FinNews.ru

FinNews.ru forum
Текущее время: Пт сен 21, 2018 12:27

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 9 ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: Чт мар 19, 2009 11:55 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт янв 15, 2009 19:40
Сообщения: 726
уже несколько месяцев все молятся на Китай, как на единственную соломинку, способную вытащить весь мир из кризиса. вера эта стала уже религиозной. к сожалению, весь мир так хочет верить хоть во что-то хорошее, что перестал замечать очевидное...

аналитики S&P недавно написали:

«По разным причинам — и не в последней степени благодаря сильным финансовым показателям, относительно меньшей подверженности финансовой системы внешним рискам, низкому уровню финансового рычага в частном секторе и потенциалу роста доли потребления в ВВП — из всех четырех стран БРИК Китай в наибольшей степени способен найти внутренние решения проблем в условиях противостояния кризису, вызванному внешними причинами (в частности, путем фискального стимулирования), — отмечает кредитный аналитик Standard & Poor’s Фрэнклин Гилл. — С другой стороны, в результате ухудшения условий торговли, сокращения притока капитала, проблем в банковской системе и невозможности увеличить предложение из-за отсутствия избыточных мощностей Российская Федерация в меньшей степени может использовать внутренние инструменты в противоборстве с внешним кризисом, хотя, несмотря на все трудности, Россия все еще может иметь некоторые важные с точки зрения рейтинга позитивные факторы, и это, в частности, относительно низкие уровни долга расширенного правительства».
аналитик совсем не учитывает, что почти весь ежегодный прирост ВВП Китая происходил благодаря бурному росту экспорта в развитые страны. теперь экспорт накрывается медным тазом из-за начавшейся рецессии в этих странах (тысячи китайских предприятий уже разорились и миллионы китайцев стали безработными), а значит, и рост ВВП в Китае скоро сменится падением ВВП. из-за роста безработицы попытки увеличить внутренний спрос будут безуспешны. кстати, по некоторым данным, внутренний спрос Китая примерно равен экспорту Китая в одну лишь Англию :shock: что касается "финансового рычага частного сектора", то есть данные, что задолженность всех субъектов китайской экономики составляет 80% ВВП. так что банковский кризис в Китае из-за роста плохих долгов разорившихся предприятий и безработных китайцев - дело всего нескольких месяцев.

Нестабильность роста номинального ВВП гораздо выше во всех странах БРИК, за исключением Китая, где колебания валютного курса были менее резкими, а зависимость от сырьевых товаров несущественна. В сущности, в 2009 г. из всех четырех стран БРИК только экономика Китая будет расти в долларовом выражении. Номинальный ВВП (пересчитанный в долларах США) — важный фактор при оценке способности обслуживать обязательства в иностранной валюте; в частности, довольно серьезной проблемой является то, что в текущем году показатель номинального ВВП (пересчитанный в долларах США) в России может снизиться примерно на 20%
номинальный ВВП Китая в долларах упадет на десятки процентов также, как и у остальных стран БРИК. Китай будет вынужден девальвировать юань в 2009 году, потому что другие страны региона (Корея и прочие "тигры"), также заточенные на экспорт в развитые страны, уже девальвировали свои валюты. сейчас китайские товары становятся неконкурентоспособны на фоне аналогов.

Китай и Индия должны выиграть от падения цен на сырьевые товары, что позволит поддерживать маржу в ключевых секторах экспорта, в то время как Россия и Бразилия понесут прямые убытки в результате влияния снижения цен на энергоносители, металлы и сельскохозяйственную продукцию.
очередная глупость :evil: ключевые секторы экспорта Китая уже одной ногой в могиле из-за обвального падения спроса (смотрите динамику Baltic Dry Index (BDI)). а вот динамика цен на сельскохозяйственную продукцию в 2009 году будет сильно положительной из-за необычайно сильной засухи в большинстве стран - основных производителях продовольствия.

Кроме того, Китай больше всех остальных стран выиграет от проводимой им программы фискального стимулирования, учитывая возможности повышения роли внутреннего потребления в экономике
принятие программы пока лишь свидетельствует о гигантских проблемах в китайской экономике, но никак не может гарантировать успешность программы. яркий пример - нулевой эффект от различных стимулирующих программ в США, появляющихся в последний год как грибы после дождя :lol:

выводы: налицо или двойные стандарты аналитиков S&P, или банальный непрофессионализм этих аналитиков. они продемонстрировали полное непонимание происходящих в мировой экономике процессов.

