за счет своих средств спасать эти финансовые институты. Мне кажется, что и наше правительство как Министерство финансов бюджет тоже не готовы компенсировать за счет регионального бюджета или за счет помощи региональному бюджету эти потери. Они предлагают варианты конвертации, так сказать, обязательств банка в его капитал за счет вкладчиков крупных, да? Вкладчики тоже не готовы брать на себя ответственность. Это просто дефицит ответственности, который был, который сейчас, по-моему, и продолжает присутствовать в виде того, что люди отказываются отвечать по обязательствам этого банка, а страдают кто? Простые вкладчики.
А.ПОЗНЯКОВ: Ну, страдает 35 тысяч юридических лиц, как приводят данные, тысячи сотрудников этих банков. Это же достаточно серьезная социальная проблема. Не должна разве республика Татарстан и Российская Федерация, не должны нести какую-то долю социальной ответственности за них?
О.СЫСУЕВ: Вот, мне кажется, что это абсолютно неправильная постановка вопроса. У нас и так государство достаточно патерналистское, чтобы еще, вот, нести долю социальной ответственности за тех, кто, собственно, собственным решением рисковал и вкладывал деньги, да?
Д.ПЕЩИКОВА: Но эти же банки все в системе страхования вкладов, по-моему.
О.СЫСУЕВ: Я об этом и говорю, что есть закон, который определяет верхнюю планку страхового покрытия и, пожалуйста, идите и получайте это страховое покрытие. Все.
А.ПОЗНЯКОВ: Сверх этого не получишь ничего, если дыра большая?
О.СЫСУЕВ: Да.
А.ПОЗНЯКОВ: Но разве... Подождите, вы только что говорили, что власти фактически указывали этому банку...
О.СЫСУЕВ: Я этого не говорил. Я предположил.
А.ПОЗНЯКОВ: Предполагали, да.
Д.ПЕЩИКОВА: То есть они могут быть связаны.
А.ПОЗНЯКОВ: Разве не должны власти нести ответственность за свои вот эти вот рекомендации, которые привели всем известно к чему?
О.СЫСУЕВ: Мне кажется, что акционеры должны были относиться к этим рекомендациям философски. Попробовал бы кто-то чего-то приказать, так сказать, Альфа-банку.
Д.ПЕЩИКОВА: А мы напомним, что вы с ним связаны.
О.СЫСУЕВ: Да.
Д.ПЕЩИКОВА: Все-таки.
О.СЫСУЕВ: Вот.

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пт мар 10, 2017 12:16 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
"Единая Россия" приостановила членство арестованного председателя правления Татфондбанка - 77 - 2017-03-10 08:54:56


"Единая Россия" приостановила членство арестованного председателя правления Татфондбанка

КАЗАНЬ, 10 мар /ПРАЙМ/, Ирина Дурницына. Партия "Единая Россия" приостановила членство в своих рядах председателя правления Татфондбанка (лицензия отозвана ЦБ 3 марта) Роберта Мусина, который арестован по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере, сообщила РИА Новости представитель регионального отделения партии Наталья Лукина.

"Членство приостановлено в соответствии с уставом "Единой России". Решение было принято на заседании казанского местного политсовета партии", - сказала Лукина. По информации собеседницы агентства, членство Мусина в "Единой России" приостановили до решения суда. "Если суд примет решение о невиновности Мусина, членство будет восстановлено, если он будет признан виновным, членство будет аннулировано", - уточнила она.

Советский районный суд Казани 3 марта избрал в отношении Мусина меру пресечения в виде заключения под стражу до 16 апреля. Следствие возбудило в отношении него уголовное дело по статье о мошенничестве в особо крупном размере. Сам Мусин заявил тогда, что себя виновным не считает и все делал, чтобы поправить положение банка.

По предварительной версии, в августе 2016 года сотрудники Татфондбанка с целью получения кредита и последующего хищения денежных средств предоставили в ЦБ РФ фиктивные сведения о наличии высоколиквидного актива, обеспеченного кредитными договорами с другими акционерными обществами. Впоследствии полученные кредитные денежные средства в размере более 3 миллиардов рублей, как считает следствие, были переведены на расчетные счета аффилированных организаций Татфондбанка.

Президент Татарстана Рустам Минниханов отмечал, что глубина проблем в банке по результатам проверки внешним управляющим оказалась значительно большей, чем следовало из информации руководства банка. Все меры по повышению финансовой устойчивости банка, переговоры с ЦБ РФ, поиск санатора результата не дали. В итоге ЦБ сначала ввел трехмесячный мораторий на удовлетворение требований кредиторов Татфондбанка и временную администрацию в лице Агентства по страхованию вкладов, а с 3 марта отозвал лицензию на осуществление банковских операций.

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пт мар 10, 2017 12:28 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Михаил Задорнов: "Я вас уверяю, что на банковском рынке ничего неожиданного не бывает. Если вы думаете, что на банковском рынке не знали, что у Татфондбанка много лет были большие проблемы, вы ошибаетесь. " - 77 - 2017-03-10 07:08:35


Михаил Задорнов: «Думаете, на банковском рынке не знали о проблемах ТФБ? Ошибаетесь...»

10.03.2017, БИЗНЕС online

Предправления ВТБ24 и бывший министров финансов РФ о том, почему регионам пора дать больше денег, а идея страхования счетов юрлиц вредна
«На банковском рынке ничего неожиданного не бывает», — говорит о проблемах финансового сектора Татарстана президент — председатель правления ВТБ24 Михаил Задорнов. В интервью «БИЗНЕС Online» он посочувствовал ЦБ РФ, которому приходится отзывать по 100 лицензий в год, встал на сторону Татарстана в споре о бюджетном федерализме, а также рассказал о своей дальнейшей судьбе после объединения банков ВТБ и ВТБ24.

........


— Перейдем к банковской сфере. Ваше мнение о жизнеспособности трехуровневой банковской системы, которую планируется ввести с 1 января 2018 года? Напомню нашим читателям, что ЦБ РФ планирует разделить банки на три категории: банки с базовой лицензией, универсальные банки и системно значимые банки. Нет ли у вас опасения, что малые банки будут непопулярны у населения и это приведет к их уходу с рынка?

— Нет. Клиенты из малых банков не уйдут. Как мы убедились, для человека важно, чтобы была государственная гарантия по вкладам. За последние два-три года на группу ВТБ пришлось порядка 40 процентов всех выплат застрахованных в АСВ средств вкладчиков. И мы наблюдаем, что некоторые люди по 6 - 7 раз оказываются в списках на выплаты. К сожалению, массовый вкладчик о рисках не думает — он ориентируется на самый высокий процент по вкладам.

А вот для предприятий ситуация другая. По замыслу ЦБ РФ, ряд операций, например, валютных, внешнеторговая деятельность банкам с ограниченной лицензией, будет недоступен. Для многих это станет поводом сменить банк. С другой стороны, есть целый ряд отраслей, для которых это не столь важно. Так что я думаю, что для каждой категории банков будут формироваться свои ниши и небольшие банки будут иметь право на жизнь.

— Может, вообще оставить три-пять госбанков, и все?

— Это неправильно. Вам же не придет в голову указывать, сколько должно быть в Казани парикмахерских? Регуляция происходит естественным образом — есть хорошее место, есть спрос — открыли парикмахерскую. Спроса нет — закрыли здесь, открыли в другом месте. Банковский бизнес — это такая же услуга, как любая другая.

— Ваше отношение к предлагаемой новой схеме санации банков — через «дочку» ЦБ РФ? Это более эффективная схема?

— Я думаю, это действительно более эффективная схема. Центробанк уже затратил огромные деньги на санацию банков. С 2014 года на эти цели он потратил уже более 1,2 триллиона рублей. Причем некоторым санаторам этих денег не хватает, и они просят добавить.

— Зачастую санаторы полученные от ЦБ РФ дешевые кредиты используют для затыкания собственных дыр, а не для спасения санируемого банка...

— Я бы не стал здесь всех санаторов обвинять, но очевидно, что ЦБ РФ считает, что если он сам будет входить в капитал банка, то, во-первых, будет более прозрачный контроль за деньгами, а во-вторых, денег потребуется меньше. Я считаю, что это верный подход, но его будет не так просто реализовать.

— Почему?

— Для этого ЦБ РФ надо будет иметь массу людей, способных войти в банки и их контролировать. Если это очень квалифицированные люди, то закономерный вопрос: почему они до сих пор не работают в банках? Правда, за последнюю пару лет произошло существенное сжатие рынка, и, может быть, сейчас легче будет найти какие-то кадры. Но, с другой стороны, кадры не должны быть запятнаны предыдущим негативным опытом. Так что это будет не сколько процедурная, сколько большая кадровая проблема.

— После крушения ТФБ под угрозой банкротства оказались тысячи небольших компаний. Нужно ли, по вашему мнению, страховать вклады юрлиц?

— Я категорически против этого. Отличие юрлиц от физлиц в том, что физлицам, среди которых есть много пожилых людей, сложно даже на сайте ЦБ РФ прочитать баланс банка, понять, что реально банк из себя представляет. А предприниматель на то и предприниматель, что все время имеет дело с рисками. Он должен понимать, куда направляет свои деньги — изучить баланс того банка, где хочет открыть счета, навести о нем справки.

Если вводить какую-то гарантию для вкладов юрлиц, то это будет очень большой моральный выбор: где провести границу страхования? Предприятие с миллионом рублей на счету или с 10 миллионами? А, может, со 100 миллионами? Эта граница будет очень искусственной. Это будет непростое решение, и для государства оно выльется в огромные дополнительные расходы и своего рода налог на здоровые банки — им опять придется скидываться в страховой фонд. Для вкладчиков же это приведет к дополнительному снижению ставки по депозитам. Сейчас мы платим АСВ уже 0,6 процента от суммы привлеченных депозитов в год. Ни у кого не должно быть иллюзий: мы эту сумму просто недоплачиваем по вкладам нашим же вкладчикам.

— Но могут ли предприниматели достоверно определить устойчивость банка по его отчетности? У многих банков до самого последнего момента все показатели в норме, они проходят проверки ЦБ РФ, а через несколько месяцев происходит крах. Потом отчеты оказываются поддельными.

— Я вас уверяю, что на банковском рынке ничего неожиданного не бывает. Если вы думаете, что на банковском рынке не знали, что у Татфондбанка много лет были большие проблемы, вы ошибаетесь.

— А куда регулятор смотрел?

— Это вопрос не к нам, а к регулятору. Видимо, у него есть свои приоритеты. Надо ему тоже посочувствовать, когда отзывается по 100 лицензий в год — это довольно тяжелый процесс.

— Понятно, что процесс слияния банков ВТБ и ВТБ24, который должен завершиться к концу 2017 года, потребует каких-то организационных решений. Удовлетворите наше любопытство: кто в Татарстане возглавит объединенный банк и какова ваша дальнейшая судьба? Вы останетесь внутри группы ВТБ?

— Я, безусловно, останусь в структуре ВТБ. А что касается регионального руководства банка, по каждому региону мы выберем сильнейших, и уже к концу первого полугодия решение будет принято. Но процесс будет идти постепенно: сначала мы определим кандидатуры корпоративного и розничного управляющих в Татарстане и затем начнем постепенно формировать из них объединенную команду. Это будет сделано поэтапно. Мы не в первый раз проводим интеграцию банковских структур и постараемся это сделать так, чтобы для самих клиентов она прошла незаметно, чтобы клиенты совсем не почувствовали изменений — остались те же самые счета, офисы и банкоматы, которых станет больше. Только позитив с точки зрения расширения банковской сети.

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Сб мар 11, 2017 5:15 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Порядка 1,77 тыс. граждан передали в доверительное управление средства на 2,4 млрд рублей дочерней структуре Татфондбанка - инвестиционной компании "ТФБ Финанс", 98% этих средств были вложены в облигации самого банка, сообщили агентству "Интерфакс" в прес - 77 - 2017-03-10 14:12:46


9 марта. Interfax - Порядка 1,77 тыс. граждан передали в доверительное управление средства на 2,4 млрд рублей дочерней структуре Татфондбанка - инвестиционной компании "ТФБ Финанс", 98% этих средств были вложены в облигации самого банка, сообщили агентству "Интерфакс" в пресс-службе Банка России.

В четверг регулятор аннулировал лицензии профучастника рынка ценных бумаг ООО "Инвестиционная компания "ТФБ Финанс". В срок до 9 сентября компания должна обеспечить возврат имущества клиентам.

"Вопрос классификации действий руководства "ТФБ Финанс" относится к компетенции правоохранительных органов в рамках рассмотрения заявлений физических лиц - клиентов "ТФБ Финанс". Клиенты, заключившие договор доверительного управления с "ТФБ Финанс", вправе обратиться в суд с заявлением о признании заключенного договора недействительным на основании Гражданского кодекса РФ. Согласно имеющейся информации, органами прокуратуры Казани в суд поданы иски о нарушении прав ряда вкладчиков Татфондбанка посредством введения в заблуждение относительно рисков, связанных с вложениями в "ТФБ Финанс". По оперативной информации временной администрации, порядка 98% средств, привлеченных от населения в "ТФБ Финанс", были вложены в облигации Татфондбанка", - сообщили в Банке России.

По данным временной администрации, около 400 физических лиц, вложивших средства в "ТФБ Финанс", в преддверии введения в Татфондбанк временной администрации АСВ, инициировали расторжение договоров инвестирования с "ТФБ Финанс". Однако компания не вернула им деньги из-за проблем с ликвидностью у Татфондбанка.

Вопрос возврата активов клиентам, которые остались в доверительном управлении, будет являться предметом судебных разбирательств.

В настоящее время временная администрация проводит инвентаризацию имущества и обязательств компании "ТФБ Финанс".

В ЦБ подчеркнули, что регулятор рекомендовал банкам уделять более пристальное внимание информированию своих клиентов о возможных рисках, связанных с инвестированием средств в финансовые инструменты, и надеется, что необходимые меры будут предприняты банками в самое ближайшее время.

В настоящее время Банк России разрабатывает модель поведенческого надзора в сфере защиты прав потребителей финансовых услуг, позволяющую акцентировать внимание на деятельности поднадзорных организаций в части соблюдения правил их взаимодействия с клиентами, соответствия параметров продукта требованиям закона и регулирования, а также оказания некорректного влияния на решения клиентов.

Особое место в рамках этой модели надзора занимает превентивный надзор, направленный на предотвращение нарушения прав и законных интересов потребителей финансовых услуг на основании ранее выявленных рисков или нарушений. Таким образом, новая составляющая надзора должна будет способствовать повышению удовлетворенности потребителей качеством предоставляемых услуг и качеством взаимодействия с финансовыми организациями и, как следствие, повышению доверия граждан к финансовой системе в целом.

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Сб мар 11, 2017 5:19 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Татарстан намерен обратиться в ЦБ РФ с просьбой применить механизм урегулирования обязательств Татфондбанка и его партнера - Интехбанка, перед физическими лицами, чей объем вкладов превышает объем страховой компенсации - 77 - 2017-03-10 14:26:07


Татарстан попросит ЦБ применить механизм урегулирования обязательств Татфондбанка перед физлицами

Казань. 10 марта. ИНТЕРФАКС - Татарстан намерен обратиться в ЦБ РФ с просьбой применить механизм урегулирования обязательств Татфондбанка (MOEX: TATF) и его партнера - Интехбанка, перед физическими лицами, чей объем вкладов превышает объем страховой компенсации.

"Сегодня подготовлены обращения президента республики в адрес председателя Центрального банка о возможности применения данной схемы в отношении вышеназванных банков (Татфондбанка и Интехбанка - ИФ), у которых была отозвана лицензия", - сообщил министр экономики Татарстана Артем Здунов на пресс-конференции в пятницу.

По его словам, механизм предполагает передачу обязательств перед физическими лицами в другой банк вместе с активами банка, у которого была отозвана лицензия.

"Она рабочая, но при этом большое значение имеет конкурсная масса, которая образуется при ликвидации банков. Это принципиальное значение имеет", - сказал А.Здунов.

Ранее президент Татарстана Рустам Минниханов сообщал, что обжаловать решение ЦБ РФ об отзыве лицензии Татфондбанка нет смысла. Он полагает, что необходимо эффективно реализовать активы банка, чтобы "максимальному количеству физических лиц были выплачены средства".

По данным Р.Минниханова, общая сумма вкладов в Татфондбанке и Интехбанке, превышающая застрахованный лимит в 1,4 млн рублей, оценивается в 20 млрд рублей.

ЦБ 3 марта лишил лицензии Татфондбанк и Интехбанк (деятельность обоих банков связывают с экс-главой Татфондбанка Робертом Мусиным, подозреваемым следствием в мошенничестве в особо крупном размере). "Дыра" в капитале (отрицательная разница между активами и обязательствами) Татфондбанка оценивалась ЦБ в 97 млрд рублей, его санация могла бы обойтись минимум в 220-230 млрд рублей. Объем "дыры" в капитале Интехбанка составляет 14 млрд рублей.

Объем страховых выплат вкладчикам Татфондбанка оценивается в 54 млрд рублей.

ЦБ в 2015 году опробовал схему урегулирования обязательств банков с отозванной лицензией на Пробизнесбанке и Нота-банке, передав часть их активов и обязательств другим банкам (под обязательствами подразумеваются только вклады физлиц). Таким образом, бывшие вкладчики этих банков возобновили доступ к средствам на счете в банке-приобретателе.

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пн мар 13, 2017 0:37 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Как Роберт Мусин мечтал уйти из Татфондбанка и стать венчурным капиталистом
07:00, 10.03.2017
Сюжет: Банковский кризис в РТ

Летом 2016 года Роберт Мусин был полон надежд и идей. В беседе с корреспондентом «Реального времени» он порассуждал, почему банки не могут существовать без IT-технологий, рассказал о молодых советниках, которым по 25—27 лет и сожалел, что «умер» «Пробизнесбанк». Интервью было подготовлено, но начавшиеся проблемы банка не дали возможности опубликовать его. На фоне противоречивой информации о председателе правления Татфондбанка редакция посчитала нужным представить его вниманию читателя.
«СЕЙЧАС МЫ РАБОТАЕМ НАД СОЗДАНИЕМ КОМПАНИИ «ТФБ-ТЕХНОЛОГИИ»
— Роберт Ренатович, какие направления деятельности будут для Татфондбанка основными в ближайшие годы?
— Вы знаете, что «ТФБ Холдинг» — это группа банков, не только Татфондбанк, а еще «Тимер банк», «Радиотехбанк». Мы развиваем исламский банкинг. В рамках заседания Группы стратегического видения «Россия — исламский мир» 27 мая 2016 года был подписан Меморандум о взаимопонимании между ПАО «Татфондбанк» и Группой Исламского банка развития. На сегодня такие соглашения в России, помимо Татфондбанка, подписали только Сбербанк и Внешэкономбанк. А ранее, 24 марта 2016-го, при совместной работе Татфондбанка и «Татагропромбанка» в Казани был открыт первый в России Центр партнерского банкинга.
У нас разработана подробная дорожная карта этого проекта. Почему мы назвали его «партнерский банкинг»? Потому что финансовые услуги, основанные на канонах исламского банкинга, могут использовать и православные христиане. Оценят эти возможности и малый, и средний бизнес. Ведь деньги в партнерском банкинге даются не под проценты, а в обмен на участие в проекте. И это действительно партнерские отношения, когда банк не просто «стрижет» проценты с кредита и ему не все равно, как живет клиент. Здесь банку важно его развитие и успешность. А бизнесмену не надо каждый месяц изыскивать средства на выплату процентов. Это более честные взаимоотношения.
— Можно говорить, что это направление развития для банка главное?
— Скорее, одно из основных. Мы живем в ХXI веке. Банки не могут существовать без IT-технологий. В конце XX века классический банкинг строился так: 20% доходов приходилось на головной офис, 80% получали от продаж в банковской сети. Но все меняется. Сейчас мы работаем над созданием компании «ТФБ-технологии». Чем она будет заниматься? В Казани у банковской группы Татфондбанка открыто 36 точек продаж. По нашим расчетам и в соответствии с нашими бизнес-технологиями, на 200 тыс. человек населения требуется всего одна точка продаж банковских продуктов и услуг. То есть на 1 млн 200 тыс. жителей Казани нужно всего 6 таких точек.
«Я ХОЧУ ПЕРЕВЕСТИ НА АУТСОРСИНГ ГОЛОВНОЙ ОФИС»
— В чем новаторство и IT-технологии?
— За счет использования современных IT-технологий мы придем к тому, что обслуживать 400 тыс. жителей будет всего одна такая точка. И вместо 36 точек продаж в Казани будет действовать всего три. В каждой точке будет работать 15 человек. И они будут обеспечивать качественный уровень обслуживания.
— Когда Татфондбанк планирует выйти на подобный уровень работы с клиентами?
— Мы ставим перед собой задачу достигнуть такого уровня к 2018 году.
— Это серьезная модернизация, как при этом изменится система работы банка?
— Я хочу перевести на аутсорсинг головной офис. Допустим, сейчас в департаменте по персоналу работает порядка 100 человек. Они разрабатывают систему тарифов, окладов, мотивации и обучения сотрудников. Все эти функции можно передать на аутсорсинг. Сегодня, живя в России, можно легко проходить обучение в Америке. Этот процесс начался с высшего образования. Подобные технологии мы уже применяем в банке, к примеру, когда проводим совещание по видеоконференцсвязи. Сотрудникам из офисов банка в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде или в Новосибирске не нужно приезжать в Казань, чтобы обсудить какие-то вопросы.
— Помимо перевода части служб банка на аутсорсинг и создания высокоэффективных точек продаж банковских услуг, какими еще задачами будет заниматься компания «ТФБ-технологии»?
— Мы создаем компьютерную программу по автоматизированной выдаче кредитов или кредитных карт. Такая программа может анализировать уровень дохода и надежность заемщика и принимать решение о выдаче кредита. К ее преимуществам можно отнести отсутствие человеческого фактора, а, значит, возможность ошибок будет минимизирована. Там нет человеческой усталости или коррупции. А коррупцию я считаю одной из главных проблем России. И если мы хотим, чтобы 145 млн россиян жили хорошо, надо решить эту проблему.
«НА САМОМ ДЕЛЕ В МИРЕ ДЕНЬГИ ЕСТЬ»
— Вы очень прогрессивный и современный руководитель…
— Этот мир не стоит на месте, он двигается. Уже сегодня у меня есть советники, которые работают в разных странах мира. Это молодые девчонки и мальчишки, которым по 25—27 лет. Вы могли не заметить, но недавно «умер» «Пробизнесбанк» российской финансовой группы «Лайф». Это был единственный банк, к офису которого приходили тысячи людей с цветами, в том числе представители малого и среднего бизнеса. Они обращались в Центробанк с вопросом: «Зачем вы «убили» банк?» Сейчас эта финансовая группа размещена в Сингапуре, и я ними сотрудничаю, потому что это действительно прогрессивные ребята, которые помогают мне с реализацией проектов.
— А с Тиньковым вы не работаете? Его банк тоже считается очень продвинутым.
— Нет, не работаю. Но считаю его действительно продвинутым, как и владельца «Русского стандарта» Рустема Тарико. Они сделали несколько интересных проектов. Причем Рустем Тарико — татарин, родом из Мензелинска. Что касается возможностей сотрудничества с ними, жизнь покажет.
— Когда вы инвестируете в проект на правах партнера, а не кредитора, вы разделяете риски с вашим клиентом. Получается, это венчурные проекты?
— Нет, я бы скорее провел тут аналогию с Фондом прямых инвестиций, когда мы покупаем пакет акций компании. Венчур — это немного другие риски и технологии. Но венчурным финансированием мы тоже занимаемся. «ТФБ Холдинг» работает с научными организациями из Японии, Германии. И японские компании работают с 30-летними разработчиками робототехники из Татарстана. Представляете, каков должен быть их уровень, чтобы крупнейшие мировые разработчики робототехники захотели с ними общаться! Причем они сами готовы финансировать эти проекты, потому что ведущие японские корпорации не в состоянии создать такие технологии и разработки, как люди из Татарстана. Для меня самого это было удивительно.
На самом деле в мире деньги есть. Но надо знать, куда их грамотно вложить, чтобы проект развивался и давал отдачу. И надо верить: люди, которые этим занимаются, должны верить, что Россия — великая страна.
Источник :
m.realnoevremya.ru/articles/58528-robert-musin-mechtal-uyti-iz-tatfondbanka?_url=%2Farticles%2F58528-robert-musin-mechtal-uyti-iz-tatfondbanka&utm_source=desktop&utm_medium=redirect&utm_campaign=mobile#from_desktop

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пн мар 13, 2017 3:37 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Федеральный Центр пожинает первые плоды регионального раскулачивания
Версия для печати
Добавить в избранное
Обсудить на форуме
Банковский кризис в России может перерасти в политическое противостояние

Крах Татфондбанка, входившего в топ-50 кредитных организаций, – вовсе не локальная проблема. Это новое доказательство того, что банковский кризис в России продолжается, причем Центробанк, судя по всему, решить эту проблему не может или не хочет. Татарстан продемонстрировал, что региональные финансовые проблемы легко могут перерасти в политические протесты. Пострадавшие клиенты Татфондбанка уже требуют отставки местного правительства. У республиканских властей при этом давно есть повод переложить ответственность на федеральный уровень. Глава республики Рустам Минниханов ранее уже называл политику федерального Центра по отношению к регионам-донорам раскулачиванием и предупреждал о последствиях.

На выходных в Казани продолжились протесты граждан, пострадавших из-за банкротства Татфондбанка. В субботу прошел новый пикет, в котором, по официальной информации, приняло участие около 400 человек. Среди них были представители юридических лиц, физлица, клиенты, средства которых находятся в доверительном управлении дочерней структуры Татфондбанка – «ТФБ-Финанс», так называемые превышенцы, чьи вклады превышают размер страховой суммы (1,4 млн руб.).

Как передает ТАСС, по итогам пикета было выдвинуто требование вернуть вкладчикам деньги. Протестующие планируют направить письмо с этим требованием федеральному руководству. По данным других источников, среди требований была отставка республиканского правительства. К отставке местных властей протестующие призывают не первый раз. Например, такие требования уже выдвигались на прошлом пикете 7 марта.