_________________
Я самый крутой аналитег!!!!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Чт мар 19, 2009 12:03 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт янв 15, 2009 19:40
Сообщения: 726
Согласно финальным данным, сокращение ВВП Японии в четвёртом квартале 2008-го года достигло рекордных с 1974-го года 12,1% в годовом выражении (при ожидании снижения на 13,4%). В конце прошлой недели стало известно, что для выхода страны из экономического кризи-са кабинет министров Японии готовит но-вую программу финансовых мер по под-держке экономики в дополнение к уже объявленному пакету более чем в 100 трлн. йен ($100 млрд., около 2% ВВП).
очень характерный пример. Япония после 2 мировой войны восстала из пепла благодаря построению экспортоориентированной экономики. глядя на ее успехи, ее примеру последовали все страны юго-восточной азии, в том числе и Китай. НО! в Японии есть большой внутренний рынок, а в других странах юго-восточной азии внутренний рынок очень маленький и не способен полностью заместить собой экспорт. в Китае экспорт составлял до 50% ВВП - китайцы не смогут купить все свои экспортные товары. скорее всего, статистики из Китая приукрашивают действительность и в стране также, как и в Японии, уже начался спад ВВП.

_________________
Я самый крутой аналитег!!!!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Пн май 18, 2009 1:21 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт янв 15, 2009 19:40
Сообщения: 726
Китай остается без рынков
Китайская промышленность продолжает терять внешние рынки сбыта. В перспективе это может привести к краху экспортной ориентации экономики КНР. Переориентировать большинство предприятий работающих на внешний рынок не удастся. К такому выводу пришли специалисты Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО). Потребление в США и ЕС продолжает снижаться. Потери китайской индустрии от кризиса могут оказаться одними из самых крупных в мире.
Правительство КНР на протяжение первых полутора лет кризиса старалось поддержать США, чтобы сохранить главный рынок сбыта для своих товаров. В конце 2008 года китайские вложения в облигации Минфина Соединенных Штатов превысили $680 млрд. «Китай превратился в крупнейшего внешнего кредитора США. Однако это не привело ни к завершению кризиса, ни к улучшению ситуации со сбытом китайских товаров на североамериканском рынке», - отмечает Борис Кагарлицкий, Директор ИГСО. По его словам, своей политикой КНР продемонстрировала лишь зависимость от США и уязвимость. Китай остается страной капиталистической периферии, несмотря на наличие собственных корпораций и рассуждения политологов.
Суммарные затраты КНР на поддержание американской финансовой системы превышают антикризисные инвестиции в собственную экономику. «Правительство Китая рассматривает меры по развитию национальной инфраструктуры, поддержанию внутреннего спроса и промышленности как временные. КНР не стремится к переориентации экономики на внутренний рынок и не проявляет заинтересованности в росте доходов населения», - полагает Василий Колташов, руководитель Центра экономических исследований ИГСО. Согласно его оценке, китайские власти держатся прежнего курса и все еще рассчитывают на изменение ситуации в США. Однако сокращение базисного спроса на планете ведет к обострению борьбы за рынки. КНР это грозит еще более тяжелым протеканием кризиса.
Поставки Китая на экспорт по официальным данным сократились в апреле на 22,6% в сравнении с аналогичным периодом 2008 года. В марте этот показатель составил 17,1%. Ввоз товаров в страну в апреле упал на 23%. Помимо снижения экспорта, продолжает осложняться сбыт уже поставленных за рубеж китайских товаров. Стремительно падают прямые частные инвестиции в национальное хозяйство КНР. Внутри страны также наблюдается ухудшение ситуации со сбытом промышленных товаров, что ведет к снижению и без того относительно низких цен. Все чаще высказываются мнения, что положительный ВВП Китая фальсифицирован. Промышленность Китая теряет внешний сбыт и не обретает внутреннего, несмотря на заявления властей о достигнутых успехах
.

ключевая фраза выделена жирным. в самом деле, ВВП Японии в сентябре-декабре 2008 года падает на 12,1% в годовом выражении, ВВП Германии в январе-марте 2009 года падает на 6,9% в годовом выражении, ВВП России в январе-марте 2009 года падает на 9,5% в годовом выражении, а ВВП Китая в январе-марте 2009 года растет на 6,1% в годовом выражении. у перечисленных 4-х стран есть общая черта - они экспортоориентированы. как это может быть - во всем мире кризис, ВВП всех экспортоориентированных стран падает, а у Китая растет? объяснение может быть только одно - Китайская статистика лжет.
а как же рост сырьевых рынков, спросят некоторые? вероятно, Китай начинает избавляться от американских облигаций, покупая вместо них сырье. рано или поздно, деньги у Китая закончаться и спрос на сырьевые товары обвалится.
когда все это дойдет до всех - начнется вторая волна падения рынков...

_________________
Я самый крутой аналитег!!!!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: The China Syndrome
СообщениеДобавлено: Сб фев 06, 2010 19:27 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт янв 15, 2009 19:40
Сообщения: 726
The China Syndrome
by Satyajit DasJanuary 19, 2010

In 1971, Ralph Lapp, a nuclear physicist, used the term "China syndrome" to describe a hypothetical nuclear reactor meltdown where the molten core breaches containment barriers and melts through the crust of the Earth reaching China. The economic equivalent of the China Syndrome describes a process in which China's strong growth, abundant savings and foreign exchange reserves assists a rapid restoration of global growth.

The nuclear metaphor ignores the geographical fact that the opposite side of the globe from the United States is actually the Indian Ocean and that the entire idea is physically impossible. The economic metaphor conveniently discards some significant doubts about the ability of China to act as a catalyst for global recovery.

The Unbalanced Bicycle
China's economic growth model was a contributing factor in the current Global Financial Crisis (GFC).

Under Deng Xiaoping, leader of the Communist Party from 1978, China undertook Gaige Kaifang (Reforms and Openness) – reform of domestic, social, political and economic policy. Economic stagnation and serious social and institutional woes that could be traced to Mao's Cultural Revolution forced the change.

The centerpiece was economic reforms that combined socialism with elements of the market economy. It entailed engagement with the global economy, reversing the traditional policy of economic self-reliance and a lack of interest in trade.

In embracing markets, Deng famously observed that: "It doesn't matter if a cat is black or white, so long as it catches mice." Deng also embraced a change in philosophy: "Poverty is not socialism. To be rich is glorious."

China's economic reforms coincided with the "Great Moderation" – a period of strong growth in the global economy based on low interest rates, low oil prices and deregulation of key industries such as banking and deregulation. The boom was also based on increases in global trade and investment driven, in part, by the fall of the Berlin Wall, the collapse of the Soviet Union and integration of socialist economies into the world economy.

China's growth model, inspired by the post-war recovery of Japan, used trade to accelerate the growth and modernization of its economy. The economic engine was export driven growth.

The model took advantage of China's large, cheap labor force, and the strategy benefited from rising costs in neighboring Asian countries such as Japan, South Korea, Taiwan, Hong Kong and Singapore. China was able to attract significant foreign investment, technology and management and trading skills from countries keen to outsource manufacturing to lower-cost locations to improve declining competitiveness.

China converted itself, at least parts of the country, into the world's factory of choice. It imported resources and parts that were then assembled or processed and then shipped out again. The Great Moderation ensured a growing market for exports.

Innate conservatism, the desire to maintain Communist Party control of the domestic economy and avoid social disruption favored partial market liberalization. China's need to provide employment for its underemployed population and improve its technology also favored this strategy. China's economy needs to grow 7% to 8% annually to absorb workers entering the formal workforce each year.

The strategy was decidedly "trickle down economics" as Deng himself acknowledged: "Let some people get rich first."

As economic momentum increased, foreign businesses invested in China to take advantage of the growth and rising living standards. Opportunities encouraged Chinese nationals living, studying and working overseas to return.

Over time, a novel liquidity system also accelerated growth to staggering levels.

Liquidity Vortex
Export success created large foreign reserves that now total more than $2 trillion. These reserves became the centre of a gigantic lending scheme in which China would finance and thereby boost global trade flows.