А еще раньше, 4 марта, около здания местного правительства прошел несанкционированный митинг вкладчиков Татфондбанка, получивший в некоторых СМИ название «штурм кабмина», потому что протестующие хотели передать свои требования Минниханову, однако сначала их отказывались пропускать, а затем впустили лишь несколько представителей. После пикетов происходили задержания некоторых наиболее активных участников.

Следующая акция протеста запланирована на 18 марта. Причем, как сообщают протестующие, координационный комитет вкладчиков собирается направить представителей в том числе в Москву, на Красную площадь, чтобы привлечь внимание президента РФ.

Напомним, Центробанк отозвал лицензию у Татфондбанка 3 марта 2017 года. До этого, в декабре 2016-го, ЦБ уже вводил в банке временную администрацию. Сначала руководство республики надеялось, что регулятор проведет санацию Татфондбанка. Однако в итоге регулятор решил поступить иначе.

Как сообщал первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин, уже в мае 2016 года Татфондбанк был в тяжелом финансовом положении. «Мы находились в постоянных переговорах с руководством банка и его акционерами», – пояснил Тулин. Но до конца ноября собственники банка не признавали наличие столь масштабных проблем, уточняет он.

Зампред ЦБ Ольга Полякова утверждала, что все проблемы банка заключались в его бизнес-модели: это была модель, ориентированная на кредитование бизнеса совладельца и экс-главы банка Роберта Мусина. (Он среди прочего был депутатом Госсовета Татарстана и членом партии «Единая Россия». В начале марта Мусина арестовали, партия «Единая Россия» приостановила его членство.)

По словам Поляковой, 65% кредитного портфеля составляли кредиты, связанные с бизнесом собственника, причем «основная часть заемщиков находится в состоянии банкротства». В итоге, по данным Центробанка, дыра в капитале Татфондбанка на 1 февраля 2017 года составляла 96,7 млрд руб. Спасение банка могло обойтись в 220–230 млрд руб. В ЦБ пришли к выводу, что проводить санацию экономически нецелесообразно.

На прошлой неделе сообщалось, что клиенты Татфондбанка уже получили около 53 млрд руб. страховых выплат, то есть 97,3% от той суммы, которую должно обеспечивать Агентство по страхованию вкладов (АСВ). Однако по состоянию на 27 февраля 2017 года общий размер вкладов в банке составлял 68,8 млрд руб., уточняет АСВ. Проблема в том, что не все эти средства можно компенсировать. В частности, не страхуются счета малого и среднего бизнеса, не возвращается та часть вкладов, которая превышает 1,4 млн руб.

Раньше финансовые власти были более сговорчивыми. Например, в 2013–2015 годах на поддержку и чистку банковского сектора власти РФ потратили, по подсчетам агентства Fitch, около 3,3 трлн руб. – это без учета поддержки ликвидностью (см. «НГ» от 15.09.16). Еще раньше регулятор проводил санацию Банка Москвы. АСВ давало этому банку из средств Центробанка заем на 295 млрд руб. по ставке 0,51% годовых на срок 10 лет, 100 млрд руб. выделял ВТБ. Затем Банк Москвы был поглощен группой ВТБ.

Татфондбанк был вторым крупнейшим банком Татарстана, он занимал 42-е место в банковской системе РФ, частично его активами владело республиканское правительство. Но в этом случае Центробанк оказался не готов тратить сотни миллиардов рублей на спасение.

Ранее в эфире «Эха Москвы» бывший первый зампред ЦБ Сергей Алексашенко отметил, что в обвале Татфондбанка виноваты три стороны. Во-первых, собственники, менеджеры банка, которые довели его до такого состояния. Во-вторых, Центробанк, у которого, как говорит Алексашенко, «по закону и по Конституции есть функции банковского надзора»: он не должен был допускать банкротства, считает экономист. В-третьих, правительство Татарстана, которое как будто тоже обещало помочь банку.

Как считает Алексашенко, крах Татфондбанка – это для Татарстана то же самое, что для Москвы банкротство ВТБ: «Представляете, ВТБ рухнул? Сколько компаний, бизнесменов начнут быстро бегать, кричать, устраивать митинги».

Пока пострадавшие клиенты банка обвиняют местную власть, не исключено, что само местное правительство вскоре тоже может переложить ответственность – на уровень выше. Тем более такие попытки уже предпринимались. Недавно именно Татарстан стал одним из тех регионов, которые открыто выступили против политики федерального Центра.

Минниханов жаловался, что Центр пытается решить проблемы большинства регионов страны за счет буквально нескольких регионов-доноров. «Весь заработок за следующий год, если мы хорошо поработаем, уйдет на покрытие того, что у нас изъяли, – говорил он в конце 2016-го. – А у нас же тоже люди живут и работают, мы же создаем добавленную стоимость, мы платим налоги, строим новые предприятия, создаем рабочие места». Минниханов сравнивал происходящее с раскулачиванием и предупреждал о плачевных последствиях такой политики.

Кроме Татарстана затем подали голос и другие регионы-доноры – на Гайдаровском форуме в начале 2017 года. «Не дай бог, вы добьетесь резкого роста бюджетных доходов, вы сразу вылетаете из всех программ поддержки, которые используются для дотационных регионов, и получаете заоблачное софинансирование адресных программ», – приводили СМИ слова губернатора Калужской области Анатолия Артамонова.

Как следует из рассуждений Алексашенко, средства Татфондбанка во многом тратились по решению местного правительства, и, видимо, между руководством республики и Москвой шел торг, кто в какой пропорции поддержит кредитную организацию. Торг, похоже, шел слишком долго, потому что ситуация полностью вышла из-под контроля.

Мнения опрошенных «НГ» экспертов о том, кто виноват, разделились. «Обвинить Центробанк в том, что он недосмотрел и не смог предотвратить столь болезненного банкротства, сложно. ЦБ активно участвовал в поиске санатора для Татфондбанка и даже рассматривал вопрос о выделении на оздоровление организации 80 млрд руб., но в случае с Татфондбанком, дыра в капитале которого составляла более 95 млрд руб., изменить что-либо только силами Центробанка было уже сложно», – считает аналитик компании «Солид Менеджмент» Сергей Звенигородский.

При этом, как замечает аналитик компании «Алор Брокер» Алексей Антонов, протестующие сами не понимают, о чем просят: «Чтобы осуществить выплаты вкладчикам в полном объеме, придется задействовать бюджет республики, то есть фактически платить одним гражданам за счет других. Не факт, что в бюджете республики найдется достаточно средств для того, чтобы закрыть дыру».

В то же время эксперт признает, что опасным последствием краха Татфондбанка может стать банкротство юридических лиц, державших в нем счета: «Это повлияет на экономический рост в республике».

В свою очередь, директор Института актуальной экономики Никита Исаев полагает, что ответственность лежит в том числе на ведомстве Эльвиры Набиуллиной, ведь ЦБ должен был вовремя выявлять перекосы. При этом эксперт считает, что происходящее уместно называть не столько банковским кризисом, сколько целенаправленной политикой зачистки рынка. «Каждый новый отзыв лицензии ведет к притоку клиентов в крупнейшие российские банки с госучастием», – поясняет Исаев.

В то же время трудно назвать нормальной ситуацию, когда ЦБ вынужден лишать лицензий примерно по 100 банков в год. Наоборот, это признак как раз разбалансировки системы. Ранее глава Сбербанка Герман Греф уже называл происходящее масштабнейшим банковским кризисом. Одна из причин для такого вывода: «Мы видим, с какими темпами Центробанку приходится очищать сектор от огромного количества банков, которые таковыми фактически не являются».

.ng.ru/economics/2017-03-13/1_6946_tatbank.html

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пн мар 13, 2017 3:46 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
В субботу в Татарстане прошли задержания лидеров инициативной группы клиентов Татфондбанка и Интехбанка. В казанский отдел полиции «Вишневский» были доставлены Александра Юманова и Марсель Шамсутдинов, которым вменили организацию несанкционированной акции 4 марта, когда вкладчики и клиенты банков пришли к зданию правительства Татарстана, чтобы вручить ультиматум властям республики. Во многих СМИ это событие было названо «штурмом Кабмина». Ожидается, что суд рассмотрит административные дела активистов в понедельник. Между тем протестная активность клиентов банков усиливается. Прошедший в субботу пикет в парке Петрова собрал, по данным полиции, 400 человек. По данным организаторов – до 1 тыс. участников. Они требовали отставки руководства республики.

Один из лидеров инициативной группы клиентов Татфондбанка и Интехбанка Марсель Шамсутдинов (возглавляет в Татарстане отделение ПАРНАС) рассказал «Ъ-Казань», что был задержан полицейскими утром в больнице в поселке Васильево Зеленодольского района, где проходил процедуры. Правоохранители отвезли его на машине в Казань в отдел полиции «Вишневский». На него был составлен протокол о привлечении к административной ответственности по ч.1 ст.20.2.2 КоАП (организация массового одновременного пребывания граждан в общественных местах, повлекших нарушение общественного порядка). В протоколе сказано, что 4 марта в 9:40 «в составе большой группы» господин Шамсутдинов участвовал «в массовом одновременном пребывании граждан примерно 100-150 человек у входа в здание Кабинета министров РТ». Как считают полицейские, это «повлекло нарушение общественного порядка». В частности, собравшиеся препятствовали «свободному доступу граждан в здание социальной инфраструктуры», к которому полиция относит Дом правительства республики.

Лидер Союза пострадавших клиентов банков Александра Юманова была задержана после 13:00 на согласованном с властями пикете в парке Петрова без объяснения причин. Полицейские подошли к ней в конце мероприятия, когда разошлись журналисты и большинство участников пикета. В ОП «Вишневский» на нее также был составлен административный протокол за организацию несанкционированного собрания граждан. И госпожа Юманова, и Марсель Шамсутдинов были отпущены полицейскими. Однако они расписались под обязательством явиться в полицию в понедельник утром. Ожидается, что правоохранители доставят их в суд (в субботу после 13:00 суды уже не работали).

Напомним, речь идет о событиях, произошедших на следующий день после отзыва 3 марта Центробанком лицензии у трех татарстанских банков, в том числе у второго по величине банка республики — Татфондбанка. Утром 4 марта порядка 200 пострадавших клиентов банков (юридические лица и граждане, чьи средства не подлежат страхованию) собрались в Торгово-промышленной палате Татарстана, где выдвинули ультиматум руководству республики. Они потребовали опротестовать решение ЦБ и в полном размере компенсировать их потери за счет группы ТАИФ и госкомпаний Татарстана. Пострадавшие клиенты решили передать свои требования лично президенту республики Рустама Минниханову – они пошли к зданию Кабинета министров, однако внутрь их не пустила полиция. Граждане стали кричать «Позор! Воры! Верните наши деньги!» В итоге в здание правительства были допущены четверо, в том числе Марсель Шамсутдинов, Александра Юманова и глава трудовой партии в республике Иван Климов. Они передали требования вкладчиков премьер-министру Татарстана Ильдару Халикову, который возглавлял совет директоров Татфондбанка.

Это событие многие местные и федеральные СМИ назвали «штурмом Кабмина». При этом в МВД по Татарстану ранее заявляли, что не имеют претензий к собравшимся у правительства. Однако позднее заместитель прокурора Татарстана Марат Долгов предостерег вкладчиков пострадавших банков от «каких-либо незаконных действий и излишнего раскачивания ситуации». «Всем незаконным действиям будет дана правовая оценка», - обещал он.

Лидеры пострадавших клиентов не согласны с обвинениями в организации незаконной акции. «Составили протокол за то, что мы собрались у здания Кабинета министров Татарстана. Якобы мы мешали проходу граждан в правительство. Но это неправда, мы никому не мешали, никого за руки не хватали», - сказал «Ъ-Казань» Марсель Шамсутдинов. Он называет события 4 марта «прогулкой». Клиенты банков намерены в понедельник приехать в Вахитовский райсуд, чтобы поддержать своих лидеров. При этом в 14:00 в этот день у пострадавших вкладчиков должна состояться встреча с Ильдаром Халиковым. Напомним, в прошлый понедельник власти отказались выполнять требования ультиматума пострадавших клиентов, однако обещали им «регулярно встречаться».

В МВД заявляют, что не задерживали лидеров пострадавших клиентов, а только «доставили» их в отдел полиции.

Между тем протесты обманутых вкладчиков усиливаются. Если пикет во вторник собрал едва ли 200 человек, то в субботу на акцию в парке Петрова, только по данным полиции, пришло около 400 человек. Организаторы заявляют, что было от 800 до 1 тыс. участников. Среди плакатов были следующие лозунги: «Минниханова и Халикова – в отставку за утрату доверия!», «Халикова под суд! Его место рядом с Мусиным», «ТатФОРБС, верни деньги», «Руководству Татарстана – орден "За уничтожение малого бизнеса и банкротство населения"». Участники акции начали сбор заявлений в адрес СКР и ФСБ с просьбой привлечь господина Халикова к уголовной ответственности, полагая, что он как глава совета директоров Татфондбанка мог совершить «действия, повлекшие причинение кредиторам ПАО "Татфондбанк" имущественного ущерба в особо крупном размере». Также протестующие подписывали обращение к депутатам Госсовета с требованием провести парламентское расследование краха банков и письма к Владимиру Путину с просьбой «принять меры по урегулированию сложившейся ситуации в республике Татарстан» и «отрешить от должности президента Татарстана Р.Н. Минниханова».

.kommersant.ru/doc/3240450

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пн мар 13, 2017 22:19 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Вахитовский районный суд Казани в понедельник принял решение оштрафовать на 10 тысяч рублей члена инициативной группы пострадавших клиентов Татфондбанка и Интехбанка Марселя Шамсутдинова за участие в несанкционированном массовом мероприяти - 77 - 2017-03-13 10:56:19
КАЗАНЬ, 13 мар - РИА Новости. Вахитовский районный суд Казани в понедельник принял решение оштрафовать на 10 тысяч рублей члена инициативной группы пострадавших клиентов Татфондбанка и Интехбанка Марселя Шамсутдинова за участие в несанкционированном массовом мероприятии, рассмотрение дела другого активиста инициативной группы Александры Юмановой отложено, сообщил РИА Новости представитель суда.

"На Шамсутдинова наложен штраф в размере 10 тысяч рублей. Рассмотрение административного дела в отношении Юмановой отложено до 23 марта по ходатайству стороны защиты", - сказал собеседник агентства.

Около 100 пострадавших клиентов Татфондбанка и Интехбанка, в том числе члены инициативной группы Юманова и Шамсутдинов, 4 марта пришли к зданию правительства Татарстана, чтобы передать руководству республики петицию с требованиями. В результате четверых представителей инициативной группы принял премьер-министр Татарстана Ильдар Халиков.

Позднее в полиции в отношении Юмановой и Шамсутдинова был составлен протокол об административном правонарушении по статье "нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования". Данная статья предусматривает штраф от 10 до 20 тысяч рублей или обязательные работы на срок до 100 часов, или административный арест на срок до 15 суток.

ЦБ РФ 3 марта отозвал лицензии на осуществление банковских операций у трех татарстанских банков - Татфондбанка, Интехбанка и Анкор Банка. По данным ЦБ, "дыра" в балансе Татфондбанка по состоянию на 1 февраля 2017 года составила порядка 96,7 миллиарда рублей, до введения временной администрации ее размер оценивался в 43 миллиарда рублей. Обязательства Интехбанка превысили его активы на 14 миллиардов рублей. ЦБ отмечал, что ввиду низкого качества активов процедура финансового оздоровления Татфондбанка и Интехбанка с привлечением госкорпорации АСВ и кредиторов на разумных экономических условиях не представлялась возможной.
**************************************
Шамсутдинов Марсель Дикаянович
Родился 18.11.1962. в г. Казани, в семье инженеро-технических работников. Отец - начальник цеха, татарин. Мать - главный бухгалтер, русская. Дед - строитель прораб, погиб в 42 году на фронте. Бабушка - электрик-киномеханик, в 1934 на первых курсах киномехаников в Казани была единственной женщиной, к тому же - татаркой из села Малый Кокус Апастовского р-на.
1980 г. закончил среднюю школу в пос. Васильево.
1986 окончил КХТИ по специальности инженер-физик.
1986-1989 проработал мастером на заводе "ТочМаш",
1989 г. стал ведущим экспертом государственного комитета по охране природы каб. министров РТ. Организовал первую экологическую экспертизу по строительству моста через р. Каму.
1993 уволился, стал предпринимателем. Создал крупнейшую оптово-розничную торговую компанию с филиалами в 7 городах и рознично-торговую сеть "Райдэн" из 12 магазинов.
Организатор первого демократического митинга в 1988 г. в Казани. Активный участник народного фронта в г. Казани. Председатель Союза трудового коллектива РТ.
Был Депутатом МО пгт Васильево в 2005 и 2010 годах.
2012 избран председателем регионального отделения политической партии "Партии Народной Свободы".
Осенью 2012 года участвовал в организации выборов координационного совета российской опозиции.
В сентябре 2013 года работал в выборной компании Алексея Навального.
Организовывал приезд профессора Андрея Зубова в 2015 и приезд Михаила Касьянова в марте 2016 года.

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вт мар 14, 2017 0:31 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
ЦБ РФ не видит возможности для передачи обязательств и части активов лишенного лицензии Татфондбанка другой кредитной организации, заявил первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин - 77 - 2017-03-13 14:45:26
Москва. 13 марта. ИНТЕРФАКС - ЦБ РФ не видит возможности для передачи обязательств и части активов лишенного лицензии Татфондбанка другой кредитной организации, заявил журналистам первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин.

Власти Татарстана на прошлой неделе заявили, что намерены обратиться в ЦБ с просьбой применить механизм урегулирования обязательств Татфондбанка и связанного с ним Интехбанка перед физическими лицами, чей объем вкладов превышает объем страховой компенсации.

"Во-первых, сделать это после отзыва лицензии невозможно. Во-вторых, это едва ли было возможно, практически невозможно, потому что для этого надо было найти достаточный объем стандартных, прозрачных кредитов, которые бы согласились взять на свой баланс вместе с обязательствами кто-то из банков", - сказал он, добавив, что таких ссуд в портфеле Татфондбанка мало.

Д.Тулин отметил, что ничего принципиально полезного для кредиторов Татфондбанка эта схема урегулирования обязательств не несет.

ЦБ в 2015 году опробовал схему урегулирования обязательств банков с отозванной лицензией на Пробизнесбанке и Нота-банке, передав часть их активов и обязательств другим банкам (под обязательствами подразумеваются только вклады физлиц). Таким образом, бывшие вкладчики этих банков возобновили доступ к средствам на счете в банке-приобретателе.

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вт мар 14, 2017 17:33 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Бывший заместитель министра энергетики РФ Владимир Милов на своей личной странице в Facebook высказывался, что вероятно наступление банковского кризиса.

«Насколько проблема затронет более крупные банки — вопрос. Однако проблема розданных неизвестно на что кредитов настолько серьезна и глубока (особенно в связи с плохой экономической ситуацией последних лет), что меня удивляет не происходящее с «Татфондбанком», а то, что это пока не приобрело более масштабного характера. Думаю, приобретет. Так что, на мой взгляд, это первые очертания вероятного банковского кризиса. «Татфондбанк» в этом плане — тревожный звонок, он входил в Топ-50 банков», — написал Милов.

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Чт мар 16, 2017 23:56 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Правоохранительные органы Татарстана задержали бывшего первого заместителя председателя правления Татфондбанка (MOEX: TATF) Рамиля Насырова, экс-гендиректора ООО "Новая нефтехимия" Рамиля Сафина, а также руководителя ООО "Роял тайм групп" Елену Леушину - 77 - 2017-03-16 10:39:43


Казань. 16 марта. ИНТЕРФАКС - Правоохранительные органы Татарстана задержали бывшего первого заместителя председателя правления Татфондбанка (MOEX: TATF) Рамиля Насырова, экс-гендиректора ООО "Новая нефтехимия" Рамиля Сафина, а также руководителя ООО "Роял тайм групп" Елену Леушину, сообщил "Интерфаксу" старший помощник руководителя СУ СКР по Татарстану Андрей Шептицкий.

"Эти граждане задержаны по подозрению в причастности к совершению преступления в рамках расследования уголовного дела, возбужденного в отношении председателя правления Татфондбанка Роберта Мусина", - добавил А.Шептицкий.

Как говорится в сообщении на сайте СКР, фигуранты подозреваются в мошенничестве в особо крупном размере - в причастности к хищению свыше 3 млрд рублей.

Татфондбанк, входящий в топ-50 российских банков по размеру активов, заявил о проблемах в декабре 2016 года, ввел ограничения на снятие наличных в банкоматах и выдачу вкладов населению, закрыл часть отделений и приостановил расчетно-кассовое обслуживание клиентов. После этого ЦБ ввел мораторий на удовлетворение требований кредиторов Татфондбанка сроком на три месяца. Спустя неделю мораторий был введен в Интехбанке. С кризисом доверия столкнулись и ряд других региональных игроков.

По оценке ЦБ, "дыра" в капитале Татфондбанка оценивается в 97 млрд рублей.

Проблемы Татфондбанка связаны с кэптивной бизнес-моделью банка, ориентированной на кредитование конечных собственников. ЦБ заявил, что порядка 65% кредитного портфеля банка составляли кредиты, связанные с бизнесом собственника, при этом основная часть заемщиков находятся в состоянии банкротства.

3 марта Советский районный суд Казани удовлетворил ходатайство следствия об аресте председателя правления Татфондбанка Р.Мусина, подозреваемого в особо крупном мошенничестве.

Татфондбанк по итогам трех кварталов 2016 года занимал 43-е, Интехбанк - 124 место по размеру активов в рэнкинге "Интерфакс-100", подготовленном "Интерфакс-ЦЭА".

Крупнейшим акционером Татфондбанка является Татарстан (прямо и косвенно контролирует 45%). Второй по величине пакет принадлежит экс-министру финансов Татарстана Р.Мусину.

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вс мар 19, 2017 3:25 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Насыров сказал, что он солидарен с председателем совета директоров "Татфондбанка" Ильдаром Халиковым, что критичные для организации обстоятельства возникли задолго до 2014 года. Я считаю, что за 10 месяцев, не заслужил 10 лет - 77 - 2017-03-17 17:48:39


Санация "Татфондбанка" была возможна - Рамиль Насыров

17.03.2017

"Экономическое оздоровление могло имело место быть", - сказал Насыров. По его словам, ЦБ принял решение отозвать лицензию ТФБ по "иным причинам".

Насыров заявил, что перед ним ставили задачу вместе с командой банка разработать модель его финансового оздоровления. Ее направили в Центробанк. Почему ее не приняли, сказал Насыров, ему неизвестно. Журналисты напомнили ему, что в день ареста Роберта Мусина (3 марта) представители регулятора сообщили на пресс-конференции, что объем финансовой дыры в ТФБ оценивался в 96 с лишним млрд рублей.

По его словам, в судебной практике были прецеденты, когда решения об отзыве лицензии оспаривали. Однако случаев, когда решение ЦБ было оспорено, и банк продолжал работу длительное время в России не было, признал Насыров. "Потенциально, наверное, оспорить это решение можно (я, конечно, не юрист), но лицензия отозвана, насколько я понимаю, в силу закона, как только приступят к ликвидации, речь может идти о создании нового банка, получении новой лицензии. Но, как вы понимаете, интересы вкладчиков в этой ситуации..." - сказал Насыров.

Он сообщил, что узнал о том, что в качестве залога перед ЦБ РФ используется не кредит "Нижнекамснефтехиму", а "Новой нефтехимии" и компании "Сувар девелопмент", 12 декабря 2016 года. В тот же день, по его словам, председатель правления отдал приказ о переводе долга.

"Я ознакомился с материалами (Центробанк дал такую возможность) - отлагательные условия по этим договорам так и не вступили в силу", - сказал Насыров. По его словам, для этого не было условий - состояние банка того не требовало.

"У меня было только одно общение со следователем - после этого меня задержали", - сказал Насыров. По его словам, ранее на допросы его не приглашали. В ТФБ проводили выемку документов представители ЦБ, Федеральной службы безопасности.

"Все службы удостоверились в том, что кредит "Нижнекамскнефтехиму" выдали совершенно правомерно. Это кредит безрисковый, одному из ведущих предприятий Татарстана, какие-либо дополнительные соглашения, в том числе о переводе долга, не рассматривались", - сказал Насыров.

В Татфондбанке до введения временной администрации Насыров проработал, по его словам, 10 месяцев.По слова самого Насырова, за это время он заработал на двухкомнатную квартиру, машину и земельный участок.

"Если бы у меня было 3 миллиарда, то вернулся ли я из отпуска? С 3 млрд рублей хорошо жить где-то за рубежом. Я считаю, что за 10 месяцев, не заслужил 10 лет", - сказал он журналистам.

Насыров сказал, что он солидарен с председателем совета директоров "Татфондбанка" Ильдаром Халиковым, что критичные для организации обстоятельства возникли задолго до 2014 года.

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вс мар 19, 2017 14:05 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:

«Обманутые жители Республики Татарстан»

Недовольные региональными властями объединились на митинге клиентов Татфондбанка и Интехбанка
19.03.2017, 08:19


В субботу в Казани прошла очередная акция протеста, организованная клиентами Татфондбанка и Интехбанка, у которых ЦБ в начале марта отозвал лицензии. Митингующие уже не выдвигали жестких политических требований об отставке руководства Татарстана, на чем настаивали в первые дни после краха кредитных учреждений, и больше взывали к сочувствию Рустама Минниханова. Зато теперь они заявили о консолидации с обманутыми дольщиками, жильцами сносимых домов и экологическими активистами в объединение «Обманутые жители Республики Татарстан» и обещали протестовать до тех пор, пока не достигнут «успеха» – компенсации потерь в банках «в полном объеме».


В субботу в Кировском районе Казани прошел митинг пострадавших клиентов Татфондбанка и Интехбанка. В парк Петрова, по данным МВД по Татарстану, пришло около 400 человек. Организатор митинг Тимур Джабаров заявил «Ъ-Казань», что на митинг пришло не менее 800 участников.

Среди митингующих были не только вкладчики и клиенты банков. Организаторы пригласили участвовать в митинге представителей других протестных движений республики. Среди них – обманутые дольщики из Казани и Набережных Челнов, жители домов поселков Осиново и Салмачи, подлежащих сносу из-за пролегания газопровода вблизи построек. К акции также присоединились экологические активисты: противники строительства в Казани мусоросжигательного завода и защитники Волги.