Dollars received from exports and foreign investment have to be exchanged into Renminbi. In order to maintain the competitiveness of its exporters, China invests the foreign currency overseas to mitigate upward pressure on the Renmimbi.

As reserve growth paralleled its growing trade surplus, China invested heavily in dollars, helping to finance America's large trade and budget deficits. It is estimated that China has invested 60% to 70% of its $2 trillion reserves in dollar-denominated investments, primarily U.S. Treasury bonds and other high quality securities.

Chinese funds helped keep American interest rates low, encouraging increasing levels of borrowing, especially among consumers. The increased debt fueled further consumption and housing and stock market bubbles that enabled consumers to decrease savings as the ‘paper' value of investments rose sharply. This consumption, in turn, fed increased imports from China, creating further outflows of dollars via the growing trade deficit. The overvalued dollar and an undervalued Renminbi exacerbated excess U.S. demand for imported goods.

In effect, China was lending the funds used to purchase its goods. China never got paid, at least until the loan to America was paid off.

The Asian crisis of 1997-98 encouraged China to build even larger surpluses. Reserves were seen as protection against the destabilizing volatility of short-term foreign capital flows that had almost destroyed many Asian countries during the crisis.

The substantial build-up of foreign reserves in China and the central banks of other emerging countries was a liquidity-creation scheme. The arrangements boosted growth and prosperity in China, other emerging markets and the developed world. Commodity exporters, such as Australia, benefited significantly from the increased demand for commodity and the higher prices for resources.

Fall & Rise
In 2007, unsustainable levels of debt in many economies triggered a near collapse of the global banking system that, in turn, triggered a major slowdown in growth.

The unprecedented external demand shock, with sharp decreases in consumption and investment from synchronous deep recessions in the developed world, affected the Chinese economy. The sudden and precipitous fall in exports led to a significant slowdown in China's stellar growth rates in 2008, triggering sharp declines in stock and property markets.

Job losses in export-intensive Guangdong province were in excess of 20 million migrant workers. Workers and students entering the workforce were unable to find work. Fearful of social instability, the Beijing government moved quickly to restore rapid growth.

Panicked government spending and loose monetary policies increasing available credit are currently driving China's recovery, contributing around 75% of China's growth of 8% to9% in 2009. In the June quarter, Chinese exports (35% to 40% of the economy) decreased by about 20%, implying that the non-export part of the economy grew strongly.

In the first half of 2009, new loans totalled more than $1 trillion. This compares with total loans for all of 2008 year of about $600 billion. Current lending is running at around three times 2008 levels and at a staggering 25% of China's GDP.

The availability of credit is fuelling rampant speculation in stocks, property and commodities. Estimates suggest that 20% to 30% of new bank lending is finding it way into the stock market, driving up values. Record numbers of new trading accounts have been opened, including over 500,000 accounts in one week in July alone, the highest since January 2008.

The market for initial public offerings for new companies has recommenced after being closed for six months. Recent issues have been massively oversubscribed and risen sharply on listing. In July 2009, on the first day of trading, shares in China State Construction Engineering, the country's largest homebuilder, rose by as much as 90%, closing up 56% and reviving memories of the heady days of the previous boom. The shares in Sichuan Expressway tripled on debut before closing up over 200% %. The frenzy has also affected Hong Kong, where China related stocks have risen strongly.

China's recovery, in turn, underpinned the recovery in commodity prices and economies dependent on natural resources. In recent parliamentary testimony, Reserve Bank of Australia Assistant Governor Philip Lowe highlighted the extent to which Australia, a major trading partner of China, was reliant on Chinese demand. Lowe noted that 23% of Australia's total exports went to China in the most recent quarter, up from 4% 10 years ago. China now also takes 80% of Australia's iron ore exports and 20% of coal exports.

While a significant part of the importation of commodities is restocking depleted inventory, abundant and low cost bank finance combined with a deep seated fear of the long-term prospects of U.S. Treasury bonds and the dollar has encouraged speculative stockpiling artificially boosting demand.