Каждая из групп пришла со своими плакатами. Например, справа от импровизированной сцены митинга можно было увидеть лозунги «Бездомная Казань» и «РТ – Республика обманутых дольщиков» с требованием отставки мэра Казани Ильсура Метшина и министра строительства Татарстана Ирека Файзуллина. Однако наибольшее число плакатов было посвящено теме краха банков республики: «Остановите Набиуллину! Хватит кошмарить банки», «Я положил деньги в банк, а не в благотворительный фонд», «Мусин, раскайся! Куда вывел деньги?», «Мини ханы, отдайте наши деньги». Участники держали в руках черные «траурные» шары. На асфальте был установлен гроб с манекеном, который, согласно приложенной записки, символизировал одновременно и вкладчика, и дольщика, и проживающего вблизи мусоросжигательного завода.

Напомним, акции клиентов Татфондбанка и Интехбанка проходят с конца прошлого когда, когда Центробанк ввел мораторий на удовлетворение требований кредиторов банков. В начале марта ЦБ отозвал лицензии у кредитных учреждений, после чего протесты усилились. Так, 4 марта около 150 человек пришли к зданию Кабмина Татарстана, не подавая уведомления об акции. Они передали чиновникам ультиматум с требованием компенсировать им потерянные средства, а также оспорить решение ЦБ об отзыве. В противном случае пострадавшие вкладчики обещали добиваться отставки президента Татарстана Рустама Минниханов. Власти отвергли ультиматум вкладчиков, согласившись лишь на «регулярные встречи» с вкладчиками. В прошлую субботу лидеры протестующих Марсель Шамсутдинов и Александра Юманова были задержаны. На них были составлены протоколы о привлечении к ответственности за «массовое одновременное пребывания граждан» у здания Кабмина. Во вторник господина Шамсутдинова оштрафовали на 10 тыс. руб. Суд по делу Александру Юмановой продолжится 23 марта.

На митинге в эту субботу пострадавшие клиенты банков отставки руководства республики не стали требовать. Лидер инициативной группы Александра Юманова, которая выступала в самом начале, лишь говорила о том, что вкладчики оказались «брошенными». «Наше государство бросило нас и защищать не собирается», - декларировала она. Она сообщила, что в пятницу пришел ответ на обращение, направленное в адрес Владимира Путина с просьбой разобраться в ситуации с крахом банков. Из него следовало, что письмо «спущено» в Центробанк. «Чем занимался Центробанк? Как он контролировал второй по величине банк в Татарстане – Татфондбанк? Ничего не сделано. Позор нашим властям, позор руководителям нашей страны», - отреагировала Александра Юманова. Она сообщила также о начале работы офиса инициативной группы, куда каждый может прийти за консультациями.

Некоторые выступавшие обращались к Рустаму Минниханову. «Рустам Нургалиевич! Почему вы не можете заступиться за свой народ пред этой безобразной государственной корпорацией – Агентство по страхованию вкладов? Мы вас очень просим и надеемся на вас», – сказала одна из пострадавших вкладчиц.

Митинг продолжался чуть больше часа. После того, как выступили представители всех протестных групп, была зачитана резолюция. Из нее также следовало, что у клиентов банков остались только экономические требования: «Мы требуем рассчитаться с клиентами Татфондбанка и Интехбанка в полном объеме, для чего необходимо создать фонд и наполнить его бюджетными средствами и средствами крупных компаний». От лица всех участников было заявлено требование «провести встречу президента Татарстана Минниханова с нашим объединением "Обманутые жители Республики Татарстан"».

Клиенты Татфондбанка и Интехбанка намерены продолжить переговоры с властями республики, сообщил «Ъ-Казань» Марсель Шамсутдинов. «Если они не приведут к успеху, будут новые акции протеста», – обещал он.

Кирилл Антонов

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вт мар 21, 2017 22:41 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Дело Мусина и его метастазы: что ждет рынок жилья после арестов в «Суваре»?
Риелторы в шоке от «давления извне» на одного из крупнейших девелоперов Татарстана, у которого тысячи дольщиков
Задержание и домашний арест гендиректора «Сувар Девелопмент» Андрея Мочалова и его зама знаменует новую фазу в развитии кризиса, связанного с крахом группы ТФБ в Татарстане. Из банковского сектора проблемы перекидываются на реальный. Эксперты «БИЗНЕС Online» говорят, что кредит доверия к компании очень высок и, если ее «завалят искусственно», «рынок «первички» в Казани рухнет абсолютно».

В ЧЕМ ПОДОЗРЕВАЮТ МУСИНА И КО

Задержание гендиректора компании «Сувар Девелопмент» Андрея Мочалова, а также его заместителя, финдиректора Дмитрия Семенова можно было спрогнозировать еще 3 марта, когда Советский райсуд отправил в СИЗО Роберта Мусина. Название компании прозвучало в схеме, которая легла в основу эпизода о хищении руководством банка 3,1 млрд. рублей в виде кредита ЦБ. По версии следствия, «Мусин и неустановленные лица» в сентябре 2016 года получили этот кредит от Банка России под залог «высоколиквидного актива» — займа, в июле выданного ТФБ «Нижнекамскнефтехиму» (НКНХ). Однако впоследствии заем НКНХ в размере 4 млрд. рублей был перекинут на другие, куда менее надежные компании — ООО «Новая нефтехимия» (1,8 млрд. рублей) и ООО «Сувар Девелопмент» (2,2 млрд. рублей). На каких условиях это было сделано и как это было оформлено, пока неизвестно.

Еще больше подробностей о том, как было дело, в пятницу добавил бывший зампред банка Рамиль Насыров, который в день своего ареста прямо из клетки дал интервью журналистам. Из его слов следует, что к кредитному договору с НКНХ изначально прилагалось некое секретное допсоглашение, о котором в банке якобы не знал даже он, правая рука Мусина. Согласно документу, в случае если Татфондбанк начнет нарушать нормативы ЦБ, то есть окажется на грани отзыва лицензии, обязательства по кредиту переходят на вышеназванные компании. Для обычного кредита условие весьма, надо сказать, странное. Проблемы кредитора — это не повод «прощать» долг.

Однако суть схемы становится ясной, если вспомнить, что практически одновременно с выдачей кредита НКНХ Татфондбанк получил субординированный депозит от другой «жемчужины» ТАИФа, «Казаньоргсинтеза», ровно на ту же сумму — 4 млрд. рублей. Такое движение воздушных масс по кругу позволило банку улучшить показатели — и капитал увеличился, и кредитный портфель. Более того, еще и живые деньги от ЦБ удалось привлечь. Ну а допсоглашение было для ТАИФа, согласившегося подставить плечо Мусину, страховкой от потери своих денег.

Интересно, что, по словам Насырова, условия, обязывающие перекинуть долг, на тот момент, когда это было сделано, формально не наступили. Тем не менее 12 декабря Мусин, согласно его свидетельству, лично дал такое распоряжение. А через три дня, 15 декабря, как мы помним, ЦБ ввел в банк временную администрацию. Названные даты, однако, не вяжутся с теми, которые ранее озвучивало следствие — видимо, документы оформлены так, как будто перевод долга произошел еще в июле.

Теперь ЦБ, конечно, может попытаться взыскать долг с ООО «Новая нефтехимия» и ООО «Сувар Девелопмент». Однако кредитор избрал другой, не самый приятный для Альберта Шигабутдинова путь. В феврале Банк России через Арбитражный суд потребовал отменить перевод долга, вернув обязательства на структуру ТАИФа. А параллельно обратился в правоохранительные органы...

Уголовное дело было возбуждено 16 февраля этого года управлением ФСБ по Татарстану по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное в особо крупном размере»), а 3 марта расследование перешло в руки следственного комитета.

НОВЫЕ ЗАДЕРЖАНИЯ И АРЕСТЫ

Через 11 дней после ареста Мусина, 15 марта, по делу ТФБ были задержаны еще три человека— первый зампред правления ПАО «Татфондбанк» Рамиль Насыров, экс-гендиректор ООО «Новая нефтехимия» Рамиль Сафин и гендиректор ООО «Роял Тайм Групп» Елена Леушина. Двое последних, вероятно, были отпущены под подписку о невыезде — ходатайства об избрании им меры пресечения до суда так и не дошли.

«Новая нефтехимия», которая через ряд структур принадлежит лично Мусину, выполняет роль своего рода «кубышки», в которую сложены пакеты акций и доли в компаниях главного бенефициара ТФБ. Сафин стал хранителем этой сокровищницы с мая 2016 года, то есть как раз незадолго до того, как появилась описанная выше схема. В феврале 2017 года его сменил на посту видный представитель группы «Сувар» Айрат Тумакаев, который, в частности, занимает пост гендиректора АО «Сувар Эстейт».

Что касается Леушиной, то она возглавила ООО «Роял Тайм Групп» лишь в декабре 2016 года, сменив Рашита Таймасова. Но это не должно вводить в заблуждение — фактически она руководит группой с мая 2015 года. Тогда Таймасов ушел в новый проект — компанию «Юни Менеджмент», в которую перешли активы в игорной зоне «Янтарная» в Калининградской области. Какова роль матери четырех детей в деле ТФБ — неизвестно, ранее «Роял Тайм Групп» в показаниях свидетелей не фигурировал. Однако она может быть участником другого эпизода о выводе недвижимого имущества на сумму 1,7 млрд. рублей. Его подробности следствие не озвучивает, но есть версия, что вопросы тут могут возникнуть и к Таймасову.

Насырова же следователи все-таки отправили в суд, причем со стандартным ходатайством об отправке топ-менеджера Мусина в СИЗО. Однако, в отличие от всех остальных фигурантов до него, суд постановил отправить его под домашний арест, чем немедленно породил пересуды о деятельном сотрудничестве Насырова со следствием.

ЗАЩИТА «СУВАРА»: НЕ ОСТАНАВЛИВАЙТЕ СТРОЙКИ!

Несмотря на всю описанную выше логику, задержание верхушки «Сувар Девелопмента», Мочалова и Семенова, в пятницу во второй половине дня стало громом среди ясного неба. В субботу судье Рафаэлю Кашапову понадобилось на ознакомление с делом около двух часов, после чего Мочалов был доставлен в зал судебных заседаний.

— Следствие оценивает объективные обстоятельств, занимаемую Мочаловым должность, а также общественный резонанс преступления и последствия деятельности ПАО «Татфондбанк», в том числе и последствия для физических и юридических лиц, клиентов Татфондбанка. Учитывая, что Мочалов подозревается в совершении тяжкого преступления, а также учитывая общественный резонанс, оставаясь на свободе, он может скрыться от органов предварительного следствия и суда, повлиять на установление истины по данному уголовному делу, — сформулировал основания для помещения подозреваемого под стражу следователь СК по РТ Булат Низамов. Отметим, следователь позволил себе лишь те доводы для ареста, что лежат на поверхности: причиненный ущерб, высокая должность задержанного (он может приказать подчиненным уничтожить возможные доказательства) и общественный резонанс.

— Я хотел бы выяснить у следователя, причастность к совершению какого преступления имеет место в отношении моего подзащитного? Здесь не было произнесено, — поинтересовался адвокат Мочалова Александр Аношкин.

— Сущность установлена и изложена в постановлении и возбуждении ходатайства, с которым вы можете ознакомиться, — ответил Низамов.

— Я хотел бы, чтобы вы озвучили.

— К сожалению, я не буду озвучивать.

— Это право следствия, — прокомментировал отказ Низамова федеральный судья Кашапов.

В своем ходатайстве СКР попросил суд отправить гендиректора стройфирмы в СИЗО до 16 апреля. Позицию СК поддержал вернувшийся к привычной «трибуне» прокурора по делу ТФБ Роберт Минигулов (на аресте Насырова его заменял помощник прокурора Советского района Казани Айдар Шараев). Минигулов курирует в республиканской прокуратуре работу следкома, а в частности, 4-го отдела по особо важным делам. Именно подчиненные руководителя этого отдела Станислава Столярова изучают все обстоятельства уголовного дела, обещающего стать грандиозным по своим масштабам.

В представленных суду материалах дела не оказалось сюрпризов: множество ордеров, протоколов (например, о возбуждении дела) и показания подозреваемых — Леушиной, Сафина, Насырова и самого Мочалова, который, к слову, был допрошен дважды — впервые за день до задержания 16 марта. К сожалению широкой публики, ни один из протоколов зачитан не был.

— Мой подзащитный осуществлял именно предпринимательскую деятельность, никто тут скрывать не будет. Поскольку следствие не раскрывает обстоятельство дела, я тоже туда не буду вторгаться. Но, как следует из протоколов допроса, мой подзащитный был допрошен не только в качестве подозреваемого, но и в качестве свидетеля, добровольно явившись в следственный комитет. Мой подзащитный никуда не скрывался, он ответил на все вопросы, интересующие следствие. Более того, как ему известно, все документы, интересующие следствие, были изъяты. То, что он может уничтожить документы, не подкреплено фактическими обстоятельствами, — парировал Аношкин.

Адвокат отметил, что на момент вызова подзащитного в прокуратуру тот находился в командировке. Но ради дачи показаний незамедлительно вернулся, как и ранее Насыров, из заграничного отпуска.

— Если говорить об общественном резонансе... — проговорил и сделал краткую паузу адвокат. — Что вызовет больший общественный резонанс: какая-то непонятная причастность к делу Татфондбанка генерального директора «Сувар Девелопмент» или, в случае если ему изберут меру в виде изоляции от внешнего мира, невозможность продолжения дальнейших строек? Точно такой же общественный резонанс, только в другой сфере, среди людей, которые вложили денежные средства в строительство квартир. А это один из крупнейших застройщиков Татарстана. И другие регионы охвачены его деятельностью, — резонно добавил защитник Мочалова.

В итоге Аношкин попросил суд поместить своего подзащитного под домашний арест, а еще лучше — оставить под подпиской о невыезде. В качестве «бонуса» Мочалов готов был предоставить символический залог в размере 1 млн. рублей.

После недолгого перерыва (интересно, что в это время и подозреваемый, и его представитель синхронно отказались от комментариев) судья Кашапов принял соломоново решение — исключив самую мягкую и самую строгую меру пресечения. Мочалов отправлен под домашний арест до 16 апреля.

«СЕМЕНОВ ПОЛУЧИЛ ДОКУМЕНТЫ О ПЕРЕКУПКЕ ДОЛГА И ПОСТАВИЛ ВИЗУ»

Уже через 10 минут за решеткой в зале заседания появился заместитель Мочалова, финансовый директор «Сувар Девелопмент» Денис Семенов. Перед тем, как в зал вошел судья, он оживленно о чем-то беседовал со своим адвокатом Робертом Рахимзяновым.

После того, как следователь прочитал дежурное ходатайство о заключении менеджера под стражу, подозреваемый сам взял слово.

— У меня две дочки, я один в семье кормилец, — заметил он и перешел к сути претензий следствия. — По вот этому делу [кредитному договору между «Сувар Девелопмент» и ТФБ] мне принесли документы проверить, есть ли риски для «Сувар Девеломпент». Там не было рисков, в связи с этим я завизировал эти документы. О том, что какие-то там мошеннические схемы, я не знал. Я отработал в рамках своих полномочий, как и должен был сделать.

— Мой подзащитный ранее к уголовной ответственности не привлекался, — добавил защитник Семенова. — Вы уже убедились, что он имеет постоянное место жительства. Его супруга находится в отпуске по уходу за семьей. Достоверных данных, что он может скрыться, в материалах не имеется. Все обыски по финансовым документам проведены, в том числе по месту жительства моего подзащитного, документы уже изъяты.

Рахимзянов напомнил, что Семенов подозревается в совершении преступления в сфере предпринимательской деятельности, значит, мера пресечения в виде заключения под стражу применена быть не должна.

— В чем подозрения следствия? В том, что Семенов, находясь в должности финансового директора, получил документы о перекупке долга и поставил визу о том, что никаких финансовых потерь не имеется. Здесь не усматривается вообще состава преступного действия, — заметил адвокат, подчеркнув, что обвинение его подзащитному не предъявлено, так же как и Мочалову с Насыровым.

Кроме того, Рахимзянов напомнил, что компания «Сувар Девелопмент» в этом году должна сдать 200 - 300 тыс. кв. м жилья, намекая на то, что участники строительного рынка, которые вкладывали свои деньги в будущее жилье, будут «в легкой панике» от ареста финдиректора. Попросив не заключать Семенова под стражу, адвокат заверил, что «Сувар» готов предоставить за него залог.

В коротком перерыве Семенов согласился ответить на несколько вопросов журналистов. Сначала он акцентировал внимание на очевидном — подследственный занимался только финансовой деятельностью компании. А когда перешел к ответу на вопрос о конкретном кредитном договоре с ТФБ, увидел перед собой красноречивый жест — скрещенные руки адвоката — после чего общение с прессой прекратилось. Судья Кашапов же через пару минут вынес ожидаемое решение — отправить Семенова под домашний арест до 16 апреля.

КАК «СУВАР» РАЗДЕЛИЛСЯ НАДВОЕ

Сам «Сувар Девелопмент» еще в субботу распространил заявление: «Мы убеждены в непричастности нашего генерального директора и нашей компании в целом к обстоятельствам, расследуемым в ходе уголовного дела. Надеемся на беспристрастный и честный процесс расследования столь непростого и резонансного дела», — сказано в сообщении.

То, что проблемы империи Мусина могут затронуть «Сувар», было понятно с самого начала. Еще в декабре компания начала готовить эшелонированную оборону. В частности, в конце декабря прошлого года была создана, можно сказать, фирма-двойник ООО «Сувар Девелопмент» — юрлицо с таким же названием. Учредителем и первоначально директором этой компании выступает Равиль Зиятдинов, которого 30 января сменил на этом посту Мочалов.

При этом старый «Сувар Девелопмент» никуда не делся, его возглавил некто Артур Гиматов. Именно ему, по всей видимости, предстоит принять на себя удар исков от управляющих Татфондбанка. 50,7% компании, по данным «Контур-Фокуса», принадлежат ООО «Автомакияж» Ильдара Саубановича Гильмутдинова (не путать с Ильдаром Ирековичем Гильмутдиновым, депутатом Госдумы РФ), который в 2013 году возглавлял «ТФБ Холдинг», а в 2009 - 2014 годах занимал пост предправления ИнтехБанка. Остальные 49,3% принадлежат ООО «Отель-К» (прежнее название — «Сувар-Отель»), которое принадлежит Айнуру Фатыйхову. Обе доли заложены по кредитам в Татфондбанке сроком до 10 апреля 2018 года. Заметим, что оба учредителя выглядят номинальными собственниками. Неофициальным бенефициаром ГК «Сувар» считается Евгений Корольков — по крайней мере, на крупных официальных мероприятиях в роли главного действующего лица группы выступает именно он.

Разделение бизнеса на две половины прокомментировали в самом «Суваре». «Новый подход к ведению бизнеса разработан с учетом текущей ситуации в Республике Татарстан, связанной с кризисом в банковском секторе, а также планов компании по межрегиональной экспансии и входу в новые регионы, включая Уральский, Северо-Западный и Центральный округа», — сообщили в компании.

Первая, то есть старая компания, будет заниматься инвестиционными проектами, взаимодействиями с банками, запуском новых ипотечных программ, сообщила пресс-служба «Сувар Девелопмент». В частности, речь идет о запуске новых ипотечных программ для клиентов компании совместно со Сбербанком.

Новая компания во главе с Мочаловым сконцентрируется на всем, что связано непосредственно со строительством, будет выполнять исключительно функции генерального подрядчика и застройщика.

«КРЕДИТ ДОВЕРИЯ К ДАННОЙ КОМПАНИИ БОЛЬШОЙ»

Арест руководства такой компании, как «Сувар», — это событие из ряда вон для рынка недвижимости, которое теоретически может привести к серьезным последствиям, о чем, собственно, и говорил адвокат на суде.

«Сувар Девелопмент» сегодня один из лидеров рынка, с которым может посоревноваться только «Унистрой», рассказал газете «БИЗНЕС Online» президент гильдии риелторов Татарстана Андрей Савельев. «Прежде чем начать работать, гильдия всегда изучает застройщика, например, со „Свеем“ и „Фоном“ мы не работали, — подчеркнул собеседник издания. — „Сувар“ мы тоже изучали, и мы видели, что экономически они твердо стоят на ногах. Продажи у них идут хорошо», — говорит Савельев. Гильдия тесно сотрудничает с «Суваром», продавая, по оценкам президента организации, около 30 - 40% объемов компании.

Объем работ действительно большой. Только в прошлом году «Сувар Девелопмент» сдал 9 домов в ЖК «Южный парк», «Залесный Сити», «Созвездие», «Барселона» и «Столичный» (первая очередь) в Казани, а также в ЖК «Крылатый» в Набережных Челнах. Всего было введено в эксплуатацию более 206 тыс. кв. метров. Одновременно со сдачей компания вывела на рынок несколько крупных проектов: «Станция «Спортивная», «Времена года», «Сказочный лес», ВДНХ, строительство которых продолжается. Сдача большого количества домов намечена на 2018 год.

В этом году компания планирует сдать ЖК «Веснушки» и начать строительство еще 14 домов в различных ЖК: пять домов в «Сказочном лесе» и по три дома во «Временах года», «Залесном Сити» и «Станции «Спортивная». Итого новое строительство потянет на 242,1 тыс. кв. м, или 2,9 тыс. квартир. В общей сложности сегодня на счету компании более 1,6 млн. кв. м недвижимости.

В разговоре с «БИЗНЕС Online» руководитель одной из строительных компаний заметил, что «арест не учредителя, а, по сути, исполнителя не парализует работу компании». Но добавляет, что «в связи с осведомленностью наших граждан» это может очень сильно сказаться на продажах. «Если продажи остановятся, то под угрозу ставится ввод объекта в срок. Тогда уже нужно понимать, какая подушка безопасности есть у компании. Насколько они смогут достроить дома без привлечения дополнительных средств от дольщиков?» — говорит он.

По мнению Савельева, сильная сторона компании в том, что она строит не на кредитные деньги, а на свои, привлеченные. «С точки зрения экономики, я не думаю, что компания развалится, экономически они справятся. У них достаточно большие объемы, есть что дальше строить и продавать. В ЖК «Станция „Спортивная“» по плану 60 домов, а продается только 2 - 3. Огромный потенциал», — поясняет он.

Ранее гендиректор Мочалов действительно сообщал, что его компания ныне использует минимальный объем кредитных средств, предпочитая строить на деньги дольщиков. В 2014 году «Сувар Девелопмент» перешел на следующую финансовую схему: сокращение сотрудничества с банками и увеличение доли средств покупателей практически со старта проекта. «Поскольку мы не обременены обязательствами перед банками по выплате кредита, у нас нет имущества в залоге, это позволяет нам более гибко реагировать на изменения рынка и на предпочтения покупателей. Мы видим, что требует рынок, и это позволяет нам строить востребованные жилые комплексы. Сегодня банковские средства — 6 - 7 процентов от общей стоимости проекта, и, как правило, это касается лишь проектов массовой застройки», — говорил гендиректор «Сувар Девелопмент». Без банковских кредитов проекты иногда могут реализовываться чуть дольше, но это позволяет держать стоимость квадратного метра ниже. Сегодня компания строит ряд объектов с привлечением денежных средств в банках (как правило, берут для старта — проектные работы, начало стройки и пр.), но большая часть объектов в Казани строится только с продаж.

Один из руководителей строительной компании оценил «БИЗНЕС Online» такую схему как вполне рабочую — проект реализуется по очередям, а каждую в отдельности по силам освоить даже в случае каких-то непредвиденных ситуаций. Если на рынке меняются предпочтения, то в проект следующей очереди либо вносятся корректировки, либо переносится старт продаж без вложения средств. Такая гибкость избавляет компанию от чрезмерной нагрузки, которая может подкосить, как это было в случае с «Фоном», когда одновременно шли стройки в нескольких крупных ЖК и в итоге зависло 349,5 тыс. кв. м недостроя.

В самом же «Суваре», как и у его партнеров, пока все спокойно. Руководитель компании, работающей с «Сувар Девелопмент», рассказал, что никаких сообщений о прекращении работы в пятницу не было. «Как сотрудничали, так и сотрудничаем. Может, скажут в понедельник?» — говорит он.

«У «Сувар Девелопмент» отличная репутация — свои обязательства перед дольщиками они выполняли вовремя. Поэтому ни о каком ребрендинге и речи быть не может, — заметила в разговоре с „БИЗНЕС Online“ руководитель АН „Счастливый дом“ Анастасия Гизатова, рассуждая о последствиях для компании. — Кредит доверия к данной компании большой. Разговоры о том, что следственные действия в отношении «Сувара» — происки конкурентов, не имеют под собой оснований. Участники рынка далеки от таких интриг».

«Определенный рейтинг „Сувар“, конечно, потеряет, — продолжает Савельев. — Думаю, что сократится количество инвесторов. Сегодня на рынке процентов 40 - 50 — это инвестиционные продажи. Причем, у „Сувара“ был довольно-таки большой процент инвесторов, были и довольно крупные, приходили и покупали сразу 10 - 15 квартир. Поэтому количество инвесторов сократится». Добавим, что по закону дольщик может потребовать и досрочного выхода из долевого участия с возвратом денег — правда, тут многое зависит от условий самого договора.

Сама по себе компания жизнеспособная, а свалить ее смогут только извне, добавляет Савельев. «Если давление извне будет [на компанию], мы можем получить третьего гиганта, который рухнет. Это будет огромная катастрофа. Репутация первичного рынка „Фоном“ и „Свеем“ и так сильно попорчена, а если сейчас еще искусственно завалят „Сувар“, то рынок первички в Казани рухнет абсолютно. Доверия к нему не будет. А это уже политический момент», — заключил Савельев. Обвал первичного рынка приведет к схлопыванию и других застройщиков, которые потянут вслед за собой производителей стройматериалов, субподрядчиков и пр., считает один из игроков рынка. Кроме того, логично предположить, что подорожают квартиры на вторичном рынке.

Если события действительно будут развиваться по такому негативному сценарию, социальные последствия окажутся, быть может, еще серьезнее, чем в случае с Татфондбанком. Поэтому, по всей вероятности, власти сделают все, чтобы этого не допустить.

«Сувар Девелопмент» можно охарактеризовать как добросовестного застройщика, который сдает объекты в положенные сроки и выполняет работы качественно", — заявил в субботу ТАСС глава минстроя РТ Ирек Файзуллин. Это пока что единственная официальная реакция на преследование руководства одной из крупнейших строительных компаний республики.
Подробнее на «БИЗНЕС Online»:
.business-gazeta.ru/article/340347

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вт мар 21, 2017 22:46 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
«Давайте закон примем, что будут только госбанки, чем через лоббистские вещи это двигать!»
Как Олег Тиньков и Ко стыдили минфин и ЦБ, а Дмитрий Тулин обнаружил у Роберта Мусина «расщепление сознания»
Вчера первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин убеждал региональные банки, что они отнюдь не хуже крупных, вот только при дележке депозитов из бюджетных средств места им вряд ли хватит. В ответ Олег Тиньков, не стесняясь в выражениях, клеймил ЦБ и минфин за удушение частных банков. Корреспондент «БИЗНЕС Online», побывав на банковской конференции, начавшейся со слов «У нас полная каша в голове», выяснила, почему не подошел ТАИФ в качестве санатора ТФБ, а ЦБ не помог Спурт Банку.

«МЫ ПОЛНОСТЬЮ В КУРСЕ ТОГО, ЧТО ПРОИСХОДИТ В СПУРТ БАНКЕ»

Удивительно, но тему краха Татфондбанка (ТФБ) отчего-то во время конференции региональных банков не поднимали, с чем ни один журналист не мог мириться. Так что сначала СМИ облепили спешившего Моисеева, а следом и Тулина. Оба они подтвердили, что на помощь бюджета вкладчикам Татфондбанка (ТФБ) рассчитывать не стоит. «Помощи федерального бюджета не предполагается. Какие там проходят дискуссии Банка России и АСВ, я не знаю, мне этого знать не положено», — объявил Моисеев. Тулин также ожидаемо умыл руки. «Есть законодательство, которое четко регламентирует возможности предоставления какой бы то ни было поддержки со стороны ЦБ, это в рамках процедуры финансового оздоровления и в рамках действия системы страхования вкладов. А дальше в рамках процедуры банкротства есть конкурсная масса. Сейчас все возможности, которые закон нам предоставил, мы уже использовали, то есть вкладчики получили свою компенсацию в пределах 1,4 миллиона рублей. Все остальное — в рамках конкурсного производства. Мне неизвестны случаи, чтобы федеральный бюджет что-то выделял в такой ситуации. Я не знаю намерений республиканских властей, но у нас нет никаких правовых оснований делать что-либо дополнительно», — пожал плечами представитель регулятора.

Отметим, Тулин был предельно сосредоточен, явно пытаясь не сказать ничего лишнего, подбирая каждое слово. «Как правило, за крахом любого банка стоит целый комплекс причин, — осторожно отвечал зампред ЦБ корреспонденту „БИЗНЕС Online“. — Обычно говорят, что авиакатастрофа случается из-за сочетания целого ряда обстоятельств — какие-то объективные причины, неисправность техники и человеческий фактор. Но, как правило, с банками случается то же самое, целый комплекс причин. Я повторяю, что одной из главных не то что причин, но, наверное, 9 из 10 банков, которые потерпели финансовый крах в России, — это было следствием того, что банк кредитовал бизнес, где бенефициарами выступали собственники и менеджеры банка».

«Имеете в виду Мусина?» — уточнила еще одна журналистка.

«Да, Мусина в том числе. Я компании не буду называть по именам, не вспомню. Но это было масштабное явление. Когда наступает конфликт интересов у человека, то неизбежно он и управляемый им банк не могут проводить объективную правильную политику — происходит расщепление сознания человека, за кого он играет», — продолжал рассуждения Тулин.

Потом он еще добавил, что ЦБ уже давно знал о проблемах Татфондбанка — как минимум с мая 2016 года. «Мы по поводу ТФБ давали информацию о том, что мы, собственно говоря, для себя поставили уже твердый решающий, если не окончательный диагноз по финансовому состоянию этого банка где-то в мае 2016 года, то есть за полгода до признания этих проблем. Но одно дело — поставить для себя диагноз, а другое — собрать доказательства; если банк возражает против нашей оценки, возражают его менеджмент, его собственники, тогда нам нужно собрать неопровержимые доказательства, — вспоминал он. — И вот когда эти доказательства были собраны, все уже знают, какое решение было принято. Мы вели с ними очень откровенный диалог, говоря, что мы знаем, что у них происходит, и они знали, что мы знаем, что у них происходит, а мы знали, что они знают, что мы знаем. С акционерами тоже вели диалог. Есть знание, а есть правовые основания. Чтобы получить основания, потребовалась большая работа».

Как все помнят, для Татфондбанка долгое время не могли найти санатора, и только Рустам Минниханов объявил о том, что возможным санатором будет ТАИФ, как спустя несколько дней ЦБ безапелляционно отозвал лицензию у Татфондбанка. «Почему?» — спрашивали все. «Мы изучили это предложение, к нам приезжали представители из Казани. Суммы участия были недостаточными, были минимальными, ничего не решающими. Это ни о чем», — пояснил Тулин.
Подробнее на «БИЗНЕС Online»:
.business-gazeta.ru/article/340230

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Ср мар 22, 2017 11:50 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Ильдар Халиков о ТФБ: «Возникают вопросы: почему ЦБ не проинформировал нас?»
Премьер-министр РТ на сессии Госсовета РТ впервые объяснил, зачем возглавил совет директоров тонущего банка Роберта Мусина
«Нужно ли было идти в банк для того, чтобы пытаться его спасти? Или лучше было его бросить и сказать: пусть он умирает?!» — эмоционально высказался сегодня на заседании Госсовета РТ премьер-министр Ильдар Халиков, который, отвечая на вопрос о банковском кризисе, перешел в контрнаступление, поставив вопрос об ответственности и регулятора, и международных аудиторов. Также корреспондент «БИЗНЕС Online» услышал, почему власти не видят пользы в парламентском расследовании случившегося.

«МЫ БУДЕМ НАХОДИТЬ И ИНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ПОДДЕРЖКИ И ВКЛАДЧИКОВ, И ПРЕДПРИЯТИЙ»

Отчет о деятельности органов исполнительной власти республики за 2016 год внес в парламент РТ президент Татарстана Рустам Минниханов (он присутствовал в зале, но не проронил ни слова), а выступал с трибуны по его поручению премьер Ильдар Халиков. Можно не сомневаться, что депутаты ждали прежде всего «банковской части» отчета: Татфондбанк (ТФБ) рухнул как раз в конце 2016-го. И сколько с тех пор злых вопросов задали избиратели татарстанским парламентариям, трудно и представить...

Премьер к банковской теме перешел на 15-й минуте своего в целом позитивного 40-минутного доклада: «Остановлюсь на ситуации в банковской сфере, связанной с отзывом лицензий ряда татарстанских банков. На сегодняшний день продолжается выплата страховых возмещений пострадавшим вкладчикам, в том числе индивидуальным предпринимателям. Более 146 тысяч вкладчиков получили страховые выплаты на сумму около 44 миллиардов рублей. Это 95 процентов от общего объема вкладов. Аналогичная ситуация с ИнтехБанком, где 26 500 вкладчиков получили более 12,5 миллиарда рублей, это около 98 процентов всего общего количества вкладчиков. Хочу сказать, что по ряду физических лиц ситуация требует особого рассмотрения. Речь идет о категории лиц, у которых вклады превышали 1 миллион 400 тысяч рублей. Часть средств они смогут вернуть после того, как будут реализованы конкурсные процедуры. И в рамках этого важно обеспечить наполнение конкурсной массы, а также максимальные цены реализации активов конкурсной массы».

О пострадавшем МСБ премьер констатировал: «Для поддержания субъектов малого и среднего предпринимательства по специальной программе предоставляются микрозаемы до 3 миллионов рублей под 5 процентов годовых. С начала действия программы одобрено к выдаче более 500 миллионов рублей. С прошлой недели начала действовать еще одна программа — льготный лизинг, по которой предоставляются в лизинг любые виды имущества на срок до 5 лет под 8 процентов годовых, без первоначального авансового платежа, с частичной компенсацией лизинговых платежей. Общий бюджет программы на сегодня составляет 580 миллионов рублей. И уже поступили обращения предпринимателей на общую сумму 160 миллионов рублей».

Напомнил Халиков о мерах поддержки более крупного бизнеса: «Также совместно с гарантийным фондом Республики Татарстан банки — Сбербанк, „АК БАРС“ Банк, ВТБ24, Энергобанк — разработали специальные программы для кредитования субъектов малого и среднего предпринимательства. На сегодняшний день предприниматели подали заявки на общую сумму более 252 миллионов рублей, из которых банки уже одобрили кредитов на сумму 104,5 миллиона рублей. Более 30,3 миллиона рублей из этой суммы обеспечено поручительствами гарантийного фонда Республики Татарстан».

«Ситуация в банковской сфере находится под постоянным контролем, — заверил премьер. — Мы будем разрабатывать и находить и иные механизмы поддержки и вкладчиков, и предприятий, средства которых были утрачены в проблемных банках».

«НУЖНО БЫЛО БРОСИТЬ И СКАЗАТЬ: «ПУСТЬ ОН УМИРАЕТ»?»

Впрочем, такой сухой отчет, конечно, вряд ли мог удовлетворить общественность. После доклада депутаты задали премьеру немало острых вопросов, конечно, и о банковском кризисе в том числе. Самый, пожалуй, неприятный, впрочем, сформулированный достаточно дипломатично и вкрадчиво, был от депутата из фракции КПРФ Артема Прокофьева: «Уважаемый Ильдар Шафкатович, вы знаете, Государственный Совет часто критикуют за то, что мы мало реализуем контрольные функции. Вот сегодня мы заслушиваем отчет кабинета министров — это одна из форм парламентского контроля, которая одноименным законом предусмотрена. Законом предусмотрены и другие формы. В частности, при массовом нарушении прав граждан или грубых нарушениях финансовой дисциплины предусмотрена такая форма, как парламентское расследование. Вы знаете, что к нам обратились вкладчики Татфондбанка, ИнтехБанка, они уже выдвигают политические требования. Избежать вот таких скоропалительных, политических радикальных оценок, снять напряжение можно, если раскрыть подлинные причины краха Татфондбанка и провести прозрачный анализ тех действий, которые принимал кабинет министров для спасения банка, а мы знаем, что такие действия активно предпринимались. Это можно сделать с помощью парламентского расследования. В соответствии со статьей 6 закона о парламентском контроле это не подменяет правосудия или расследования, которое ведут правоохранительные органы. Считаете ли вы, Ильдар Шавкатович, целесообразным реализовать такую форму парламентского контроля по делу Татфондбанка?»

Премьер РТ редко демонстрирует эмоциональность, но понятно, что банковская тема очень его задевает. Так что, отвечая на вопрос парламентария, скрыть эмоции он не смог: «Вы знаете, в любой проблемной ситуации всегда возникает два знаменитых российских вопроса: кто виноват и что делать? Могу сказать, что, безусловно, окончательно на вопрос, кто виноват, смогут ответить только правоохранительные органы. Но, естественно, и у населения, и, кстати, у меня, и у правительства масса вопросов о том, почему это произошло, но еще больше вопросов о том, что необходимо сделать, чтобы этого не происходило в будущем. Например, в той сложной ситуации, которая была в августе 2014 года (момент выдвижения Халикова в совет директоров Татфондбанка — прим. ред.), а тогда уже было понятно, что ситуация в банке сложная... Нужно ли было идти в банк для того, чтобы пытаться его спасти? Или лучше было его бросить и сказать: пусть он умирает, зато мне не будут потом, в 2017 году, на отчете задавать этот вопрос?.. Считаю, что нет. И сегодня, и завтра, и в будущем правительство не имеет права отстраняться от проблемных позиций, которые есть».

При этом у главы правительства РТ есть претензии к разным организациям: «Возникают вопросы. Почему Центральный банк, может быть, поздно принял решение и не проинформировал нас? Почему крупные международные аудиторы ежегодно утверждали отчет? Почему крупнейшие мировые рейтинговые агентства давали достаточно высокие рейтинги Татфондбанка?.. Но хочу сказать, что сегодня, к сожалению, ответы на эти вопросы, включая парламентское расследование, не дадут ничего, в общем-то, хорошего для самих вкладчиков, потому что главное для них (а вы знаете, я встречался неоднократно с инициативной группой) — это возврат денег. Наша основная задача — это помощь, это возврат денег. Нам необходимо, чтобы ничего из активов Татфондбанка не пропало, нам необходимо, чтобы они были реализованы по максимальной цене. Так как, вы понимаете, та категория граждан (я уже сказал — все, у кого вклад менее 1 миллиона 400 тысяч рублей) свои деньги получила... Или может получить в один момент... Те, у кого вклад выше 1 миллиона 400 тысяч, безусловно, в рамках конкурсных производств тоже получат свои средства. Вопрос в том, сколько будет средств. Вот это зависит от всех сторон — Центрального банка, АСВ, кредиторов...Мы, к сожалению, не являемся стороной данного процесса, но сегодня по поручению президента приняли решение о том, чтобы через существующих кредиторов входить и занимать активную позицию в совете кредиторов для того, чтобы объем конкурсной массы никуда не пропал и был реализован по более высокой цене. Кроме того, как я уже сказал, есть меры, которые принимаются по поручению президента республики правительством в части поддержки тех предприятий, которые оказались с этой сложной ситуации. Ну вот, честно пытался ответить на ваш вопрос».

Заметим, что с такой остротой вопрос об ответственности регулятора и аудиторов с высокой официальной трибуны ставится впервые, хотя Минниханов ранее не раз говорил о том, что всей глубины проблем в банке республиканские власти не представляли, руководствуясь официальными отчетами и мнением ЦБ. В самом деле, дыра в 96,7 млрд. рублей копилась долгие годы, все это время банк спокойно проходил проверки, его дважды назначали санатором других проблемных банков. Как так вышло? Внятных ответов ЦБ не дает.

«ДОЛЯ МИНЗЕМИМУЩЕСТВА БЫЛА 11,548 ПРОЦЕНТА»

Руководитель фракции КПРФ в ГС РТ Хафиз Миргалимов спросил премьера, какова все-таки доля государства в активах (видимо, имелся в виду уставной капитал — прим. ред.) ТФБ. «Доля министерства земельных и имущественных отношений Республики Татарстан на тот момент, когда было мне поручено возглавить Татфондбанк (совет директоров ТФБ — прим. ред.), составляла 11,548 процента», — сообщил Халиков. Добавим, что и вместе с аффилированными с правительством РТ структурами доля не превышала 15 - 16%. Однако за два года в процессе вливаний со стороны госкомпаний госдоля превысила 40%, а к концу декабря, если верить заявлениям пресс-службы банка, и вовсе стала контролирующей.

Миргалимов, которого тоже атакуют экс-вкладчики ТФБ, рассказал о предприятии в Мензелинске, у которого в Татфондбанке сгорело 20 млн. рублей и 160 работников которого сегодня остались без помощи и поддержки. «Данный вопрос министр экономики, конечно же, записал — и обязательно их пригласит, — успокаивающе заметил Халиков. — Более того, не практически ежедневно, а ежедневно проводятся встречи с такими предприятиями. Могу сказать, что программы, которые появились, — и первая, и вторая — это те программы, которые были рекомендованы самими предприятиями. После этого была проработка по поручению президента республики, были приняты решения... В общей сложности уже почти миллиард выделен на эти меры. И мы, конечно же, каждый такой индивидуальный случай будем рассматривать».

Выступая на обсуждении отчета, Миргалимов, который обычно старается не слишком критиковать родную республику и ее власти, заявил: «Татфондбанк, его крах — это репутационные издержки федерального центра, Республики Татарстан... Надо минимизировать потери вкладчиков и привлечь к ответственности [виновных] лиц».

В перерыве между заседаниями корреспондент «БИЗНЕС Online» побеседовала с Прокофьевым о его инициативе провести парламентское расследование краха ТФБ. Депутат напомнил, что не так давно Госсовет РТ принял закон о парламентском контроле. «Там прямо сказано, что форма парламентского контроля не подменяет правосудия, не заменяет расследования, которые ведут правоохранительные органы. Но такие общественно значимые явления должны расследоваться и депутатским корпусом, — считает он. — Этим можно достичь прозрачности, публичности [расследования]. Потому что мы знаем, что правоохранительные органы ведут свои расследования в закрытом режиме». Вместе с тем Прокофьев признает: закон о парламентском контроле слишком суров — для инициации расследования требуется согласие трети депутатов, что при нынешней немногочисленности фракции КПРФ маловероятно. «Вы же понимаете, что нас всего три человека, а нужно минимум 33 человека», — пожимает плечами Артем Вячеславович в ответ на вопрос о вероятности проведения такого расследования в реальности.

Уже после окончания сессии тот же вопрос журналисты адресовали выходящему из зала заседаний спикеру ГС РТ Фариду Мухаметшину. Он сначала не хотел отвечать, но после прокомментировал в том же духе, что и Халиков. «Никакое парламентское расследование не сможет помочь вкладчикам», — заключил глава парламента. Стало быть, тему проведения парламентского расследования деятельности, кстати, все еще депутата Госсовета с приостановленным членством в «Единой России» Роберта Мусина и его команды можно считать закрытой.

ПРЕМЬЕР О ДОЛЬЩИКАХ ТАТАРСТАНА: «МЫ НЕ БУДЕМ ПРЯТАТЬ ГОЛОВУ В ПЕСОК»

Не обошел в своем докладе премьер еще одну немалую категорию тоже пострадавших жителей республики — дольщиков: «Продолжается работа по завершению строительства проблемных объектов долевого строительства. В Казани и в Набережных Челнах введено в эксплуатацию 7 жилых домов на 1274 квартиры общей площадью 83,3 тысячи квадратных метров, что позволило обеспечить жильем 1175 дольщиков. Вопрос непростой, он находится на особом контроле, и главы несут персональную ответственность вместе с министерством строительства РТ. Куратором данного проекта от правительства является первый заместитель премьер-министра РТ».

Однако столь короткая информация депутатов вновь не устроила, и парламентарий Александр Комисаров задал вопрос о том, какие действия планируются по обманутым дольщикам и по «Сувар Девелопмент», топ-менеджеры которого на прошлой неделе стали фигурантами дела Мусина. Тут премьер раскрыл тему более подробно: «У нас нет никаких сомнений сегодня — единственно, что появилось в СМИ по „Сувар Девелопмент“, мы надеемся, что здесь будет ситуация в порядке... Опять-таки мы не будем прятать голову в песок... Я уверен, что мы данные вопросы обязательно решим. Что касается обманутых дольщиков по ранее сформированным объектам, ситуация непростая, но вы видите, что ежегодно она решается и в Казани, и в Набережных Челнах. Этих проблем было чуть меньше в Набережных Челнах и осталось не так много. И сегодня достаточно уверенно могу сказать, что в ближайшее время данные вопросы будут решены. Несколько сложнее в Казани... Сегодня наша задача — выбирая те активы, которые есть, с каждым месяцем, с каждым годом уменьшать количество дольщиков. Возможно, на каком-то этапе нужно будет прибегать и к иным средствам. Например, вы видели в СМИ, что по проектам ЖК „МЧС“ ресурс в виде земельного участка сегодня определен, что вовсе не значит, что завтра это будет построено. Земельный участок под данный проект необходим под поиск инвестора, нужно не продать его за бесценок, а добиться более высокой цены данного земельного участка, получить наибольший эффект... Вот на такой простой вопрос, на котором, в общем-то, справедливо настаивают дольщики, о том, когда будет завершен тот или иной дом, ответить невозможно. Можно говорить только о домах этого периода. И сегодня понимание у нас по домам, которые будут строиться и вводиться за 2017 год, есть. Думаю, в самое ближайшее время проинформирую».

Интересный многим татарстанцам вопрос по теме строительства был задан Халикову депутатом Николаем Рыбушкиным: не задумывалось ли правительство Татарстана, по примеру Москвы, о ликвидации хрущевок?.. «Москва принимает, безусловно, правильное решение, — согласился премьер. — К сожалению, на данный момент для любого другого города России, включая Казань, это потребует дополнительных бюджетных средств». Однако Халиков заметил: «Мы за то, чтобы данные преобразования происходили, в разных случаях это будет по-разному». Он добавил: «Вопрос не о хрущевках все-таки, а о домах, которые непрезентабельны, аварийны и требуют реконструкции и изменений».
Подробнее на «БИЗНЕС Online»:
.business-gazeta.ru/article/340506

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Ср мар 22, 2017 15:43 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Жизнь после краха: что творится с осколками империи Мусина?
В распоряжении «БИЗНЕС Online» оказалась отчетность «Новой нефтехимии» — «кубышки» банкира с активами на 18 млрд., к сожалению, дутыми
Пока следствие ищет активы бывшего главы ТФБ Роберта Мусина, его юристы активно прячут концы в воду, банкротя компании, так или иначе связанные с экс-банкиром. «БИЗНЕС Online» проанализировал лишь видимую часть айсберга, заодно натолкнувшись на любопытные сделки: по-видимому, для Татфондбанка продать своему учредителю валюты на 5,6 млрд. рублей, а затем выкупить обратно за 6,8 млрд. рублей было обычным делом.

«КРОМЕ ДОЛГОВ И БАНКРОТЯЩИХСЯ ПРЕДПРИЯТИЙ, У МЕНЯ НИЧЕГО НЕТ»

На днях глава управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по РТ Ильдар Сафиуллин заявил о том, что следственными органами уже составлен предварительный список принадлежащих Роберту Мусину активов. «Перечень имущества сегодня определен и установлен, это большое количество... Земельные участки, и дома, и машины. Мы дополнительно проводим мероприятия по установлению иного имущества, в том числе и за территорией Российской Федерации», — ответил он на вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online».

Сам Мусин в эксклюзивном интервью «БИЗНЕС Online» незадолго до своего ареста заявлял, что у него нет «и 10 миллионов, и 5 миллионов, и миллиона долларов, никаких замков». «Кроме долгов и банкротящихся предприятий, у меня ничего нет... Ни одного рубля не выведено ни в какие офшоры для того, чтобы сбежать и где-то там красиво жить...» — говорил он.

Напомним, 3 марта ЦБ РФ принял решение об отзыве лицензии у Татфондбанка. В тот же день председателю правления банка Мусину было предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное в особо крупном размере»). Его обвинили в незаконном привлечении кредита Банка России в размере 3,1 млрд. рублей и последующем хищении денежных средств путем подмены залогов на менее ликвидные.

Вопрос о величине активов Мусина очень интересует вкладчиков Татфондбанка, ИнтехБанка, а также клиентов «ТФБ Финанс», которые понесли в результате крушения финансовой империи значительные потери. Удастся ли с помощью активов экс-банкира покрыть хотя бы часть убытков? Оставим следствию вопрос о том, сколько наличности зашито у бывшего банкира в матрасе, и попробуем посмотреть, что происходит с теми активами, которые числятся за ним официально.

КАК «НОВАЯ НЕФТЕХИМИЯ» С ТАТФОНДБАНКОМ ВАЛЮТОЙ ТОРГОВАЛА

Центр империи Мусина — ООО «Новая нефтехимия». На конец прошлого года этому юрлицу принадлежало 17,36% ПАО «Татфондбанк» (до начала проблем доля компании оценивалась в 2,919 млрд. рублей), 100% «Тимер Банка», 3,9% ОАО «Ипотечное агентство РТ» и 9,89% Татагропромбанка (ТАПБ). В феврале 2017 года доля «Новой нефтехимии» в ТАПБ увеличилась до 50,3% за счет обмена субординированного депозита компании в размере более 300 млн. рублей на долю в уставном капитале. Это помогло банку восстановить норматив достаточности капитала и избежать отзыва лицензии. По сути, сейчас Татагропромбанк наряду с нижегородским Радиотехбанком остается этаким островом Святой Елены для Наполеона, проигравшего Ватерлоо, — других банков, где за Мусиным и его людьми сохранялся бы не только формальный, но и операционный контроль, у него нет.

Теперь «Новая нефтехимия» фигурирует и в обвинениях, предъявленных Мусину. Рамиль Сафин, который на прошлой неделе стал фигурантом дела, был назначен на должность гендиректора фирмы 11 мая 2016 года, а уже 9 февраля 2017 года на этом посту его сменил бывший директор ООО «Роял Тайм», а ныне руководитель АО «Сувар эстейт» Айрат Тумакаев — доверенное лицо ключевого бенефициара холдинга «Сувар» Евгения Королькова.

Суть перемен в руководстве «Новой нефтехимии» еще до конца не ясна, по крайней мере, это не привело к видимым изменениям среди собственников компании. Согласно сайту раскрытия информации «Контур.Фокус», участниками ООО «Новая нефтехимия» значатся кипрская компания «Панмир Сервисез Лимитед» (владеет 72,1% долей, единственный собственник — ООО «Аида-Р», принадлежащее Мусину). Отметим, что данные о собственнике доступны только по отчетности банков и могли устареть — в последний раз они раскрывались Татфондбанком 26 января. Еще 17,9% долей «Новой нефтехимии» владеет ООО «Траверз Компани» (принадлежит партнеру Мусина, бывшему директору ООО «Новая Электроника» Владимиру Соловьеву). 9,9% принадлежит ООО «Газовик» (единственный участник ПАО «Татфондбанк», компания владеет большими участками земли в Пестречинском районе, переданными в управление «ТФБ Капитал»). Еще 0,1% долей «Новой нефтехимии» напрямую владеет «Аида-Р», которая также является акционером ИнтехБанка (4% акций).

Согласно пока нигде не опубликованному предварительному бухгалтерскому балансу за 2016 год, оказавшемуся в распоряжении «БИЗНЕС Online», финансовые вложения оценивались в 12,7 млрд. рублей (годом ранее — 6,3 млрд. рублей), зато оборотные средства компании за год снизились почти вдвое — с 9,3 млрд. рублей в конце 2015 года до 5,05 млрд. рублей в конце 2016 года — за счет снижения дебиторской задолженности с 3,3 до 1,07 млрд. рублей и вложений в ценные бумаги — с 5,9 до 3,9 млрд. рублей. Таким образом, активы компании за год выросли с 15,6 до 18,2 млрд. рублей.