Lock & Load
Government spending and bank loans have resulted in sharp increases in fixed asset investments (up more than 30% from 2008). A major component is infrastructure spending, which accounts for more than 70% of the Chinese government's stimulus package. In the first half of 2009, investment accounted for more than 80% of growth, approximately double the 43% average contribution over the last 10 years.

Infrastructure investment is adding to production capacity in a world with sluggish demand and major overcapacity in many industries. In the absence of sufficient domestic demand, the production may be directed into exports increasing the global supply glut and creating deflationary pressures.

Progress on shifting the emphasis to domestic consumption has been disappointing. Government incentives, in the form of rebates for purchases of high value durables such as cars and white goods, have increased consumption (up 15% from 2008). But, over the last 25 years, Chinese consumption has declined from around 50% to its current levels of 37%.

The current expansion in lending also risks creating China's own homegrown banking crisis with a rise in non-performing bank loans. The problems of bad debts from loose lending are not new. In the 1990s, similar credit expansion led to an increase in bad debts. The big state-owned Chinese banks had to be substantially recapitalized and restructured at significant cost to the State in a series of steps that ended as recently as 2004.

Chinese bank regulators are concerned that new lending is being used to finance real estate and stock market speculation rather than productive purposes. They have moved to try to reduce speculative lending, but it is likely that the central bank will resolutely maintain its moderately loose monetary policy because of uncertainties in the external and domestic environment.

On August 24, 2009, Chinese Premier Wen Jiabao was reported as saying: "China will maintain its stimulative policy stance because the economy, far from being on solid footing, is facing fresh difficulties ….''

There are also concerns that Chinese statistics are unreliable and frequently manipulated by officials to meet political and personal objectives. One unexplained and nagging discrepancy is the difference between reported growth figures and electricity consumption. It is difficult to reconcile falls in electricity consumption with continued robust economic growth.

Even China's state-controlled media has become increasingly skeptical about the accuracy of statistics. In recent polls, a high percentage of the population doubted official data.

International commentators have become concerned about the quality of the economic data. Commenting on the time taken by China's National Bureau of Statistics (NBS) to compile growth data, Derek Scissors, from the Washington-based Heritage Foundation, wryly observed: "Despite starkly limited resources and a dynamic, complex economy, the state statistical bureau again needed only 15 days to survey the economic progress of 1.3 billion people."

The problems extend to financial information as generally accepted accounting principles are not generally accepted in China. Writing in the August 17, 2009, New York Times, Mark Dixon, a mergers and acquisition advisor in China, expressed surprise that revenue and cost gymnastics were not included as an official event at the Beijing Olympics.

Bounding Mines
China's $2 trillion foreign currency reserves, a large proportion denominated in dollars, may have limited value. They cannot be liquidated or mobilized without massive losses because of their sheer size. Increasingly strident Chinese rhetoric reflects rising concern about the security of these dollar investments as the United States issues massive amounts of debt reducing the value of Treasury bonds and the currency.

"If anything goes wrong in the U.S. financial sector, we are anxious about the safety and security of Chinese capital," China's Premier Wen Jiabao has said. Yu Yindong, a former adviser to the Chinese central bank, has castigated the United States over its "reckless policies." He asked U.S. Treasury Secretary Timothy Geithner to "show us some arithmetic." At the University of Beijing, Mr. Geithner obliged, indicating that the U.S. intended to reduce its budget deficit to 3% of GDP from its current level of 12%, eliciting sceptical laughter from students.

China's position is similar to that of a bank or investor with poor quality assets. China is trying to switch its reserves into real assets – commodities or resource producers where foreign countries will allow.

In the meantime, China continues to purchase more dollars and U.S. Treasury bonds to preserve the value of existing holdings in a surreal logic. On the other side, the United States continues to seek to preserve the status of the dollar as the sole reserve currency in order to enable the Treasury to finance America's budget and trade deficit.

Every lender knows Keynes' famous observation: "If I owe you a pound, I have a problem; but if I owe you a million, the problem is yours." Almost 40 years ago, then-U.S. Treasury Secretary John Connally accurately identified China's problem: "it may be our currency, but it's your problem."