Впрочем, желающих поживиться за счет активов «Новой нефтехимии» ждет разочарование — большинство средств, отраженных в отчетности, по всей видимости, дутые: они размещены в виде переоцененных в несколько раз земельных участков, а также в ценных бумагах близких к Мусину компаний — ОАО «ДОМО», ОАО «Обувная фабрика «Спартак», ОАО «Артуг», реальная стоимость которых стремительно приближается сейчас к нулю.

Капитал «Новой нефтехимии» в 2016 году практически не изменился — 9,5 млрд. рублей (уставной капитал — 4,35 млрд. рублей, добавочный капитал — 3,3 млрд. рублей, нераспределенная прибыль — 1,8 млрд. рублей). Выглядит солидно. Но так ли это на самом деле? Приведем такой пример: в феврале 2015 года уставной капитал «Новой нефтехимии» был увеличен на 430,7 млн. рублей за счет внесения ООО «Газовик» вклада в размере 3,1 млрд. рублей путем передачи 31 тыс. паев ЗПИФ «ТФБ — Рентный инвестиционный фонд». В результате размер доли ООО «Газовик» составил 9,9%. Разница между номинальной стоимостью доли (430,7 млн. рублей) и рыночной стоимостью паев (3,1 млрд. рублей) в сумме 2,6 млрд. рублей была отражена в составе добавочного капитала компании, а вскоре размер этой доли вырос до 3,3 млрд. рублей за счет переноса суммы переоценки внеоборотных активов в размере 662,3 млн. рублей в состав добавочного капитала по рекомендации аудитора ООО «Интерком-Аудит-Казань».

Любопытно, что в феврале 2016 года рабочая группа инспекторов ЦБ РФ потребовала у ООО «Газовик» раскрыть источник приобретения 31 тыс. паев ЗПИФ «ТФБ — Рентный инвестиционный фонд», однако компания отказалась предоставлять эти данные на основании того, что «не располагает информацией об источниках ценных бумаг, полученных через своих контрагентов по сделкам».

Интересно, что основные средства «Новой нефтехимии», то есть та часть имущества, которая задействована в основной деятельности, составляют 442,1 млн. рублей, хотя годом ранее это было всего 1,3 млн. рублей. Тут важно заметить, что в мае прошлого года фирма сменила адрес регистрации, переехав из офиса по ул. Меридианной, 2, арендуемого у ООО «Ак Барс Девелопмент», в бизнес-центр на ул. Баумана, 9а — по соседству с гостиницей «Казань», в реставрацию которой группа Мусина вложила порядка 1 млрд. рублей.

В структуре дебиторской задолженности «Новой нефтехимии» 67,4% (880 млн. рублей) приходилось на «Аида-Р», 18,8% (245,8 млн. рублей) — на ООО «Ипотека траст» (бывшая «ТФБ Ипотека», с 9 марта находится в процессе ликвидации), 10,5% (134,2 млн. рублей) — на ООО «Автопаркинг» (принадлежит новому гендиректору «Новой нефтехимии» Айрату Тумакаеву, гендиректору «Сувар Эстейт»).

Задолженность «Аида-Р» возникла в результате продажи в ноябре 2014 года акций АО «Лидер» с отсрочкой платежа до 27.11.2016. Задолженность «Ипотека Траст» возникла по договору уступки права требования к ООО «Проспер Инвест» (один из учредителей «Ак Барс Страхование», сейчас ликвидировано) с отсрочкой платежа, а также по договору купли-продажи векселей «ТФБ Инвестмент» и «Полюс С» (близкие к Мусину) со сроком погашения 31.03.2017.

«Несопоставимость фактических финансовых показателей деятельности ООО „Аида-Р“ с объемами обязательств перед „Новой нефтехимией“, а также отсутствие выручки и наличие убытков у компаний „Ипотека Траст“ и „Автопаркинг“, совершение заемщиком сделок купли-продажи ценных бумаг с данными дебиторами с отсрочкой платежа на длительный срок свидетельствуют об отсутствии у покупателей генерируемой выручки для выполнения обязательств, вследствие чего дебиторская задолженность данных контрагентов в размере 1,2 миллиарда рублей может быть признана скрытыми потерями, что составляет 30,5 процента от чистых активов заемщика», — говорится в заключении ревизоров ЦБ РФ, которые проверяли компанию в феврале 2016 года.

По результатам 2016 года у компании заметно выросли заемные средства — с 3,8 до 7,5 млрд. рублей, но при этом кредиторская задолженность упала с 2,29 до 1,14 млрд. рублей. Выручка компании в 2016 году составила 4,75 млрд. рублей (годом ранее — 5,4 млрд. рублей). Еще 3,1 млрд. рублей принесли «прочие доходы», которые, впрочем, по сравнению с предыдущим периодом уменьшились на 2,2 млрд. рублей.

Нужно заметить, что доходы мусинская компания получала иногда весьма изобретательно. Например, в июле 2015 года между «Новой нефтехимией» и ТФБ было заключено пять форвардных контрактов на общую сумму $105 млн. (5,68 млрд. рублей) и 4 аналогичных контракта на продажу валюты (общая стоимость контрактов — 6,89 млрд. рублей). Это привело к получению «Новой нефтехимией» дохода в сумме 1,21 млрд. рублей. Банк, соответственно, этой разницы лишился, причем, глядя со стороны, можно сказать, что все чисто — трейдеры неудачно сыграли на валюте.

Однако в итоге «Новая нефтехимия» в 2016 году еле-еле выползла из убытка, заработав скромные 16,2 млн. рублей чистой прибыли (годом ранее — 440,4 млн. рублей).

ИЗ ТФБ В МР

Кроме «Новой нефтехимии» Мусину также принадлежит еще несколько интересных активов — осколков большой финансовой империи, в заглавии которых после переименования в конце прошлого года присутствуют буквы МР (вероятно, это расшифровывается как Мусин Роберт — прим. ред.). Это ООО «МР Холдинг» (бывшее «ТФБ Холдинг»), уставной капитал которого — 500 тыс. рублей — полностью оплачен Мусиным. Примечательно, что с 9 февраля 2017 года Роберт Ренатович вернулся на пост директора этой компании, выводя из-под удара бывшего начальника УФСКН России по РТ, бывшего замруководителя УФСБ по РТ Ильгиза Минуллина. Отец руководителя АИР РТ Талии Минуллиной в ноябре 2015 года возглавил службу безопасности Татфондбанка, а с марта 2016 года руководил одной из ключевых компаний Мусина.

Напомним, что в 2013 году Мусин неожиданно заявил о своем уходе с поста предправления ТФБ и возглавил ООО «ТФБ Холдинг», которое должно было стать центром управления обширной тогда бизнес-империи Мусина, в которую кроме ТФБ входили торговые сети DOMO, «Белый ветер», Primorosso и обувной фабрики «Спартак». Однако в марте 2016 года Мусин вынужден был перевести уже шатающийся тогда Татфондбанк под свое прямое управление. Примечательно, что взятый под стражу зампред правления ТФБ Рамиль Насыров до 2016 года работал директором по внутреннему аудиту «ТФБ Холдинга».

По данным на конец 2015 года (более поздних сведений нет), балансовая стоимость компании составила скромные 158,1 млн. рублей, выручка — 192,5 млн. рублей, чистая прибыль — 764 тыс. рублей. После того как провалился план создания холдинга, компания «ТФБ Холдинг» жила в основном за счет услуг, оказываемых структурам, близким к Мусину. Так, за составление ежеквартальных отчетов в 2016 году «Тимер Банк» заплатил «ТФБ Холдингу» 7,5 млн. рублей. По нашим сведениям, аналогичные услуги «ТФБ Холдинг» оказывал и ИнтехБанку.

Еще один осколок империи — ООО «МР Девелопмент» (бывшее «ТФБ Девелопмент»). Компания должна была управлять недвижимостью, принадлежащей участникам холдинга. По данным на конец 2015 года, ее баланс составлял 12,5 млн. рублей. 70% компании принадлежит Мусину, оставшиеся 30% — его старому партнеру и владельцу «Артуг-финанс» Ильдусу Мингазетдинову.

Занимающееся оптовой торговлей ООО «Старый приятель» — еще один совместный актив Мусина со своими давними партнерами. Уставной капитал компании — 1,01 млн. рублей. 30% принадлежит Мусину, а 70% — Айдару Давлетгараеву (акционер АО «Земельная корпорация «Лидер», бывший учредитель и директор «Автопаркинг», а также ООО «АБ1», которое перекрестно владеет коллекторским агентством ООО «Служба взыскания редут» (бывшее «ТФБ-Займъ»).

Разработкой стратегии для всего холдинга должно было заниматься ООО «ТФБ Стратегия» (уставной капитал — 500 тыс. рублей, единственный владелец — Мусин). 9 февраля Роберт Ренатович возглавил и эту компанию, заменив на посту гендиректора Минуллина. По данным на конец 2015 года, баланс компании составлял 7,4 млн. рублей, выручка — 8 млн. рублей, чистая прибыль — 2 млн. рублей.

В эту же плеяду можно включить ООО «МР Аналитика» (бывшая «ТФБ Аналитика»): уставной капитал — 100 тыс. рублей, единственный владелец и директор — Мусин. Выручка компании за 2015 год — 73,5 млн. рублей, чистая прибыль — 1,1 млн. рублей. Компания жила в основном за счет договоров предоставления аналитической отчетности с банками, входящими в группу ТФБ. Так, только за два месяца — ноябрь и декабрь 2015 года — «Тимер Банк» заплатил компании 15 млн. рублей за работу, которая входила в круг служебных обязанностей сотрудников банка. «Возникает высокая вероятность претензий налоговых органов в части использования услуг организации „ТФБ Аналитика“ в целях налоговой экономии», — говорится в акте проверки службы внутреннего аудита «Тимер Банка». Видимо, это только вершина айсберга.

ИДЕАЛЬНЫЙ БИЗНЕС

Кстати, подобными сравнительно честными схемами «дойки» банков, вероятно, занимался и менеджер Мусина, Марат Загидуллин, который возглавлял Татфондбанк во время добровольной ссылки Роберта Ренатовича в 2013 - 2016 годах, а позднее был отправлен на должность председателя совета директоров банка «Советский». По данным источников «БИЗНЕС Online», только за 2016 год «Тимер Банк» заплатил 84,9 млн. рублей принадлежащей Загидуллину (с декабря 2016 года ее номинальным владельцем значится Ренат Валетов) компании «М энд Р Консалтинг групп». В обязанности сотрудников фирмы входило проведение юридической экспертизы перспектив досудебного или судебного решения споров, а также представление интересов банка в судах (в том числе по известным делам компаний «Свей», «Маг-Строй», «Реселлер» и «Новатор-71»). Причем почти 99% этой суммы сразу перекочевало привлеченным по отдельным агентским договорам юристам, выступающим в качестве ИП. Отметим, что через службу собственного аудита «Тимер Банка» эти договоры не проходили.

По мнению опрошенных «БИЗНЕС Online» участников рынка юридических услуг, прокаченные через «М энд Р Консалтинг групп» за год суммы несоизмеримы с объемом оказанных услуг — годовой контракт на юридические консультации и представление интересов клиента в судах для крупной компании редко превышает 10 - 15 млн. рублей. Конечно, у санируемого банка судов больше, но почему бы на них не ходить штатным юристам?

Еще один весьма любопытный актив — зарегистрированное в 2013 году ООО «ТФБ Старт» (деятельность в области права). Уставной капитал компании составляет 500 тыс. рублей, 80% компании принадлежит самому Мусину, 15% — его доверенному лицу, Ренату Долотину, бывшему директору департамента по правовым вопросам и работе с активами Татфондбанка, в начале 2016 года назначенному председателем правления питерского банка «Советский», санировать который было поручено ТФБ. Выручка «ТФБ Старт» за 2015 год составила 67,1 млн. рублей, при этом чистая прибыль — 61,5 млн. рублей. По всей видимости, Мусин с Долотиным открыли рецепт идеального бизнеса, но почему-то не захотели делиться им с окружающими, инициировав 29 декабря 2016 года процесс ликвидации фирмы.

ТОКСИЧНЫЕ АКТИВЫ

Сразу же после краха ТФБ Мусин инициировал процесс управляемого банкротства бизнес-активов, которые традиционно связывают с его именем. 23 декабря в Арбитражный суд РТ поступили заявления о ликвидации ООО «Бытовая электроника» (на 100% принадлежит ГК DOMO, занимается развитием торговой сети бытовой техники и электроники) и обувной фабрики «Спартак». 26 декабря от ООО «Глобал консалтинг» (бенефициар — Мусин) поступил иск о признании «Бытовой техники» банкротом. Отметим, что эти две компании наряду с ХК «Золотой колос» во многом и стали теми якорями, которые утянули на дно империю Мусина. Компании кредитовались, потом перекредитовывались, чтобы погасить проценты по прошлым долгам, в результате дыра в балансе разрасталась все больше и больше. Так игрок в казино вместо того, чтобы зафиксировать проигрыш, постоянно увеличивает ставки в надежде отыграться. Сам Мусин в своем последнем интервью «БИЗНЕС Online» признавал, что многолетняя попытка спасти ГК DOMO и «Спартак» была его ошибочным решением.

Напомним, что по результатам плановой проверки ЦБ РФ летом 2016 года предписал ТФБ увеличить свои резервы на 23,5 млрд. рублей, так как счел, что банк слишком оптимистично оценил свои вложения в ценные бумаги, представленные акциями ЗАО «ТФБ-актив» и АО «Земельная корпорация «Лидер», облигациями ООО «ДОМО», ООО «ТД „Спартак-Казань“», ООО «ТФК „Союз“». При оценке земельных участков, составлявших 95% активов ПИФ „ТФБ рентный“, их стоимость, по мнению регулятора, была завышена в 2,5–3 раза. Именно после той проверки и решения о доначислении резервов на астрономическую сумму фактически и начался терминальный этап гибели Татфондбанка.

ЗЕМЕЛЬНЫЙ БАНК МУСИНА И ЕГОРОВА

ОАО «Земельная корпорация „Лидер“» — еще один весьма любопытный актив, который был создан в 2005 году для управления огромным земельным банком ХК «Золотой колос». Конечными бенефициантами корпорации, по всей видимости, являются «Ак Барс Холдинг» и Мусин. По крайней мере, в 2013 году Роберт Ренатович был акционером компании и в этом качестве даже проводил атаку на своего бывшего партнера по ХК «Золотой колос», бывшего депутата Госдумы РФ Рината Губайдуллина. Впрочем, в совете директоров компании сейчас большинство членов представляют холдинг «Ак Барс».

Размах владений корпорации поражает воображение: по состоянию на 31.12.2015 в ее собственности находятся земельные участки общей площадью 122 344,23 га, в том числе земли сельскохозяйственного назначения площадью 112 338 га, что составляет 2,54% от всех земель сельскохозяйственного назначения в Республике Татарстан. Для понимания масштаба заметим, что у группы ASG, которой владеет Алексей Семин, имеется «всего лишь» 25 тыс. га земли. То есть «Лидер» в четыре раза перекрывал владения известного лендлорда, который, кстати, тоже стоял у истоков Татфондбанка.

Уставной капитал корпорации на конец 2015 года составлял 2,66 млрд. рублей, чистые активы оценивались в 3,72 млрд. рублей. Залоговая стоимость земельных участков, переданных в залог, составляла 8,5 млрд. рублей. Ранее корпорация владела 9,93% акций ТФБ, однако в июле 2015 года продала 5,137% акций банка ОАО «Казанский МЭЗ» (100-процентная «дочка» «Нэфис Косметикс»), а позже совсем вышла из состава акционеров ТФБ.

По данным на конец 2015 года, 8,8% уставного капитала корпорации владел Рафаэль Багаутдинов (совладелец входящего в «Ак Барс Холдинг» «Татсельхозпродукта»), 16,19% — Фирая Мухаметянова (владелец ООО «ХК «Ак Барс — Недвижимость»), 16,19% — Елена Янова (директор и совладелец АНО «СТК «Тимерхан», совладелец «Татсельхозпродукта»), 6,34% — ЗАО ХК «Золотой колос», 8,44% — ООО «Автопаркинг», 27,46% — ООО «Ленд-инвест» (Рафаэль Багаутдинов, Фирая Мухаметзянова и Елена Янова), 16,54% — Татфондбанк. С 12 марта 2015 года директором компании является Азат Закиров (директор ООО «Управление активами „Капитал“» и экс-председатель Палаты имущественных и земельных отношений Пестречинского муниципального района РТ).

3 июня 2015 года был зарегистрирован выпуск допэмиссии акций «Лидера» на сумму 1,252 млрд. рублей, который был оплачен земельными участками. По всей видимости, вся эта допэмиссия пошла на поддержку ИнтехБанка — в июле 2015 года корпорация разместила в нем четыре субординированных депозита на общую сумму 1,252 млрд. рублей сроком на 10 лет.

Пока что «Лидер» «чист» в плане банкротства — заявлений на него, по крайней мере на данный момент, нет. Но есть и некие тревожные признаки — перестал функционировать сайт компании.

РУСТЕМ ГАЛИАКБЕРОВ ЗАДРАИЛ СВОЙ ОТСЕК?

Стоит отметить еще один крупный осколок империи Мусина, который уже долгое время автономно развивался под контролем УК «Бугорос», принадлежащей доверенному топ-менеджеру Мусина Рустему Галиакберову (бывший исполнительный директор ОАО «DOMO»). Речь идет о металлотрейдинговой компании «Метаслав», в которую вошли казанское ОАО «Татметалл» и челнинское ОАО «Камснаб», а также ОАО «Казанский завод медицинской аппаратуры» и челнинское ОАО «Галантерея-ткани».

Напомним, что в конце 2012 года Галиакберов сменил своего шефа в учредителях ООО «Бугорос», уставной капитал которого составляет 2,1 млн. рублей. С июня 2015 года гендиректором компании стал сын Рустема Галиакберова, Айрат.

В феврале 2017 года УК «Бугорос» («дочка» ООО «Бугорос») начала процедуру ликвидации, «Метаслав» перешел под управление УК «Окун», 100-процентным владельцем которой является Фарида Аитова. Отметим, что ранее она была гендиректором ООО «Рю Руаяль» (70% принадлежало «Сувар-Инвест», 30% — Джемалу Инашвили). В 2010 году компания прекратила существование.

По всей видимости, речь идет об отсечении последних нитей, формально связывающих этот осколок империи Мусина от уходящего под воду ТФБ, и Рустем Галиакберов продолжил контролировать свои активы. По крайней мере, директором УК «Окун» назначен Евгений Абрамов — директор ООО «Бугорос аренда ПА плюс» (принадлежит Рустему Галиакберову) и «Метаслав розница» (принадлежит Рустему Галиакберову и Искандеру Зиганшину). При этом Галиакберов продолжает оставаться гендиректором в ОАО «Татметалл» и «Камснаб», а его сын Айрат с марта 2017 года возглавил КЗМА. Галиакберову-старшему также принадлежит ООО «Маршал», владеющее бизнес-центром на Чуйкова.

РЕБУС ДЛЯ СЛЕДОВАТЕЛЕЙ

Мы рассмотрели только несколько компаний, связь которых с Мусиным прослеживается наиболее отчетливо. Но надо отметить, что это далеко не полный перечень. С самого начала юристы Мусина использовали изощренные методы скрытия бенефициаров, применяли запутанные схемы перекрестного владения. Кроме того, трудно вычленить, где заканчиваются активы Мусина, а где начинаются активы, принадлежащие его партнерам по бизнесу. В качестве примера можем привести компанию «Аида и Д» (уставной капитал — 376,6 млн. рублей). В 2013 году Татфондбанк раскрывал, что дочь Мусина Аида Ильясова владеет более 20% «Аиды и Д». Сейчас, согласно базе данных «Контур.Фокус», владельцами компании значатся некие ООО «Практика Аудита» (находится в ликвидации с 26.12.2016), ООО «Интент» (принадлежит Аделю Губайдуллину, гендиректору АО «Ак Барс Основа» (на 100% принадлежит МЗИО РТ) и одному из совладельцев «Селены-синтез» — акционера ТФБ), ООО «Призма» (30 декабря 2016 года из состава учредителей компании вышел Игорь Волостнов — учредитель ООО «Свитиль» (входящего в состав учредителей ИнтехБанка и ТФБ) и ТД «Адонис»), а также Elevani Enterprises Limited (Кипр), которая в октябре 2010 года упоминалась как 50-процентный учредитель ООО «Солнечный город». Вот и поди разберись, кто тут главный.

Основным активом компании «Аида и Д» в последнее время была УК «ООО «Концерн Белый ветер» (владела торговой сетью «Белый ветер Цифровой»), ликвидированная по решению Арбитражного суда 13 января 2017 года. В начале марта наступила очередь самой «Аиды и Д» — по иску «Тимер Банка» она была признана банкротом, в отношении нее открыто конкурсное производство. Согласно судебным документам, в июне 2015 года компания взяла кредит в размере 55 млн. рублей под 18% годовых, который должен был быть погашен 31 августа 2016 года. Однако этого не произошло, сейчас банк вошел в реестр кредиторов с требованиями в 71 млн. рублей (увеличение за счет набежавших процентов).

И так по многим другим компаниям. По всей видимости, следствию предстоит долгая и увлекательная работа по распутыванию всего клубка и возврату на «базу» проданного и переписанного на «своих» имущества.
Подробнее на «БИЗНЕС Online»:
.business-gazeta.ru/article/340563

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Чт мар 23, 2017 8:24 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Парадоксально, что ни представители правительства Татарстана, ни ЦБ не стесняются признаться, что наблюдали за крахом банка до тех пор, пока "дыра" в нем не стала слишком заметной для всех - почти 100 млрд руб. - 77 - 2017-03-23 04:31:47


Правила игры

Что бы вы сделали, если бы потеряли средства из-за краха банка? Попытались бы разобраться, кто виноват, или последовали принципу "зачем забивать себе голову тем, что уже не вернешь"?

Поскольку Татфондбанк контролировался властями республики, именно у них кредиторы просят ответа на извечные вопросы, "кто виноват" и "что делать". В банке, лишившимся лицензии 3 марта, зависли средства 35 тыс. юрлиц (около 60 млрд руб.), а также крупных вкладчиков. Но правительство региона уже пытается забыть неприятную историю. На днях на сессии госсовета премьер Татарстана Ильдар Халиков признал, что вернуть деньги кредиторов практически невозможно. "Тогда зачем ворошить прошлое, раз ответ на вопрос, кто виноват, ничего не даст для самих вкладчиков",— заявил он, выступив против парламентского расследования случившегося. "Ни одно парламентское расследование не поможет вернуть деньги",— согласился с ним спикер Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин.

Господин Халиков — не только премьер Татарстана, но до недавнего времени глава совета директоров Татфондбанка. То есть к нему вопросов вдвое больше. Ответы на них между тем порождают только новые вопросы. В частности, по словам премьера, сам факт того, что он возглавил в 2014 году совет директоров Татфондбанка, уже тогда открыто показывал наличие проблем. Ильдар Халиков не скрывает, что сразу знал о сложности ситуации: "Нужно ли было идти в банк, чтобы пытаться его спасти, или сказать "пусть банк умирает"?".

Конечно, возлагать ответственность только на руководство и собственников банка тоже было бы неправильно. Надзирает за отраслью Банк России и если они знают о наличии проблем и понимают, что банк "умирает", то обязаны информировать ЦБ. И тут возникают новые вопросы.

Если верить ЦБ, регулятор узнал о проблемах Татфондбанка намного позже властей республики, но тоже задолго до отзыва лицензии. "Начиная с мая прошлого года мы понимали, что банк находится в тяжелейшем финансовом положении,— говорил первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин сразу после отзыва лицензии.— Мы знали, что его капитал утрачен... финансовая отчетность существенно недостоверна". Но регулятор не принял мер, хоть и должен был. Он не спешил, потому что власти Татарстана пообещали, что "не оставят банк в беде".

Парадоксально, что ни представители правительства Татарстана, ни ЦБ не стесняются признаться, что наблюдали за крахом банка до тех пор, пока "дыра" в нем не стала слишком заметной для всех — почти 100 млрд руб. И сейчас совершенно очевидно, что эти деньги уже не вернешь, слишком долго банк жил на грани краха, под бдительным оком ЦБ и правительства Татарстана.

Газета "Коммерсантъ" №49 от 23.03.2017, стр. 7

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пн мар 27, 2017 19:32 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Покрывал ли кто-то Роберта Мусина в Центробанке? - 12345 - 2017-03-26 11:12:33


Крах Татфондбанка дает все новые метастазы. Минувшая неделя ознаменовалась началом в Арбитражном суде РТ слушаний, в котором ЦБ РФ сошелся с ТАИФом: компании участие в мутных схемах Роберта Мусина может обойтись в 3,1 млрд. рублей.

На первом же заседании юристы НКНХ перешли в контратаку и фактически обвинили сотрудников Банка России как минимум в беспечности, а в пределе — и в соучастии в предполагаемом хищении. «Если бы они [Центробанк] нас уведомили о своем желании [выдать Татфондбанку заем под залог кредита НКНХ], мы бы немедленно предоставили всю информацию, и, возможно, на ее основании Центробанк принял бы решение о невыдаче кредита, которое он и должен был принять исходя из существующей тогда ситуации в ТФБ», — заявил юрист Михаил Раскин, представляющий интересы НКНХ в суде.
По всей видимости, это и будет тактикой защиты НКНХ: сам ЦБ РФ виноват в том, что при выдаче кредита ТФБ не проявил осмотрительность, хотя имел в банке своего спецпредставителя и наблюдал все движения денег в режиме онлайн. Скорее всего, во время судебных слушаний будет поставлен вопрос о мере ответственности самих сотрудников ЦБ РФ, которые курировали Татфондбанк: не было ли у них умысла закрывать глаза на явно подозрительные схемы?