China's position is like that of an unfortunate who has stepped on a type of anti-personnel mine, known as a bounding mine. The mine does not explode when you step on it. Instead, it trips when you step off it as a small charge propels the body of the mine into the air where the explosive charge bursts and sprays fragmentation. China, in building and investing its massive foreign exchange reserves in dollars and U.S. Treasury Bonds, has stepped onto the mine and it cannot step off without serious damage!

The Future That Was
China's economic model is reminiscent of 17th century mercantilist policies. Thomas Mun, a director of the East India Company, wrote that the purpose of trade was to export more than you imported. At the same time, a country should amass foreign ‘treasure' that would be the basis of acquiring foreign colonies to allow control of essential natural resources. The strategy required reducing domestic consumption and imports and export of goods manufactured with imported foreign raw materials. China's strategy coincides almost entirely with Mun's views.

China's mercantilist strategies have important implications for other developing countries. Chinese investment in and trade with Latin America and Africa is concentrated on securing access to resources, forcing these nations to specialize in commodities. This reversion to a 19th century trend may not be compatible with Latin American and African long-term development and stability.

The Chinese economic model may be unsustainable. It relies on global trade and investment (much of it export related), which together contribute a high proportion of China's GDP. This trade entails importing foreign components that are then reassembled and then exported. Domestic consumption has been kept low. Treasure has been built up in the form of domestic savings and trade surpluses.

Recently, China announced that its $2 trillion treasure would be used to make foreign acquisitions to secure exclusive access to raw material. The problem is that China's treasure is already invested in assets of dubious value and limited liquidity to finance global consumption.

Chinese Premier Wen Jiabao warned that the Chinese growth was becoming increasingly "unstable, unbalanced, uncoordinated and ultimately unsustainable." That was two years ago! There is broad agreement that a key component of the GFC was the problem of global capital imbalances. A central feature was debt-funded consumption by the United States that allowed 5% of the global population to constitute 25% of its GDP, 15% of consumption and 48% of global current account deficit. Japan, China, Germany and the other savers funded the consumption.

Any lasting solution to the GFC requires this imbalance to be dealt with. The glib solution requires the United States to save more and consume less and the savers to save less and consume more. The problems in implementing the solution are considerable. Timothy Geithner's recent discussion with Chinese officials, to assure his hosts of the safety of their investments in dollars and U.S. Treasury Bonds, reveals the dilemma.

On the one hand, America needs the Chinese to continue and increase their purchase of U.S. government debt to finance its fiscal stimulus and bailouts. On the other hand, America needs China to cut the size of its current account surplus, boost government spending, encourage personal consumption and reduce savings. All this should also occur ideally without any major decline in the value of the dollar or U.S. Treasury bonds or the need for China to liberalize its currency and allow internationalization of the Renminbi.

A cursory look at the respective economies also highlights the magnitude of the task. Consumption's contribution to U.S. GDP is 71%, while in China it is 37%. Given that the GDP of China is around $4 trillion to $5 trillion versus the U.S.'s $15 trillion, and that the average income in China is 10% to 15% of U.S. earnings, the difficulty of using Chinese consumption to drive the global economy becomes apparent.

During the last quarter of century, Chinese savings have risen and exports have been the engine for growth. Given that a significant portion of exports is driven ultimately by American and European buyers, lower global growth and declining consumption creates significant challenges for China.

Dealing with the global imbalance has not been a high priority in the various summits global leaders have shuttled to and from.

In March 2009, in advance of a scheduled G-20 meeting, the Chinese central bank proposed replacing the U.S. dollar as the international reserve currency with a new global system controlled by the International Monetary Fund The United States predictably dismissed the proposal, and The Wall Street Journal argued that, "for all its faults, the dollar is attractive as a reserve currency because it is the common language of global finance and trade. In other words, its appeal is proportionate to how many other market players use it. The unstated reason was the loss of the ability to finance itself in its own currency would significantly disadvantage the US.
In July, 2009, at the G88 Summit in the earthquake-damaged town of L'Aquila in Italy, Dai Bingguo, Chinese state councillor, was again openly critical of the dominant role of the U.S. dollar as a global reserve currency. "We should have a better system for reserve currency issuance and regulation, so that we can maintain relative stability of major reserve currencies exchange rates and promote a diversified and rational international reserve currency system."