При этом, как сообщают наши источники, знакомые с ситуацией, описанная схема — это лишь вершина айсберга. В последние дни перед крушением ТФБ в «тыкву» путем вывода залогов и отказов от поручительства превратились кредиты на многие миллиарды рублей. Должно же быть объяснение тому, почему предварительная оценка финансовой дыры ТФБ в 50 млрд. рублей, которая фигурировала в начале декабря 2016 года во время переговоров с потенциальными санаторами, уже после введения моратория выросла до 96 млрд. рублей. Если будет создан прецедент с НКНХ, другие сделки, ухудшающие качество активов банка, тоже могут быть оспорены.

При этом, по данным «БИЗНЕС Online», в Татарстане всерьез размышляют о том, что всей этой истории изначально предшествовал сговор людей Мусина и ответственных сотрудников ЦБ. Собственно, на почве такого рода подозрений 17 октября прошлого года в отставку были направлены два главных куратора надзорного блока — зампред Михаил Сухов, а также первый зампред Алексей Симановский.

Подтвердил наличие претензий к Центробанку и глава правительства РТ Ильдар Халиков, выступавший на этой неделе в Госсовете: «Возникают вопросы. Почему Центральный банк, может быть, поздно принял решение и не проинформировал нас? Почему крупные международные аудиторы ежегодно утверждали отчет? Почему крупнейшие мировые рейтинговые агентства давали достаточно высокие рейтинги Татфондбанка?..» — вопрошал татарстанский премьер.

.business-gazeta.ru/article/340895

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вт мар 28, 2017 3:54 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
S&P усомнилось в необходимости отзыва лицензии Татфондбанка /Однако..))) - Интернетчеловек - 2017-03-27 16:10:31
Рейтинговое агентство S&P Global Ratings усомнилось в необходимости решения ЦБ РФ об отзыве лицензии у Татфондбанка (ТФБ), следует из аналитического отчета агентства. «Процесс оздоровления проблемных российских банков может остаться недостаточно прозрачным при новом регулировании», — сообщается на сайте Ассоциации российских банков (АРБ).

«Прежде всего мы полагаем, что критерии, используемые Банком России при принятии решения о финансовом оздоровлении либо отзыве лицензии проблемных финансовых институтов, до сих пор не были достаточно прозрачными. Мы не уверены в том, что проблема будет решена и после введения нового механизма санации», — говорится в отчете. В пример приводится ситуация с отзывом лицензии у второго по величине банка Татарстана. «Решение Банка России об отзыве лицензии у Татфондбанка было принято, несмотря на высокую, по нашим оценкам, значимость этой финансовой организации для банковского сектора Республики Татарстан», — подчеркнули в агентстве.

При этом, как отмечает S&P, доля ТФБ в сегменте депозитов юрлиц в РТ незадолго до введения временной администрации составляла около 13% (к 1 декабря 2016 года). «Доля Татфондбанка выше, чем соответствующие доли нескольких региональных банков, в частности ВУЗ-банка, Автовазбанка, Балтийского банка, Социнвестбанка и банка „Таврический“, которым ранее была оказана помощь в рамках финансового оздоровления», — подчеркнули в агентстве.

Кроме того, АСВ ранее предоставляло кредиты в размере более 100 млрд. рублей (отмечалось, что на санацию ТФБ понадобилось бы 100—220 млрд. рублей) — например, Банку Москвы (294,8 млрд. рублей) и Мособлбанку (168,7 млрд. рублей).

Напомним, ЦБ РФ отозвал лицензию у Татфондбанка 3 марта, а после подал иск о его банкротстве. Иск ЦБ РФ Арбитражный суд РТ рассмотрит 11 апреля.

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вт мар 28, 2017 19:37 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
«Есть намерение привлечь к ответственности ЦБ. Недосмотрели – пускай отвечают!»
Александра Юманова и Ко собрали пул долгов в 3 млрд. рублей для вхождения в комитет кредиторов и раскритиковали альтернативный фонд помощи
Судебный штраф за участие в несанкционированном митинге не охладил пыл лидера погоревших вкладчиков ТФБ Александры Юмановой, теперь она рассчитывает через Арбитражный суд получить допуск к работе временной администрации банка. Тем временем в пуле кредиторов банка под ее крылом собрались, по ее словам, уже 1,5 тыс. юрлиц и 3 тыс. вкладчиков-физлиц. Впрочем, для выдвижения своего представителя в кредитный комитет этого пока недостаточно.

«НИКОГО ИДТИ ЗА СОБОЙ Я НЕ ПРИЗЫВАЛА»

Сегодня после 10-дневной отсрочки Вахитовский райсуд вернулся к рассмотрению дела об административном правонарушении лидера инициативной группы пострадавших вкладчиков Татфондбанка Александры Юмановой. Поддержать своего представителя пришли 6 клиентов банка. Некоторым из них Юманова попутно давала советы в коридоре, однако уже в 10:00 зампредседателя суда Дамир Гадышин прервал консультацию и объявил судебное заседание продолженным. Гадышин напомнил, что корни так называемого правонарушения Юмановой уходят в события, произошедшие 4 марта, когда женщина в составе массовой группы граждан пришла к кабмину РТ. «На замечания полиции Юманова не реагировала, пыталась ворваться в здание кабмина РТ, препятствовала доступу в здание», — озвучил суть обвинения Гадышин. Активистка посчитала нужным поделиться собственной версией событий того дня. Вкратце Юманова рассказала, что 4 марта она и другие «погорельцы» Татфондбанка, ИнтехБанка собрались в ТПП РТ, где составили письмо для представителей власти. Следующим шагом была его передача, «например, Халикову», поэтому авторы петиции и направились на площадь Свободы.

— Никого идти за собой я не призывала, за других людей я не решаю, — объяснила в суде Юманова. — У здания кабмина я подошла к охраннику, попросили взять письмо, впустить нас. Он молчит как каменный истукан. Позже появилось разрешение впустить нас — кого-то одного, потом вдвоем. Халиков нас встретил, пожал руку, взял письмо. Затем мы ушли. Претензий не было.

В описании Юмановой события 11 марта, когда ее задержали во время санкционированного пикета в парке им. Петрова, разворачивались стремительно. К ней подошел подполковник полиции Александр Царевский и попросил проехать вместе с ним. «Ничего мне не объясняет, кричит, говорит: «Я сотрудник полиции, вы мне не подчиняетесь!» Меня окружил ОМОН, 15 человек, подъехала гражданская машина. Царевский говорит: «Садись». Ну у меня выбора уже не было, когда вокруг омоновцы, я села. Меня привезли в отделение полиции, там вручили протокол», — рассказала о деталях задержания активистка.

Гадышина же больше заинтересовало, каким образом Юманова относится к числу пострадавших вкладчиков банка.

— У моего мужа есть фирма — был расчетный счет в ТФБ. Я находилась в декрете, у меня два маленьких ребенка. Я очень потерпевшая! — ответствовала Юманова. Она отметила, что на счете зависло 300 тыс. рублей и эта сумма для их семьи существенная.

Выступая перед судом, адвокат Юмановой, Тимур Соснин, попытался убедить суд в незаконности обвинений. «Поводом для возбуждения административного дела стал рапорт начальника смены майора полиции Яруллина. В деле также есть рапорт Царевского. В рапорте Валиева от 10 марта описаны беспорядки и якобы звучавшие призывы к погрому. Протокол составлен более чем через 7 дней— это нарушение закона. Получается, и правоохранительные органы нарушили закон о полиции, раз на месте не пытались предотвратить нарушения», — заявил Соснин.

Кроме того, он обратил внимание суда на то, что на видеозаписи явно видно, как Царевский сам предложил Юмановой пройти в здание кабмина. Так же отчетливо видно, что женщина никому не препятствовала на входе, была лишь заминка.

— Кабмин не здание социальной инфраструктуры. Другая статья должна быть, если хотели что-то вменить. Возможность задержать была, но полицейские никого не задержали, — убеждал суд Соснин. В заключение адвокат попросил судью осмотреть справку после пикета, где написано, что нарушений не зафиксировано, и прекратить административное производство. Сотрудник полиции Ильгам Ахметзянов, явившийся в суд, с подсказки Гадышина попросил Юманову все-таки оштрафовать.

Пока судья был в совещательной комнате, вкладчики гадали, с каким решением председательствующий вернется. Впрочем, почти все смирились с тем, что штраф, уже постигший другого активиста, Марселя Шамсутдинова, неизбежен. Так и произошло, судья признал Юманову виновной в административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст. 20.2.2 КоАП РФ («Организация массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах, повлекших нарушение общественного порядка»). 10 тыс. рублей штрафа вкладчицы и активистки присуждены в доход государства. Впрочем, время обжаловать это решение еще есть.

«НЕДОСМОТРЕЛИ — ПУСКАЙ ОТВЕЧАЮТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ»

Через несколько часов после решения суда сторонники Юмановой распространили через мессенджеры сообщение: «Срочно! Всем! В 15 часов в ТПП на Пушкина Александра Юманова проведет пресс-конференцию! Расследования, сенсация! Заявления! Не опоздайте!»

Желающих послушать, что скажет местная Жанна д'Арк (так в последнее время называют бизнес-леди сами «погорельцы») собралось несколько человек группы поддержки и журналисты. Рядом с Юмановой сидели ее сподвижники — Руслан Титов и Венера Салахова, а также Тимур Джабаров.

Юманова начала с рассказа о том, что все встречи вкладчиков с премьер-министром РТ Ильдаром Халиковым и главами республиканских министерств ни к чему не привели, поэтому погорельцы решили обратиться с просьбой об аудиенции к Рустаму Минниханову. «Это наш президент, мы его выбирали. Мы верим, что в его силах помочь всем пострадавшим клиентам Татфондбанка и ИнтехБанка», — заявила Юманова. Необходимость обращения через СМИ представитель потерпевших вкладчиков объяснила тем, что в аппарате президента, куда они обращались, ответили, что в графике нет времени для встречи.

Вслед за этим были объявлены если не анонсированные «сенсации», то как минимум интересные факты. Отвечая на вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online», Юманова информировала, что сегодня в создаваемый ею и сподвижниками пул кредиторов вошли около 1,5 тыс. юридических лиц и около 3 тыс. физических лиц, которые претендуют на долг банка в 3 млрд. рублей. Напомним, в том случае, если средства пула кредиторов составят 10% от всех обязательств кредитной организации, держатель пула сможет выдвинуть представителя в кредитный комитет и наблюдать за реализацией активов банков, продажей имущества и действиями конкурсных управляющих. Впрочем, 3 млрд. рублей вряд ли хватит, ведь требования одного только АСВ превышают полусотню миллиардов.

Так или иначе, пока количество участников пула постоянно растет, но собеседница журналистов отказалась называть компании, которые сформировали его ядро, оговорившись, что никто не давал ей на это права. Юманова подчеркнула лишь, что формирование этого пула — это очень важная задача для союза пострадавших вкладчиков.

— Реализовав ее, мы сможем в большем размере вернуть свои деньги и перестать здесь собираться как на работу, — отметила лидер вкладчиков. Она также сообщила, что пострадавшими клиентами был подан первый иск в Арбитражный суд.

— Подало иск юридическое лицо, которое выражает недоверие действиям АСВ и просит Арбитражный суд вынести решение о допуске рабочей группы в составе специалистов — юристов, экономистов и аудиторов — к участию в работе временной администрации, — заметила Юманова. — Целью этой рабочей комиссии будет выявление и оценка активов банка... Это позволит отложить принятие решения об инициировании процедуры банкротства банка.

Второй иск был подан в Арбитражный суд с целью оспорить приказ Центробанка об отзыве лицензии Татфондбанка, мотивированный тем, что показатели отчетности банка были хорошие, а спустя три месяца он неожиданно рухнул. Заявитель просит признать этот отчет незаконным и отменить приказ об отзыве лицензии банка. Внутренняя цель — заставить ЦБ раскрыть больше информации об активах ТФБ.

Наконец, в союзе приняли решение о подаче заявлений в МВД по РТ. Суть требований к правоохранительному ведомству сводится к тому, что у юридических лиц остались замороженные счета на корреспондентских счетах, а платежные поручения исполнитель не провел. В связи с этим предприниматели просят усмотреть состав преступления в действиях должностных лиц банка. Физлица также подают иски в МВД, указывая на то, что их средства безосновательно заморожены.

— Просят, чтобы МВД статью там какую-нибудь придумало и привлекло к ответственности, — сказала Юманова, тем не менее, искренне сформулировав задачу заявителей.

Еще одну пачку заявлений клиенты банка понесут в прокуратуру. Физлица, не согласные со схемой страховых выплат, попросят надзорное ведомство дать оценку действиям АСВ.

— Также есть намерение обратиться в следственный комитет, чтобы привлечь к ответственности должностных лиц Центробанка... Недосмотрели — пускай отвечают уголовной ответственностью, — подключился к разговору активист Джабаров.

«ОСТАВЛЯЮТ НАМ ПО 100 РУБЛЕЙ НА ПИРОЖКИ, ДА ЕЩЕ МЫ САМИ СБРАСЫВАЕМСЯ»

Между тем у Юмановой наметились конкуренты в борьбе за управление неминуемо подступающей процедурой банкротства банка. 22 марта на пресс-конференции в агентстве «Татмедиа» заявил о себе некто Булат Бакеев, представившийся президентом и одним из соучредителей благотворительной организации «Фонд поддержки клиентам Татфондбанка и ИнтехБанка». У фонда четверо учредителей: сам Бакеев (владелец группы компаний «Экомат»), Ильдар Сафаргалиев (владелец ООО «Финансово-Правовая Группа «Талисман» и председатель «Фонда содействия развитию правового просвещения населения РТ»), Радик Сафин (владел ООО «САФ-Интеллект», которое прекратило деятельность в 2014 году) и Рустем Ибнеев (владелец и директор компаний «Крансервис», «Гидроремонтзапчасть», «Центр спецтехники» и «Интехкрансервис»). «Они не боятся работать», — так охарактеризовал своих коллег Бакеев и объявил задачу своего фонда — создание прозрачного и юридически чистого механизма помощи пострадавшим клиентам банков-банкротов за счет добровольных пожертвований. Пожертвования эти, надеется Бакеев, начнут поступать от частных лиц, банков и компаний, заинтересованных в стабилизации социально-экономической ситуации в республике.

Распределять полученные средства будет попечительский совет фонда, который будет создан позднее из своих участников. По словам Бакеева, одним из механизмов поддержки может стать добровольный выкуп с дисконтом прав требований у тех клиентов банков, которые обратятся в фонд. Размер дисконта будет определяться в зависимости от количества средств на счету фонда. За счет выкупа прав требований фонд может войти в реестр кредиторов и таким образом участвовать в формировании конкурсной массы.

Участники пресс-конференции сегодня негативно отозвались о созданной организации, называя ее «троянским фондом» (по заголовку статьи в газете в «Коммерсантъ»). Погорельцы напомнили, что настаивают на создании фонда, который бы наполнялся правительством республики за счет сокращения имиджевых проектов и отчислений предприятий, где Татарстан имеет контрольный пакет, по аналогии с ГЖФ. Только такой фонд, по их мнению, может помочь вкладчикам. Пока же им, по словам Юмановой, помогают только бабушки, приходящие в офис союза на ул. Восход, 5.

— Оставляют нам по 100 рублей на пирожки, да еще мы сами при необходимости сбрасываемся, — рассказала трогательные подробности о деталях работы своего движения Юманова. Она пояснила, что в число обманутых вкладчиков попало множество людей, искушенных в самых различных профессиях — и юристы, и экономисты, что дает возможность не тратить деньги на оплату работы специалистов, опираясь на «внутренние резервы».

Закончил пресс-конференцию Джабаров объявлением о новом митинге, который должен пройти 1 или 2 апреля. А вот где именно исполком Казани согласует это массовое мероприятие — пока неизвестно.
Подробнее на «БИЗНЕС Online»:
.business-gazeta.ru/article/340774

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вт мар 28, 2017 19:38 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Адвокат ТАИФа: «Представители ЦБ нарушили собственные же процедуры!»
Юристы НКНХ перешли в контратаку на Банк России: о чем они думали, давая 3,1 млрд. ТФБ без элементарной проверки качества залога?
В Арбитражном суде РТ накануне начались слушания по громкому иску Банка России к трем ответчикам: Татфондбанку, «Новой нефтехимии» и «Нижнекамскнефтехиму». ЦБ РФ пытается спасти свой кредит в 3,1 млрд. рублей, выданный ТФБ под залог кредита НКНХ, который к тому времени с помощью хитрой схемы Роберт Мусин превратил в ничего не стоящую бумажку. Корреспондент «БИЗНЕС Online» выяснил, что в ТАИФ, который готов был дать всю информацию, из ЦБ даже не звонили.

«КТО ЕМУ ДЕЛЕГИРОВАЛ ПОЛНОМОЧИЯ ПРЕДСТАВЛЯТЬ БАНК РОССИИ?»

Предварительные слушания по иску ЦБ РФ начались накануне с непредвиденной заминки. Изучая доверенности представителей сторон, судья Алла Савельева с удивлением обнаружила, что один из юристов представляет интересы Мидхата Шагиахметова. «А вы что здесь делаете? — строго спросила у него судья. — Шагиахметов не является стороной дела!»

Удивленный юрист ответил, что Шагиахметов вообще-то является главой Нацбанка РТ и представляет интересы ЦБ РФ в данном процессе. «Кто ему делегировал полномочия представлять Банк России?» — ернически продолжила наседать судья. Юрист предоставил доверенность, выписанную на Шагиахметова начальником Волго-Вятского главного управления ЦБ РФ Ларисой Павловой. «А где доверенность на Павлову? — не сдавалась судья. На это юрист промямлил что-то про сложную вертикальную иерархию ЦБ РФ и трудности получения доверенностей в центральном аппарате. Однако судья была неумолима и лишила юриста права голоса на заседании, так как его полномочия не подтверждены должным образом.

Интересы Татфондбанка представлял юрист временной администрации банка по фамилии Радаев, позицию НКНХ защищали известные казанские юристы Михаил Раскин и Эмиль Гатауллин, а ООО «Новая нефтехимия» — юрист по фамилии Губайдуллин.

ЮРИСТАМ ЦБ РФ РАЗЪЯСНИЛИ БАНКОВСКУЮ ТАЙНУ

Завершив с определением полномочий представителей сторон, судья предложила истцу и ответчикам предоставить дополнительные ходатайства, которые они не успели вручить друг другу до начала заседания. Стороны обменялись документами, которые, к сожалению, так и остались тайной для довольно многочисленных представителей СМИ, пришедших на предварительное заседание.

Затем Гатауллин огласил устное ходатайство об оставлении иска ЦБ РФ без рассмотрения. Свою позицию он обосновал тем, что ЦБ РФ не предоставил ответчикам полного комплекта документов, на которые он ссылается в своем иске. «Мы направляли ответчикам только копию искового заявления, — подтвердила юрист Банка России. — Документы, которые прилагаются к иску, мы не направляли, потому что часть из них уже имеется в распоряжении ответчиков, а часть представляет собой банковскую тайну».

Судья попросила разъяснить, какие документы юрист считает банковской тайной. «Копии выписок по счетам, копии платежных поручений, копии кредитного договора между ТФБ и НКНХ...» — начала перечислять та. Однако судья перебила юриста ЦБ РФ и напомнила, что, согласно процессуальному кодексу, представляя документы в материалы дела, истец делает их публичными и стороны вправе с ними ознакомиться. «Следовательно, вы не выполнили свою обязанность. Суд обязывает истца вручить документы, которые не представлены сторонам, до следующего слушания», — постановила судья. Юрист попытался что-то возразить, но Савельева прервала его: «Исполните данное поручение! Хорошо?»

После этого судья предложила представителям истца подготовить к следующему заседанию письменный ответ на ходатайство юристов НКНХ об оставлении иска без рассмотрения — почему они считают невозможным предоставить требуемые документы.

«ИСТЕЦ ССЫЛАЕТСЯ НА ДОГОВОР, КОТОРЫЙ ДО СИХ ПОР НЕ ОБНАРОДОВАН»

Заодно Раскин попросил у судьи обязать истца предоставить доказательства наличия задолженности НКНХ перед ТФБ. «Так как кредитные отношения между НКНХ и ТФБ длились с 2008 года и погашения могли быть не только денежными средствами, но и ценными бумагами и другими обязательствами, то необходимо предоставить все документы о движении активов между ТФБ и НКНХ с 17.09.2016 года (то есть с момента выдачи ЦБ РФ кредита Татфондбанку в размере 3,1 млрд. рублей под залог кредитного договора НКНХ — прим. ред.) по настоящее время», — сказал он. Также он попросил истца предоставить доказательства нарушения прав ЦБ РФ как залогодержателя по кредитному договору. В том числе Раскин запросил все документы о наличии активов ТФБ, имеющихся в залогах у ЦБ РФ, и все документы о возникновении права залога, в том числе акты приема-передачи документов по кредитному договору.

Юрист не удержался от колкостей в адрес своих оппонентов и отметил, что в Банке России существует сложная процедура отбора активов в залог. «Мы считаем, что сами же представители ЦБ РФ, которые принимали данные активы в залог, нарушили собственные же процедуры», — отметил он. Он также попросил судью обязать ЦБ РФ предоставить договор о замене должника в кредитном договоре ТФБ с НКНХ на «Новую нефтехимию», «поскольку истец ссылается на этот договор, однако документ до сих пор не обнародован». Кроме того, по словам Раскина, в «Нижнекамскнефтехиме» не имеют информации о том, гасила ли «Новая нефтехимия» задолженность перед ТФБ.

Также юристы НКНХ пунктиром обрисовали еще одну линию обороны (или контратаки?). Он отметил, что кредитный договор между ТФБ и НКНХ предусматривал возможность досрочного погашения задолженности, и в этом случае ЦБ РФ по закону должен был уведомить НКНХ о своем намерении взять договор в залог. «Мы просим истребовать у ЦБ РФ информацию, обращались ли они в «Нижнекамскнефтехим» за согласием о залоге права требования по кредитному договору. Каким образом производилось уведомление?» — сказал он и в продолжение добавил, пожалуй, ключевую фразу первого предварительного заседания: «Если бы они [Центробанк] нас уведомили о своем желании, мы бы немедленно предоставили всю информацию, и, возможно, на ее основании Центробанк принял бы решение о невыдаче кредита, которое он и должен был принять исходя из существующей тогда ситуации в ТФБ», — заявил Раскин.

В итоге судья Савельева вновь перечислила поручения, которые должны к следующему предварительному заседанию выполнить юристы истца, и назначила его на 24 апреля.

МУСИН РАЗВЕЛ БАНК РОССИИ НА 3,1 МЛРД. РУБЛЕЙ?

Напомним, Центробанк просит признать недействительным соглашение от 18 июля 2016 года, по которому «Новая нефтехимия» взяла на себя обязательства «Нижнекамскнефтехима» на сумму 1,8 млрд. рублей по кредиту в 4 млрд. рублей, ранее в тот же день предоставленному НКНХ Татфондбанком (обязательства НКНХ перед ТФБ на сумму 2,2 млрд. рублей в тот же день взял на себя «Сувар Девелопмент», что станет предметом другого иска ЦБ РФ, рассмотрение которого начнется 12 апреля — прим. ред.).

С помощью этих двух исков Банк России пытается спасти свой кредит в 3,1 млрд. рублей, выданный 17 сентября 2016 года Татфондбанку под залог высоколиквидного актива — кредитного договора с НКНХ на 4 млрд. рублей. Отметим, что этот эпизод лег в основу уголовного дела, возбужденного по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное в особо крупном размере»), главным фигурантом которого стал председатель правления ТФБ Роберт Мусин. Как считает следствие, кредитного договора с НКНХ на самом деле уже не существовало и ЦБ выдавал деньги под фиктивный залог. По версии следователей, к тому времени заем НКНХ уже был передан другим, куда менее надежным компаниям — ООО «Новая нефтехимия» и ООО «Сувар Девелопмент».

Напомним, что «БИЗНЕС Online» на основании имеющихся в редакции документов уже подробно описал схему бумажного увеличения капитала ТФБ за счет одновременной выдачи кредита НКНХ и получения субординированного депозита на ту же сумму от другой структуры ТАИФа — ПАО «Казаньоргсинтез». Чтобы обезопасить ТАИФ от потери денег при возможном крушении ТФБ, была придумана двухступенчатая схема с передачей в принадлежащее Мусину ООО «Новая нефтехимия» всех обязательств по кредиту и прав требований по субординированному депозиту и их взаимозачету. Это не устраивает Центробанк — его 3,1 млрд. рублей сейчас имеют все шансы сгореть в пламени банкротства ТФБ. Чтобы вывести свои деньги из конкурсной массы, регулятор пытается опротестовать соглашение о перемене лиц в кредитных обязательствах.

ПОЗИЦИЯ ЮРИСТОВ НКНХ: «ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ СДЕЛКИ НЕ ЗАВИСИТ ОТ ДАЛЬНЕЙШЕГО ПОВЕДЕНИЯ ПОДПИСАВШИХ ЕЕ ЛИЦ»

Уже после завершения судебного заседания юристы НКНХ в разговоре с «БИЗНЕС Online» более четко сформулировали свою позицию. Во-первых, компания категорически не признает иск ЦБ РФ и считает соглашение о переводе долга на «Новую нефтехимию» действительной сделкой, соответствующей требованиям закона. «Действительность сделки не зависит от дальнейшего поведения подписавших ее лиц, а недействительность сделки должна устанавливаться исходя из правовой и фактической ситуации на день подписания соглашения», — заявили представители НКНХ в суде. По их словам, неуведомление ТФБ Банка России о наличии соглашения о переводе долга по кредитному договору с НКНХ, заложенному в ЦБ РФ в сентябре 2016 года, никак не может делать недействительной сделку по переводу долга, совершенную в июле 2016 года.

При этом представители НКНХ предложили ЦБ РФ предъявить иск о признании договора залога и кредитного договора с ТФБ недействительным по мотиву введения его в заблуждение руководством ТФБ. Завершая свой комментарий, юристы, представляющие ТАИФ, вновь не удержались от того, чтобы обвинить Банк России в том, что, принимая в залог права требования к НКНХ, он «не проявил должную разумность и осмотрительность, учитывая, что с мая 2016 года регулятор рынка обладал информацией о неблагополучном состоянии Татфондбанка».
Подробнее на «БИЗНЕС Online»:
.business-gazeta.ru/article/340785

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Чт мар 30, 2017 19:26 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Митволь: после митинга в Казани на свободу «случайно» отпустили главу Татфондбанка

Неожиданным итогом воскресной всероссийской акции протеста против коррупции стало исчезновение из изолятора временного содержания Казани главного фигуранта громкого уголовного дела — председателя правления «Татфондбанка» Роберта Мусина. Его подозревают в мошенничестве в особо крупном размере. По данным политика и общественного деятеля Олега Митволя, Мусин внезапно пропал из ИВС после массового освобождения задержанных на оппозиционном митинге. Сейчас лидер движения «Зеленая альтернативная» собирается обратиться в МВД для разъяснения произошедшей ситуации.