Western leaders expressed concerns about even raising the issue, fearing that discussion of long-term currency issues could undermine the nascent recovery in markets and economies.

In September 2009, the Americans and Europeans proposed an effort to tackle global economic imbalances at the G-20 summit in Pittsburgh. Against a background of rising trade tensions, China's ambassador to the United States, Zhou Wenzhong, expressed scepticism about the proposals, seeking focus instead on avoiding protectionism.

Still heavily reliant on exports, China was wary of a global push on imbalances that would focus on its large trade surplus (which reached nearly 10 per cent of GDP in 2008). Zhou pointedly blamed the crisis on "the lack of supervision and abuse of the openness of the market, very risky levels of leverage and too much speculation." He proposed improving global financial supervision, strengthening bank capital and creating global early warning systems to identify threats, but resisted action to address the imbalance.

Ironically, recent modest improvements in the global economy potentially risk increasing the same imbalances that were one of the factors that caused the current financial crisis.

Turning Japanese
China's problems, to a degree, mirror earlier problems of Japan, its neighbor and competitor for global influence.

Japan's export driven model successfully generated strong growth of 10% average in the 1960s, 5% in the 1970s and 4% in the 1980s. This growth was driven by a number of factors, including an artificially low exchange Yen rate.

On September 22, 1985, Japan, the United States, the U. K., Germany and France signed the Plaza Accord, agreeing to depreciate the dollar in relation to the Japanese Yen and German Deutsche Mark by intervention in currency markets. The Accord had limited success in reducing the U.S. trade deficit or helping the American economy out of recession.

The Plaza Accord signaled Japan's emergence as an important participant in the international monetary system and global economy. The effects on the Japanese economy were disastrous.

The stronger Yen triggered a recession in Japan's export-dependent economy. In an effort to restart the economy, Japan pursued expansionary monetary policies that led to the Japanese asset price bubble that collapsed in 1989. Economic growth fell sharply and Japan entered an extended period of lower growth and recession, generally referred to as "The Lost Decade."

In the 1990s, Japan ran massive budget deficits to finance large public works programs in a largely unsuccessful attempt to stimulate growth to end the economy's stagnation. Only structural reforms in the late 1990s and early 2000s restored modest rates of growth. Japan's public debt is now approaching 200% of Japan's GDP.

Significant shifts in economic strategy are now necessary. Chinese President Hu Jintao recently noted: "From a long-term perspective, it is necessary to change those models of economic growth that are not sustainable and to address the underlying problems in member economies."

China can try to continue its existing economic strategy, which looks increasingly difficult. Changing its economic model is also difficult if it means a slower rate of growth. China's challenge will be to learn from and avoid the problems and fate of Japan.

History and cultural issues compound China's dilemma. The 1842 Treaty of Nanking entered into at the end of the first Opium War awarded Britain war reparations, eliminated the Chinese Hong monopoly, set Chinese exports and imports at a low rate, provided British access to several Chinese ports and transferred Hong Kong to the English. The humiliation of the Treaty is deeply etched into China's dealing with the West.

China should have heeded the warning of Kang His, emperor of China, on the British presence at Canton in 1717: "There is cause for apprehension lest in centuries or millennia to come China may be endangered by collision with the nations of the West."

The tradeoff between economic and political liberalization may also be problematic. As Fang Li, a renowned astro-physicist often called China's Andrei Sakharov, remarks in dissident author Ma Jian's novel about China "Beijing Coma": "Without a democratic political system in place, [China's] economy will eventually flounder. The people's wealth will be eaten up by the corrupt institutions of this one party state."

There is an apocryphal story about a visiting world leader drawing back the current of his hotel room to be stunned by the futuristic skyline of Shanghai's Pudong Financial District. "How long has this being going on?" he asked. Today, the question might be:
"How long can this go on?"

Satyajit Das is a risk consultant and author of "Traders, Guns & Money: Knowns and Unknowns in the Dazzling World of Derivatives" (2006, FT-Prentice Hall).

взято отсюда: http://www.prudentbear.com/index.php/fe ... t_id=10333

_________________
Я самый крутой аналитег!!!!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Ср апр 28, 2010 17:42 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт янв 15, 2009 19:40
Сообщения: 726
новые факты про китайский пузырь:
http://www.