«Мои казанские коллеги по движению „Зеленая альтернатива“ сообщили мне, что Мусин был отпущен вместе с задержанными во время акции протеста. Якобы случайно. Сейчас глава „Татфондбанка“ исчез в неизвестном направлении. Мусин — один из богатейших людей Татарстана и дорого готов был заплатить за свою свободу. Если эта информация подтвердится, то возникают сразу несколько вопросов: если его отпустили из ИВС, то почему он был в ИВС, а не в СИЗО? И как его можно было его перепутать с противниками коррупции? Получается, главный итог всей акции против коррупции как раз и проявил себя в еще более циничной коррупции. И в такой ситуации кто-то на этом заработал», — отметил Митволь. По его словам, не исключено, что Мусин уже уехал из страны, и если это так, то с вкладчиками он не расплатится.

Официально подтвердить исчезновение Мусина не удалось. Znak.com попытался связать с адвокатом Мусина Алексеем Клюкиным. Его помощник сообщил корреспонденту нашей интернет-газеты, что Клюкин сейчас отсутствует на рабочем месте и, если сможет, то перезвонит позднее. В пресс-службе МВД по Республике Татарстан Znak.com посоветовали обратиться по делу «Татфондбанка» в пресс-службу СКР по Татарстану. Телефон старшего помощника руководителя управления по взаимодействию со СМИ, старшего лейтенанта юстиции Андрея Шептицкого не отвечает.

«Татфондбанк» занимал 42-е место в российской банковской системе, банком частично владело правительство Татарстана. Для многих вкладчиков это было дополнительной гарантией сохранности средств и устойчивости банка. Поэтому многие состоятельные клиенты, включая региональную элиту, хранили там суммы свыше страховой (1,4 млн рублей).



Проблемы кредитной структуры проявились в конце прошлого года. С 15 декабря 2016 года ЦБ установил мораторий на удовлетворение требований кредиторов банка на три месяца. До 3 марта, когда Банк России отозвал у «Татфондбанка» лицензию, обсуждались различные варианты спасения банка. В переговорах лично участвовал президент Татарстана Рустам Минниханов. Он обращался в Банк России с просьбой передать часть вкладчиков, средства которых не покрываются страховкой, другой кредитной структуре в обмен на активы «Татфондбанка». Однако в ходе анализа финансового состояния банка выяснилось, что действительно качественных активов, способных покрыть все требования кредиторов, у него нет. Дыра в капитале банка составила 100 млрд рублей. Возможно, по этой причине государство в лице правительства региона не стало спасать банк.

Вину за крах банка частично возлагают на 52-летнего Роберта Мусина, председателя правления и совладельца банка, сейчас обвиняемого по части 4 статьи 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное в особо крупном размере»). Впрочем, речь идет лишь об эпизоде, связанном с кредитом в размере 3 млрд рублей, который ЦБ выдал «Татфондбанку» под обеспечение — актив Мусина. В ЦБ Как считает следствие, Мусин предоставил фиктивные данные о том, что этот актив высоколиквидный. По версии следствия, деньги, полученные от Центрального банка, затем были перечислены на счета аффилированных с банком организаций.

Стоит отметить, что именно сегодня из Казани пришло сразу несколько новостей, касающихся уголовного дела по «Татфондбанку». Сначала, как пишет ТАСС, СУ СК РФ по Татарстану начало арестовывать имущество Мусина. «Там идут аресты, арестовывают имущество в рамках расследования дела по настоянию Следственного комитета. В суде удовлетворены ходатайства об аресте. Объекты, их количество и сумма пока не называются», — пояснил собеседник агентства.

Также сегодня же без объяснений причин подал в отставку заместитель начальника Волго-Вятского главного управления Банка России, управляющий отделением — Нацбанком по РТ Мидхат Шагиахметов.

Кроме того, вчера СМИ сообщили о скорой отставке заместителя министра внутренних дел, генерал-полковника полиции Михаила Ваничкина. По словам собеседника нашей интернет-газеты, именно Ваничкин курировал систему ИВС и мог тем самым понести ответственность за ситуацию с Мусиным.

Сегодня Советский райсуд продлил арест бывшему зампредседателя правления «Татфондбанка» 35-летнему Сергею Мещанову. Решением суда он останется в СИЗО до 2 июля.

Ожидается, что суд также продлит сегодня арест другим фигурантам дела «ТФБ-Финанс»: двум сотрудникам «ТФБ-Финанс» и «Татфондбанка» Илнуру Абдулманову и Рустаму Тимербаеву, зампреду «Татфондбанка» Вадиму Мерзлякову, а также директору «ТФБ-Финанс» Тимуру Вальшину.

Напомним, что Мусин был арестован до 16 апреля. Сам глава «Татфондбанка» не раз заявлял о своей невиновности.

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пн апр 03, 2017 14:23 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Клерки в клетке: за что взяли новую партию менеджеров, близких к Мусину?
В деле ТФБ появилась компания «Роял Тайм Групп», «проигравшая» кредиты в неудачном проекте «Азов-Сити»
Сегодня расследование возможных махинаций в группе Татфондбанка вышло на новый этап. Следователи задержали троих: зампред правления банка Рамиля Насырова, на которого Роберт Мусин до последнего опирался как на операционного директора, экс-гендиректора ООО «Новая нефтехимия» Рамиля Сафина и гендиректора ООО «Роял Тайм Групп» Елену Леушину. Что за всем этим может стоять, разбирался «БИЗНЕС Online».

«НАСЫРОВ — ОПЕРАЦИОННЫЙ ДИРЕКТОР, ОН ОТВЕЧАЛ ЗА ОТЧЕТЫ...»
Сегодня следственный комитет РФ по РТ объявил о целой серии новых задержаний фигурантов дела Татфондбанка. Следователи проявили живейший интерес к первому зампред правления ПАО «Татфондбанк» Рамилю Насырову, экс-гендиректору ООО «Новая нефтехимия» Рамилю Сафину и гендиректору ООО «Роял Тайм Групп» Елене Леушиной.

Предположительно, все трое задержаны по эпизоду с хищением 3 млрд. рублей у Банка России. По версии следствия, в августе 2016 года сотрудники ПАО «Татфондбанк» с целью получения кредита и последующего хищения денежных средств предоставили в Центробанк фиктивные сведения о наличии высоколиквидного актива, обеспеченного кредитными договорами с другими акционерными обществами. Впоследствии полученные кредитные денежные средства в размере более 3 млрд. рублей были переведены на расчетные счета аффилированных организаций ПАО «Татфондбанк».

В рамках этого эпизода арест весьма разномастной по положению троицы выглядит вполне логично. Что касается Насырова, то еще самый первый арестованный представитель империи Роберта Мусина, попавший в СИЗО 8 февраля, директор «ТФБ Финанс» Тимур Вальшин, упоминал его фамилию. Из показаний финансиста следовало, что именно Насыров вместе с экс председателем правления Мусиным, заместителем предправления Татфондбанка Вадимом Мерзляковым и членом правления Татфондбанка Сергеем Мещановым участвовал в собраниях топ-менеджмента банка, утверждавшего злополучные инвестиционные продукты, на которые обманутые вкладчики переводили свои сбережения. Все перечисленные участники собрания уже арестованы, поэтому задержание Насырова было вопросом времени.

34-летний Насыров первое образование получил в 2004 году — по специальности «юриспруденция» окончил КНИТУ им. Туполева, второй диплом защитил в КФУ в 2013 году по специальности «финансы и кредит». Карьеру по научной стезе он продолжил степенью кандидата технических наук. В 2009 - 2014 годах Насыров работал начальником отдела управления методологии внутреннего контроля ОАО «АК БАРС» БАНК, подчиненного непосредственно совету директоров. Там его, как говорят, и заметил Мусин, до 2013 года занимавший пост председателя совета директоров «АК БАРСа». В 2014 году Насыров поднялся еще на одну ступеньку по карьерной лестнице и стал руководителем службы внутреннего контроля «АК БАРСа».

В апреле 2015 года Мусин забрал перспективного менеджера себе — он перешел на пост директора по внутреннему аудиту ООО «ТФБ Холдинг», где у него сложился прочный тандем с еще одним молодым «птенцом» мусинского гнезда — Маратом Загидуллиным.

Уже через 9 месяцев оба они были десантированы в Татфондбанк. Загидуллин стал предправления, а Насыров — его верным оруженосцем, первым заместителем. На новом месте он показал себя очень хорошо. По этой причине, когда Загидуллин был десантирован в банк «Советский», Насырова Мусин оставил при себе. При этом Роберт Ренатович, как и полагается мастодонту, занимался стратегическими вопросами, а текучка, операционная деятельность легла на плечи первого зама.

Впрочем, несмотря на приближенность задержанного к Мусину, собеседники «БИЗНЕС Online» видят в нем исполнителя и не считают, что он был главным «мозгом» банка. «Насыров в ТФБ был операционным директором, отвечал за отчетность банка, за бизнес-процессы, — рассказал источник издания в банковской сфере, пожелавший остаться неназванным. — Это внутренняя кухня, которая не касается привлечения клиентов, взаимодействия с ними и размещения активов».

Тем не менее его арест необходим для следствия, полагает собеседник издания. «Вы помните, что перед следственными органами президент республики поставил задачу поиска активов, которые могли быть выведены из Татфондбанка, это можно сделать эффективнее, если оказать давление на экс председателя правления, и арест Насырова в этом плане — один из инструментов этого давления», — подчеркнул источник. Он не исключает, что следователи продолжат сдавливать капкан арестами все новых членов команды Мусина, а также руководителей аффилированных с ним компаний.

Именно в этой плоскости стоит рассматривать задержание еще одного фигуранта дела, 52-летнего Рамиля Сафина, который упоминается как бывший гендиректор только в одной компании, зато имеющей самое прямое отношение к Мусину, — ООО «Новая нефтехимия». Эта компания также тесно связана с эпизодом о хищении 3 млрд. рублей в виде кредита ЦБ, обеспеченного со стороны Татфондбанка кредитными договорами с ПАО «Нижнекамскнефтехим». Как уже сообщал «БИЗНЕС Online», обязательства по этому договору в день выдачи кредита были «переброшены» на плечи куда менее надежных доверителей — ООО «Новая нефтехимия» (1 млрд. 800 млн. рублей) и дружественное ему ООО «Сувар Девелопмент» (2 млрд. 200 млн. рублей). Сама «Новая нефтехимия», которую через кипрскую компанию контролирует лично Мусин, была и остается центром всей его финансовой империи — именно на эту фирму записаны пакеты акций во многих близких к нему бизнесах, в том числе в Татфондбанке. Сам Сафин, по сведениям наших источников, чисто номинальная фигура, каких-либо самостоятельных решений он не принимал.

Интересно, что 9 февраля 2017 года его сменил на посту директора «Новой нефтехимии» Айрат Тумакаев, который параллельно занимает посты в ряде компаний, близких к группе «Сувар», в том числе АО «Сувар Эстейт» и ООО УК «Сувар Эстейт».

«РОЯЛ ТАЙМ ГРУПП» — ОТДЕЛЬНОЕ ДЕЛО?

История с «Роял Тайм Групп» представляет интерес сама по себе. По сведениям «БИЗНЕС Online», в 2013 - 2015 годах Татфондбанк выдал «Роял Тайм Групп» 8 кредитов под немалые 18% годовых на строительство 4-этажного гостиничного комплекса и казино на территории игорной зоны «Азов-Сити» в Краснодарском крае и гостинично-развлекательного комплекса с казино на территории игорной зоны «Янтарная» в Калининградской области. Общая сумма задолженности по этим кредитам на конец октября 2016 года составляла 935,89 млн. рублей. Срок окончания основной массы договоров приходился на 2020-е годы.

24 октября 2016 года между Татфондбанком и «Тимер Банком» был заключен договор цессии №С2/16-Ц, согласно которому ТФБ уступал права требования по кредитам нескольких крупных компаний, в том числе и ООО «Роял Тайм Групп», на общую сумму около 3 млрд. рублей. За это «Тимер Банк» выплатил ТФБ всю сумму долга живыми деньгами, в которых тот остро нуждался. Отметим, что кредиты не были обеспечены залогами. Единственное, ТФБ предоставил справку о положительной кредитной истории «Роял Тайм Групп» за период с 1 октября 2015-го по 24 октября 2016 года, в том числе и по передаваемым ссудам.

Инспекторы ЦБ РФ отметили наличие отдельных негативных моментов, которые в перспективе могут привести к появлению финансовых трудностей у «Роял Тайм Групп». Среди них высокая долговая нагрузка — на 1 июля 2016 года при выручке в размере 124,2 млн. рублей совокупные обязательства заемщика составили 2,779 млрд. рублей (в 22,4 раза превышают объемы выручки); долгосрочные финансовые вложения на сумму 1,158 млрд. рублей (27,2% валюты баланса) представлены долями в уставные капиталы юридических лиц, которые входят в группу компаний с ООО «Роял Тайм Групп» и участвуют в финансировании и реализации одного и того же инвестиционного проекта, а также снижение выручки.

Впрочем, тогда проверка фининспекторов ЦБ РФ не установила в сделке какого-то криминала и не нашла оснований для изменения произведенной банком классификации ссудной задолженности ООО «Роял Тайм Групп» во вторую категорию качества. «Основные средства представлены зданиями и сооружениями (гостиничный комплекс, игорные заведения, ресторан, склад-ангар и т. д.), мебелью и оборудованием для ресторанов и казино, офисным оборудованием, автомобилями, земельными участками, инвентарем, многолетними насаждениями, а также объектами незавершенного строительства. Анализ деятельности заемщика свидетельствует об отсутствии прямых угроз текущему финансовому положению», — говорится в акте.

Однако сразу после того, как руководство «Тимер Банком» было передано временной администрации АСВ, та начала процесс опротестовывания сделок, совершенных бывшим мусинским руководством банка перед самым крахом ТФБ, и в первую очередь договоров цессии, которые высосали из санируемого Мусиным банка живые деньги, приведя его на грань повторного банкротства. Первые такие иски — на 576 млн. рублей — уже поданы к «Роял Тайм Групп».

РАШИД ТАЙМАСОВ СПРЯТАЛ АКТИВЫ У ДРУЗЕЙ РОТЕНБЕРГА?

Однако буквально сразу же в Арбитражном суде РТ был зарегистрирован встречный иск «Роял Тайм Групп» — о признании исполненными кредитных обязательств перед «Тимер Банком» на сумму 518,1 млн. рублей. По сведениям наших источников, кредитная задолженность, переданная в «Тимер Банк», в полном объеме была погашена 7 декабря, о чем имеются все подтверждающие документы. Однако речь идет о списании денежных средств с расчетного счета в Татфондбанке, который к тому времени уже вовсю задерживал платежи. Не исключено, что деньги до «Тимера» так и не дошли.

Еще раньше собственниками компании были предприняты превентивные меры по выводу активов из-под удара. Согласно информации сервиса «Контур-Фокус», величина уставного капитала ООО «Роял Тайм Групп» составляет 101 тыс. рублей. Единственным участником компании является Guсen Enterprises LTD (Кипр), конечным бенефициарным владельцем которого значилась Аниса Таймасова (по данным СМИ, мать бывшего гендиректора Рашида Таймасова). «Роял Тайм Менеджмент» выступает в качестве управляющей компании «Роял Тайм Групп». Основным учредителем «Роял Тайм Менеджмент» также выступает Аниса Таймасова (98%).

19 декабря 2016 года Таймасов передал пост гендиректора ООО «Роял Тайм Групп» 40-летней Елене Леушиной, экс-владелице более скромных по размерам ООО «ТД «Техмаш Казань» и ООО «ЭкоСтандарт». Однако, по данным наших источников, фактически Леушина осуществляет контроль над деятельностью группы компаний «Роял Тайм Групп» еще с мая 2015 года, с момента возникновения в компании внутренних разногласий, в результате которых Таймасов уже тогда отстранился от оперативного управления. До того, как стать директором, Леушина была назначена на должность директора по финансам «Роял Тайм Групп» (через управляющую компанию ООО «Роял Тайм Менеджмент») и обладала всеми необходимыми полномочиями по управлению группой компаний.

Сам Таймасов в феврале возглавил тогда же созданную им на паритетных условиях с Булатом Бахтиозиным (вице-президентом национального союза ветеранов дзюдо, организации, высший совет которой возглавляет Аркадий Ротенберг, а также совладельцем «Капитал экстейт» и директором московской «Инновационной промышленной корпорации», учредителями которой являются Дамир Ситдиков и Ильдар Кадыров. Отметим, что Ситдиков является главой ассоциации предприятий нефтегазопромыслового и бурового оборудования и в рейтинге информационно-аналитического портала «Бур» называется 33-м человеком в российском нефтегазе — прим. ред.) новую компанию «Юни Менеджмент», в которую перешли активы в игорной зоне «Янтарная» — в первую очередь ЗАО «РТГ Балтик», в которую «Роял Тайм Групп» инвестировала 1,1 млрд. рублей, и ООО «БилдингИнвест» (2,7 млн. рублей), которые занимались строительством первой и второй очереди одного из крупнейших в Европе казино SOBRANIE. 10 февраля в игорной зоне «Янтарная» уже под маркой «Юни Менеджмент» казино SOBRANIE было торжественно открыто.

Таким образом, в активе «Роял Тайм Групп» осталось только казино ORACUL, открытое в 2010 году на территории игорной зоны «Азов-Сити», так и не получившей обещанного развития. Напомним, что в той истории казанские девелоперы в какой-то степени стали жертвами политических игр. В 2014 году Госдума приняла закон о переносе игорной зоны «Азов-Сити» из Щербиновского района на границе с Ростовской областью в город Сочи. Теперь они могут располагаться исключительно в границах участков, выделенных под олимпийские объекты, причем построенные не за счет бюджета. Как писало издание «Слон», идея переноса игорной зоны принадлежит президенту Сбербанка Герману Грефу.
На тот момент первая реально действующая игорная зона в России «Азов-Сити» существовала уже четыре года. Казанская компания инвестировала в проект 3,4 млрд. рублей, построив три очереди казино ORACUL общей площадью 11,7 тыс. кв. м и гостиницу на 90 номеров, а также взяв в аренду земельные участки под будущее строительство. Всего компания «Роял Тайм Групп» заявляла о планах построить в «Азов-Сити» два новых комплекса («отель плюс казино») на участках площадью 80 тыс. и 45 тыс. кв. м, вложив в это дело ни много ни мало 17 млрд. рублей. Однако после новости о переносе игорной зоны, которая прозвучала как гром среди ясного неба, инвестиции были приостановлены. Компания «Роял Тайм» упорно судилась с администрацией Краснодарского края, но никаких компенсаций в итоге так и не получила.

Что ж, как видим, дело Татфондбанка начинает раскручиваться с ускорением. По сведениям наших источников в правоохранительных органах, новые задержания могут последовать уже завтра. В зоне риска весьма влиятельные участники строительного рынка.
Подробнее на «БИЗНЕС Online»:
.business-gazeta.ru/article/340056

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пн апр 03, 2017 14:24 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Гарегин Тосунян: «О Роберте Мусине я слышал только положительные отзывы»
Президент АРБ о том, кому выгодны «патологоанатомические» методы ЦБ и почему запущен «каток, закатывающий в асфальт» региональные банки
Если мы будем, как зампред ЦБ Дмитрий Тулин, говорить, что поляны на всех кроликов не хватит, то на ней останутся одни слоны, считает президент ассоциации российских банков Гарегин Тосунян. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассуждает, к чему приведут заявления на государственном уровне, что половина банкиров — жулики, а также решительно выступает за введение страхования депозитов юрлиц и выражает опасение, что реформа банковского надзора приведет лишь к очередному раунду монополизации рынка.

«ЭТО ВОПРОС ОТНОШЕНИЙ ЦЕНТРОБАНКА РФ С ОСНОВНЫМИ ИНВЕСТОРАМИ ТАТФОНДБАНКА»

— ЦБ отозвал лицензию у Татфондбанка. Почему, как вы считаете, так и не был реализован сценарий с его санацией, к которой вроде бы собирались привлечь группу «ТАИФ»?

— Это, судя по всему, вопрос отношений Центробанка РФ с основными инвесторами Татфондбанка. И поскольку в капитале Татфондбанка задействованы местные власти, проблема, видимо, в том, что ЦБ не договорился с властями региона. Проблемы Татфондбанка возникли еще в прошлом году, и их уже тогда надо было как-то урегулировать. Я думаю, тут каждая сторона внесла свою лепту в не самое лучшее развитие событий. Очень жаль, что сложившаяся ситуация привела к отзыву лицензии.

— В чем, на ваш взгляд, причина краха ТФБ и ареста председателя правления банка Роберта Мусина, а также ряда его подчиненных?

— Татфондбанк был 42-м российским банком по размеру активов, к тому же с хорошей репутацией и многолетней историей. Что касается уголовного преследования руководителей банка, то здесь информация по понятным причинам крайне ограничена, а потому комментарии вряд ли уместны. Могу лишь сказать, что случаи, когда кто-то в руководстве того или иного проблемного банка идет на противоправные действия, связанные с выводом активов, к сожалению, встречаются. Но не в таких солидных банках, как Татфондбанк, и, по информации с рынка, я о Роберте Мусине слышал только положительные отзывы.

«НЕЛЬЗЯ ДОПУСКАТЬ, ЧТОБЫ НА ПОЛЯНЕ ОСТАВАЛИСЬ ТОЛЬКО «СЛОНЫ», ИМЕЯ В ВИДУ КРУПНЫЕ БАНКИ С ГОСУЧАСТИЕМ»

— Помимо ТФБ ЦБ отозвал лицензии еще у двух татарстанских банков — ИнтехБанка и Анкор Банка, возникли проблемы с ликвидностью у казанского банка «Спурт». Можно также вспомнить целую череду громких крахов крупных российских банков в последнее время — например, ситуацию вокруг банка «Пересвет». Не свидетельствует ли все это о наличии масштабного банковского кризиса в России?

— Я бы не хотел использовать понятие «банковский кризис». Мне кажется, это больше кризис управления. Даже несмотря на не самые благоприятные обстоятельства в экономике, руководители наших банков и надзорные органы в какой-то степени сами провоцируют дополнительные сложности в этой сфере. Кризис — это когда что-то от тебя не зависящее происходит, ты не можешь повлиять на ситуацию, это как стихийное бедствие.

Однако нередко именно надзорные органы допускают действия, которые вместо того, чтобы ситуацию смягчать, ее обостряют и считают, что это хороший способ лечения тех проблем, которые, несомненно, есть на российском банковском рынке. Конечно, есть проблемы в экономике и финансовой системе, и не только в нашей, но и в мировой. Однако проблемы эти можно решать, а можно, наоборот, провоцировать и обострять. Именно поэтому вместо банковского кризиса я бы использовал термин «проблемы управления». «Банковский кризис» — это вообще плохое понятие. Оно создает у участников рынка ощущение, что пора «ноги делать» из своей экономики за рубеж.

Объективных причин для серьезного банковского кризиса нет: наша экономика вполне может быть не только восстановлена, но и переведена в режим хороших темпов роста, если мы несколько иначе выстроим приоритеты. Если мы не будем говорить, что «поляны на всех не хватает, и поэтому количество кроликов будет сокращаться», подразумевая под кроликами банки. Я просто напоминаю фразу Дмитрия Тулина (первый зампред Банка России — прим. ред.) из одного его интервью. Мы должны понять, что «поляна» сокращается или расширяется в зависимости от проводимой политики и культуры управления. Нельзя допускать и стимулировать то, чтобы на этой условной «поляне» оставались только «слоны», имея в виду крупные банки с госучастием.

— В чем основная причина очень похожих друг на друга сценариев краха российских банков — мораторий на выплаты кредиторам, отзыв лицензии, сообщение об огромной дыре в балансе, уголовные дела, арест или бегство за границу владельцев того или иного банка?

— Есть объективные причины. Масштаб банка не является гарантией его устойчивости. Но главная причина, на мой взгляд, в том, что есть проблема с управлением — не только на макроуровне, где тон задает ЦБ, но и на уровне самих банков. Эта система управление требует совершенствования.

То, что Центральный банк поставил вопрос о повышении планки своих требований и к рискам, и к управлению активами, и ко многим другим вопросам, связанным с финансовым рынком, в принципе, вызывает понимание и поддержку банковского сообщества. Безусловно, надо планку повышать, и не только следуя мировым тенденциям, не только потому, что Базель (документы Базельского комитета по банковскому надзору — прим. ред.) навязывает или предлагает, а потому что объективно в мире меняется качество бизнеса и каждый банк должен постоянно работать над эффективностью своего бизнеса.

Но все это надо делать очень аккуратно. В России есть своя специфика, связанная с тем, что за какие-то 25 лет наша банковская система прошла очень большой и сложный путь развития. Мы достигли, с одной стороны, многих успехов, а с другой — накопили множество проблем, которые возникли не только в силу экономических реалий и денежно-кредитной политики, но, не будем закрывать на это глаза, по вине и банков, и регулятора, и государственного управления экономикой. Все эти проблемы надо «разруливать» в совокупности и с учетом того, что и бизнес, и надзорные органы отвечают за сложившуюся ситуацию.

Нельзя говорить, что теперь только банки виноваты, если ЦБ недосмотрел, а экономика провоцирует в значительной степени чрезмерную концентрацию финансового капитала и финансовых рынков, ухудшая конкурентную среду. В сфере банковского надзора нужно действовать очень деликатно и аккуратно. Только там, где действительно есть одиозное поведение владельцев банков, есть «дыра» в капитале с явной уголовщиной, необходимо применять жесткие меры. Однако есть у нас банки, проблемы которых связаны не с криминалом, а просто с неэффективным управлением. Надзорный орган вправе своевременно корректировать деятельность неэффективных руководителей вплоть до их отстранения от руководства, а не отзывать лицензию банка. Туда для оздоровления можно и нужно «десантировать» от Центрального банка специалистов, которых, впрочем, в стране почти нет.

— В случае с тем же Татфондбанком ЦБ заявил, что с мая прошлого года знал о его проблемах, пытался помочь, но размеры дыры в активах (около 100 млрд. рублей) не позволили осуществить санацию. А тут еще и возникли подозрения в мошенничестве со стороны главного бенефициара и менеджеров банка. Почему все-таки мягкие формы санации, за которые вы ратуете, не срабатывают?

— Не срабатывают именно по причине недочетов во всей системе банковского надзора и управления. В любом случае терапия при решении проблем того или иного банка должна быть очень аккуратной, постепенной, нельзя каждый раз решать проблемы банков исключительно хирургическими, тем более патологоанатомическими методами.

В системе управление банковским сектором заложен серьезный комплекс противоречий. С одной стороны, мы должны повышать планку требований к владельцам и руководителям банков, потому что ситуация за 25 лет рыночной истории кардинально изменилась, в том числе и во многих вопросах в лучшую сторону. Качество управления банковской системой необходимо поднять еще выше, потому что мы стали частью мирового экономического и финансового сообщества, и это предъявляет к нам высокие требования.

Но, с другой стороны, решать проблемы надо не топорным образом. Нынешние методы, применяемые ЦБ, как мне кажется, во многом навязываются теми интересантами, которым удобно и выгодно, чтобы как можно больше банков ушло с рынка, как можно больше в том числе крупных игроков разрушилось. Тогда им можно будет занять более выгодные позиции, навязывая высокую тарифную политику. Это уже к вопросу о конкурентной среде и стоимости банковских услуг. Не случайно ведь нам навязывают идею, что у нас в стране банков слишком много и надо бы, чтобы их было намного меньше. У нас не банков много, а дефицит нормальных банковских услуг по доступной цене (нельзя считать нормальными двухзначные процентные ставки по кредитам и тарифы, которые навязывают некоторые крупные банки).

«БАНКИРЫ КРЕДИТУЮТ ТЕХ, С КЕМ ОНИ АФФИЛИРОВАНЫ, ПОТОМУ ЧТО ЗНАЮТ, ЧТО ОНИ ВЕРНУТ ИМ ДЕНЬГИ»

— ЦБ объявил о масштабной реформе всей банковской системы. Как вы расцениваете, например, решение ужесточить норматив Н25, ограничивающий кредитование аффилированных с владельцами банка лиц и организаций? В случае с тем же ТФБ ЦБ обвинил Роберта Мусина как раз в проведении кэптивной политики — создании «карманного» банка и кредитовании в основном собственных предприятий.

— К этой новации следует относиться очень осторожно. В условиях, когда в экономике сложилась, мягко говоря, не самая благоприятная ситуация, владельцу банка выгоднее кредитовать тех, кого он знает и на кого он имеет какое-то влияние. В условиях, когда, наоборот, экономика динамично растет, появляется много хороших заемщиков, Центральный банк вправе сказать: послушай, почему ты кредитуешь только свои компании, кредитуй всех, вон на рынке сколько великолепных заемщиков.

Именно в зависимости от экономической ситуации коэффициент Н25 должен меняться в ту или иную сторону. Сегодня не та благоприятная ситуация, когда я могу сказать: друзья, какого черта вы кредитуете тех, с кем вы аффилированы?! Да, наши банкиры кредитуют тех, с кем они аффилированы, потому что знают, что они вернут им деньги. Если возникают подозрения, что банк кредитует с целью проводить какие-то нелегальные схемы, это другое дело: находите криминал, привлекайте к ответственности. Если же владелец банка кредитует хорошие проекты связанных с ним лиц, потому что управляет процессом, имеет на них влияние и уверен, что невозвратов не будет, то упреки здесь неуместны. А когда экономика пойдет в рост, тогда, повторю, и можно будет предъявлять претензии за чрезмерное кредитование аффилированных лиц.

Кредитная политика банка должна исходить прежде всего из приоритета возврата заемных средств с прибылью для банка. Сегодня наши банки, именно исходя из приоритета возвратности средств, боятся кого бы то ни было кредитовать кроме тех, на кого они имеют хоть какое-то влияние.

— Но в результате такого «родственного» кредитования у банка возникают проблемы, а ЦБ и агентство по страхованию вкладов, разобравшись в ситуации, раз за разом говорят о том, что капитал кредитного учреждения утрачен.

— Такие случаи действительно не редки, но это чистый криминал. Здесь надзорным органам нужно иметь квалификацию, чтобы разбираться в том, что кредитовать связанный с владельцем банка бизнес и кредитовать структуры, «отсасывающие» из банка активы, — это разные вещи. И ужесточение норматива Н25 эту проблему не решает. Владельцу банка для того, чтобы вывести из него капитал, не нужно обязательно кредитовать только связанные структуры. Весь вопрос в том, эта структура, получающая кредиты, реально работает, производит, вкладывает, например, в объекты строительства? Вот это важно, а не то, моя эта структура или не моя. От того, что она со мной не аффилирована, я, что, не могу вывести через нее капитал? Ужесточение норматива кредитования связанных с владельцами банка лиц и предприятий проблему вывода капитала не решает.

— Почему в российских условиях не работает такой механизм санации банков, как bail-in, то есть выкуп крупными кредиторами проблемного банка его капитала?

— Не работает, потому что bail-in надо умным образом реализовать, а не перекладывать всю головную боль на кредиторов проблемного банка. Надо предложить такую модель санации, когда и государство берет на себя часть ответственности, потому что именно государственные надзорные органы недосмотрели, хотя надзирали за банками каждый день. Почему, когда у того или иного банка начали возникать первые проблемы, государство не пришло и не помогло?

В свою очередь, банк, боясь надзорных органов (этот наш вечный страх перед государственной властью), скрывает проблемы на ранней стадии. Пока государство в лице прежде всего Центрального банка не покажет, что оно партнер банков и заинтересовано не в том, чтобы применять санкции и репрессивные меры, а в том, чтобы бизнес процветал и платил налоги, пока не будет этого переключения, ситуация не изменится.

Сегодня культивируется взаимное недоверие в банковской среде. Все обвиняют друг друга: банкиры — жулики, бизнес — жулики, надзорные органы — тоже жулики, правоохранительные органы — жулики. Надо переломить кризис недоверия. Это должно делаться на государственном уровне. Когда же на государственном уровне объявляется, что половина банкиров — жулики, что надо в три раза уменьшить число банков, потому что их слишком много, это создает атмосферу недоверия и в конечном итоге действительно может привести к банковскому кризису. Клиентура бежит из банков в надежде защитить свои активы. И бежит отнюдь не только в наши крупные банки, а уходит часто за границу, пусть с потерями, но лишь бы уйти.

Санация проблемных банков — это ответственность государства. А наш регулятор говорит: нет, у меня столько средств нет, на что я буду санировать? Но тогда возникает вопрос: как же он допустил, чтобы проблемы зашли так далеко? Значит, отправлять банки в могилу — на это средства есть (а это дорогое удовольствие)?! При этом, отправляя тот или иной банк под нож, мы явно не понимаем, что за этим следует крушение бизнеса тысяч клиентов кредитного учреждения. И это отнюдь не аффилированные с его владельцами структуры.

«НАДО ИЗМЕНИТЬ ОТНОШЕНИЕ К НЕБОЛЬШИМ И СРЕДНИМ БАНКАМ, ОСОБЕННО НАХОДЯЩИМСЯ В РЕГИОНАХ, ЧТОБЫ НЕ РАБОТАЛ ПРИНЦИП КАТКА, ЗАКАТЫВАЮЩЕГО УЧАСТНИКОВ РЫНКА В АСФАЛЬТ»

— Стоит ли, на ваш взгляд, распространить систему страхования вкладов на банковские счета юридических лиц?

— Страхование депозитов существует во всем мире. Какая разница, физическое я лицо или юридическое? Я депозит хочу застраховать. Естественно, в России тоже должна быть система страхования депозитов в принципе, а не система страхования вкладов граждан. Ничем вклады граждан от депозитов частного сектора экономики не отличаются. У нас крайне суженная интерпретация системы страхования вкладов.

— Решение ЦБ создать собственного агента по санации банков в дополнение к АСВ может исправить ситуацию?

— Смотря что в эту идею закладывается. Если это фактор недоверия к АСВ, то оно все-таки в достаточной степени зависимо от Центрального банка и от минфина, и непонятно, зачем огород городить. Если же это шаг на пути к тому, чтобы вообще все функции на банковском рынке сконцентрировать в одном органе, то прежде надо показать, как эти функции будут выполняться, объяснить, в какой степени регулятор возьмет на себя и дополнительную ответственность, занявшись санацией проблемных банков.

— Как вы относитесь к внесенному в Госдуму законопроекту о создании фонда консолидации банковского сектора? Не приведет ли это по сути к национализации частных банков в России?

— Банковское сообщество достаточно осторожно к этому относится, потому что действительно в этом случае еще какое-то количество банков с госучастием появится на месте санируемых банков. Этот риск есть, к этому законопроекту масса вопросов. Участники рынка (если не брать Топ-10 банков) ни по поводу этого законопроекта, ни по поводу законопроекта о пропорциональном регулировании чрезмерных восторгов не выражают.

Самая большая наша беда, что какую-то идею, едва возникшую, впопыхах пытаются протащить в виде закона. Хотя сама культура законотворчества и элементарный здравый смысл должны подсказывать, что такие кардинальные решения, столь существенным образом преобразующие систему отношений, требуют серьезного анализа и обсуждения. Парламентские слушания по законопроекту о пропорциональном регулировании назначены только на апрель, а его уже перед 23 февраля протащили в первом чтении. Это серьезная беда, когда так «пекутся» законопроекты, которые к тому же читать невозможно. Там не понятно, что написано, надо просто выковыривать смысл! Предпринята иезуитская попытка что-то запаковать в нечитабельный текст, чтобы депутаты не догадались, о чем там идет речь, и сразу же проголосовали за кота в мешке.

— Я правильно вас понимаю, что вы выступаете против пропорционального регулирования и создания трехуровневой системы банков, при которой небольшие региональные банки по сути станут третьесортными, а их бизнес будет значительно ограничен?

— Пропорциональное регулирование — это идея, которую в свое время мы в ассоциации российских банков выдвигали. Она предполагала действительно пропорциональное регулирование банков в зависимости от размеров банка и масштабов риска. Однако в предложенном законопроекте речь идет не об этом, а о введении многоуровневой системы российских банков, которая, в принципе, может иметь право на жизнь, если ее внятно сформулировать и серьезно обсудить. Поскольку это кардинальные и системные изменения банковского сектора, вводить их в виде законопроекта «о внесении изменений в отдельные законодательные акты» недопустимо. Ни из названия законопроекта не понятно, о чем речь идет, ни из первой статьи. Так системные изменения не вносят.

По сути же происходит следующее: на словах обещалась масса удобств для небольших банков. Но из текста законопроекта мы всех этих удобств не видим. Наоборот, из текста законопроекта видно, что происходит обратное ранее продекларированному — отсечение небольших и средних банков от значительной части клиентуры. Тем более в сочетании с постановлениями правительства, при помощи которых на протяжении всего прошлого года проводилась «банковская сегрегация». Например, ограничивалось право банков размещать на счетах государственные средства, если капитал банка меньше 25 миллиардов рублей. Затем право размещать средства федерального бюджета получили банки с капиталом и вовсе не ниже 250 миллиардов рублей. И многое другое.

— Возвращаясь к началу нашей беседы. Крах Татфондбанка или банка «Пересвет» может ли вызвать эффект домино, который все же спровоцирует полномасштабный банковский кризис?

— Когда в год отзывается по сто банковских лицензий, говорить об эффекте домино не приходится. Здесь надо изменить отношение к небольшим и средним банкам, особенно находящимся в регионах, чтобы в банковской сфере не работал ни принцип домино, ни принцип катка, закатывающего участников рынка в асфальт.
Подробнее на «БИЗНЕС Online»:
business-gazeta.ru/article/339971

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Ср май 03, 2017 19:07 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Анатолий Аксаков: Что же касается случая Татфондбанка, лично я удивлен позицией правительства Татарстана. Учитывая экономическую мощь республики, возможности перевести банк в режим санации при условии поддержки со стороны региона были. - Just Make It Easy - 2017-05-02 11:28:56


- Заинтересованная публика очень ждала прецедента реализации схемы bail-in, вхождения кредиторов в капитал, с Татфондбанком, позволившей избежать отзыва лицензии. Почему все же этого не случилось?

- Решение в данном случае всегда на стороне кредиторов банка. Причем нужно решение подавляющего большинства. А кооперативность кредиторов при финансовых сложностях должника у нас на низком уровне. Это общее правило как в банковских, так и в небанковских банкротствах. Требуются годы, чтобы выработать культуру общения кредиторов, повысить уровень доверия между ними.

Что же касается случая Татфондбанка, лично я удивлен позицией правительства Татарстана. Учитывая экономическую мощь республики, возможности перевести банк в режим санации при условии поддержки со стороны региона были. А в отсутствие такой поддержки кредиторы банка, по-видимому, оказались не готовы к модели bail-in.

via Эксперт № 18-19, 01-14 мая 2017

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Ср май 10, 2017 20:57 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
9 мая следственно-арестованный Роберт Мусин в связи с ухудшением здоровья был экстренно вывезен в учреждение Минздрава. Охрана Мусина обеспечена в соответствии с требованиями действующего законодательства - Just Make It Easy - 2017-05-10 08:05:37
КАЗАНЬ, 10 мая. /ТАСС/. Бывший председатель правления Татфондбанка Роберт Мусин, арестованный по подозрению в мошенничестве, был госпитализирован на в связи с ухудшением здоровья. Об этом сообщили в среду в пресс-службе УФСИН России по Татарстану.
"9 мая следственно-арестованный Роберт Мусин в связи с ухудшением здоровья был экстренно вывезен в учреждение Минздрава. Охрана Мусина обеспечена в соответствии с требованиями действующего законодательства", - пояснили в пресс-службе.

Ранее сообщалось, что 3 марта по подозрению в мошенничестве, совершенном в особо крупном размере, до 16 апреля 2017 года был арестован бывший председатель правления Татфондбанка Роберт Мусин. По предварительным данным, в августе 2016 года сотрудники Татфондбанка с целью получения кредита и последующего хищения денежных средств предоставили в ЦБ РФ фиктивные сведения о наличии высоколиквидного актива, обеспеченного кредитными договорами с другими акционерными обществами. Впоследствии полученные кредитные средства в размере более 3 млрд рублей были переведены на расчетные счета аффилированных организаций Татфондбанка.
В отношении Мусина 6 апреля было возбуждено новое уголовное дело по статье "Злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия". По версии следствия, депутат Госсовета Татарстана Мусин и неустановленные должностные лица Татфондбанка в декабре 2016 года незаконно вывели залоговое имущество ООО "Урман" на сумму более 847 млн рублей, подписав соглашение о расторжении договора о залоге и акта приема-передачи имущества к договору о залоге с ООО "Интерстар" в виде векселя номинальной стоимостью более 207 млн рублей. В результате часть кредитных обязательств перед Татфондбанком осталась без обеспечения, что привело к невозможности банка исполнить свои обязательства перед кредиторами, в том числе ЦБ РФ, на сумму более 207 млн рублей. 11 апреля Приволжский районный суд Казани продлил арест Мусина на три месяца - до 16 июля 2017 года.
24 апреля сотрудники следственных органов СК РФ по Татарстану в ходе расследования уголовного дела в отношении Мусина выявили второй эпизод преступной деятельности. По версии следствия, Мусин и неустановленные должностные лица Татфондбанка в декабре 2016 года, зная, что банк неплатежеспособен, незаконно вывели часть залогового имущества ООО "ТДК-Актив" по семи кредитным договорам с Татфондбанком на сумму более 1,14 млрд рублей в виде векселя банка стоимостью более 310,9 млн рублей. В результате часть кредитных обязательств перед Татфондбанком осталась без обеспечения, что привело к невозможности банка исполнить свои обязательства перед кредиторами, в том числе ЦБ РФ, на сумму более 1 млрд рублей.
Банк России 3 марта отозвал лицензию на осуществление банковских операций у Татфондбанка. 11 апреля Арбитражный суд Татарстана признал его банкротом.

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вт май 30, 2017 13:13 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
ЦБ: Других первоклассных активов в ТФБ, кроме кредита «Нижнекамскнефтехиму», не было
ТАИФ с регулятором не согласен и утверждает: перед крушением Татфондбанк погасил кредит ЦБ РФ на 8 млрд. рублей
Новые детали агонии ТФБ всплывают в судебном споре ЦБ с «Нижнекамскнефтехимом», в рамках которого регулятор пытается спасти свой кредит в 3,1 млрд. рублей, выданный банку Роберта Мусина. Как выяснил «БИЗНЕС Online», игра пока идет вничью. К следующему заседанию Центробанку надо доказать, что обязательства НКНХ были единственным активом тонущего Татфондбанка, достойным залога, а привлеченному к делу «Казаньоргсинтезу» — срочно найти документы, оправдывающие получение денег от компании Мусина.

БЫЛИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА, ДА УШЛИ К ДРУГИМ

В Арбитражном суде РТ состоялось первое основное слушание по одному из дел Центробанка (ЦБ) в отношении Татфондбанка (ТФБ) и выданных ему регулятором кредитов перед банкротством. Напомним, что ЦБ пытается судебным путем аннулировать ряд подписанных 18 июля 2016 года соглашений, в результате которых кредитные обязательства ОАО «Нижнекамскнефтехим» (НКНХ) на сумму 1,8 млрд. рублей по выданному ТФБ кредиту в размере 4 млрд. рублей были переданы ООО «Новая нефтехимия» Роберта Мусина. Параллельно в арбитраже идут слушания по другой части суммы — Банк России оспаривает передачу обязательств на 2,2 млрд. рублей от НКНХ сначала в «Сувар Девелопмент», а затем в «Новую нефтехимию». Предположительно, эта многоходовая схема, подробно описанная «БИЗНЕС Online» на основе имеющихся у нас документов, была придумана с одной целью — чтобы гарантировать сохранность субординированного депозита в 4 млрд. рублей, в тот же день размещенного в Татфондбанке другой структурой ТАИФа, «Казаньоргсинтезом». Такие комбинации обычно используются для номинального, но не реального увеличения капитала банка.

Вторая часть схемы предусматривала двухступенчатую (частично через «Сувар Девелопмент») передачу в «Новую нефтехимию» и прав требований (договор цессии) по субординированному займу. В случае наступления часа икс — снижения норматива достаточности базового капитала банка Н1.1 ниже 4,5% — должен был произойти взаимозачет обязательств по кредиту и прав требований по суборду. В результате все остались бы довольны, никто никому не оставался должен.

Схема сработала бы безукоризненно, однако в сентябре ТФБ обратился в ЦБ РФ с просьбой предоставить очередной займ в рамках подписанного еще в 2008 году соглашения. 28 сентября Банк России выдал кредит Татфондбанку на 3,1 млрд. рублей под залог высоколиквидного актива — того самого договора с НКНХ на 4 млрд. рублей. Теперь эти деньги имеют все шансы сгореть в пламени банкротства ТФБ. Чтобы вывести их из конкурсной массы, регулятор и пытается опротестовать соглашение о перемене лиц в кредитных обязательствах, повесив долг обратно на НКНХ. Отметим, что этот эпизод лег в основу уголовного дела, возбужденного по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное в особо крупном размере»), главным фигурантом которого стал Мусин. Как считает следствие, ЦБ выдавал деньги под фиктивный залог.

Позиция НКНХ в этом конфликте проста и по-своему понятна: ЦБ сам одобрил спорный кредит и сам выбрал залог, а теперь судится за отмену собственного же решения. «Выдав ТФБ фактически невозвратный кредит, Центробанк сейчас на нас пытается возложить ответственность за свои неразумные и недобросовестные действия», — сказал на предварительном слушании по одному из двух дел Эмиль Гатауллин, юрист, представлявший интересы ТАИФа. По его словам, для защиты своих интересов ЦБ должен был бы подать иск напрямую к ТФБ о признании недействительным кредитного договора о выдаче 3,1 млрд. рублей (ввиду того, что руководство Татфондбанка ввело Банк России в заблуждение или обмануло). «Но вы отказываетесь от этого права, потому что оно вам ничего не дает. Встанете в третью очередь кредиторов ТФБ и ничего не получите!» — сказал тогда юрист.

Судебный спор накаляется: ни одна из сторон, как стало ясно побывавшему в пятницу в суде корреспонденту «БИЗНЕС Online», уступать не собирается. Между тем каждое новое судебное заседание добавляет новые детали, характеризующие ситуацию в Татфондбанке перед его крушением.

«ЦЕНТРАЛЬНЫЙ БАНК, У МЕНЯ ДЫРА В СОТНЮ МИЛЛИАРДОВ, ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ?!»

На очередном слушании, которое состоялось 19 мая, юристы «Нижнекамскнефтехима» продолжили контратаку на Центробанк, заявив, что в ноябре Татфондбанк погасил 8 млрд. рублей по генеральному кредитному договору с регулятором. По их словам, эти данные содержатся в отчетности ТФБ. Таким образом, делает вывод НКНХ, на эту же сумму должны были освободиться и другие залоги помимо спорного. Когда в середине декабря ЦБ узнал, что обязательства «Нижнекамскнефтехима» уступлены другим организациям, у него вполне была возможность выбрать залоги из других активов. «Мы утверждаем, что Центральный банк имел в пуле активов и другие активы, которые он мог самостоятельно, произвольно, в одностороннем порядке перевести в обеспечение именно этого кредита. Это тоже возможность защиты собственных прав. Центробанк этого не сделал», — резюмировал юрист «Нижнекамскнефтехима» Михаил Раскин.

На это представители ЦБ отреагировали неожиданно категорично: «На дату выдачи кредитов других первоклассных активов в ТФБ, кроме кредита НКНХ, не было». На уточняющий вопрос оппонентов «Не было вообще? Или не было свободных?» представители банка рассказали, что остальные не проходили «ни по сумме, ни по генеральному кредитному договору».

В итоге суд частично удовлетворил ходатайство «Нижнекамскнефтехима». К следующему заседанию Банк России обязан предоставить информацию о пуле свободных активов Татфондбанка и пояснить невозможность замены права требования по кредитному договору с НКНХ.

На том же слушании ЦБ РФ попытался оспорить и наступление самого часа икс, прописанного в договоре о перемене лиц в кредитном договоре. По мнению истца, Мусин обманул всех, когда 9 декабря отправил сторонам письмо с сообщением, что норматив достаточности базового капитала ТФБ (Н1.1) упал ниже 4,5% и пора сматывать удочки. Юристы Центробанка заявили в суде, что, согласно отчетности самого ТФБ, на это число такого падения не было, а значит, последующие действия сторон нарушали условия соглашений, подписанных 18 июля 2016 года (о перемене лиц в кредитном договоре).

На это юристы НКНХ немедленно заявили, что отчетность ТФБ того периода не заслуживает доверия. «Если бы банк все достоверно предоставлял... „Центральный банк, у меня дыра в сотню миллиардов, что мне делать?!“» — сыронизировали они, напомнив всем известные события прошлой осени. А Гатауллин поставил ребром вопрос: «Те обстоятельства, которые заставили АСВ сделать вывод, что у банка не сходится баланс на 118 миллиардов, существовали до 15 декабря или возникли после?»

ПОЧЕМУ ДЕНЬГИ УШЛИ «КАЗАНЬОРГСИНТЕЗУ»?

Тут представитель Центробанка Юлия Репина не выдержала и разразилась эмоциональной отповедью, в которой обрисовала ситуацию конца 2016 года. «Исходя из поведения ТФБ (имеется в виду освобождение залогов — прим. ред.), эти обстоятельства возникли в том числе после 15 декабря. У банка была обязанность по поэтапному формированию резервов. У него был недоформирован некий резерв, но параллельно у банка было самообязательство увеличить собственные средства. Соответственно, если бы банк исполнил свои обязательства по обеим частям и увеличил бы собственные средства и сформировал бы резервы, у него бы падения нормативов никогда бы не случилось. Банк предоставляет информацию. Мы имеем право ее проверить. В данном случае мы знали, что у банка есть необходимость досоздания резервов. Параллельно мы знали, что есть самообязательство, которое было поддержано в том числе и правительством Татарстана, о том, что банк будет увеличивать капитал. Опять-таки нормативные акты Банка России дают право банку на самооздоровление, это необязательно должно быть требование, это необязательно будет официальное признание банкротом», — рассказала представитель ЦБ РФ. По словам Репиной, какое-то время банк двигался в этом направлении, представители республики неоднократно заявляли о том, что разыскиваются источники по увеличению капитала, но они так и не были найдены. «Соответственно, у банка возникли проблемы, был введен мораторий, после этого уже все началось», — завершила Репина.

Как и на параллельном судебном процессе с участием «Сувар Девелопмент», на пятничном заседании выяснилось, что НКНХ перечислил 1,8 млрд. рублей не «Новой нефтехимии» (что предполагалось соглашением о переуступке лиц в кредитном договоре), а напрямую в КОС.

«Хотелось бы все-таки еще раз прояснить: почему деньги ушли в адрес „Казаньоргсинтеза“, а не в адрес „Новой нефтехимии“?» — задался вопросом представитель ЦБ. Юристы «Нижнекамскнефтехима» ответили, что НКНХ пришло письмо от «Новой нефтехимии», в котором та попросила перечислить КОСу сумму в счет ее обязательств.

В итоге суд, как и в случае с параллельным иском, по собственной инициативе привлек «Казаньоргсинтез» в качестве третьего лица. Кроме того, арбитражу должны будут предоставить документы, подтверждающие задолженность «Новой нефтехимии» перед КОСом в размере перечисленных сумм. Также арбитраж указал на необходимость обеспечить явку представителей двух этих сторон, поскольку «Новая нефтехимия» уже проигнорировала данные слушания.

Следующее заседание по делу назначено на 9 июня.
Подробнее на «БИЗНЕС Online»:
.business-gazeta.ru/article/346698

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 144 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB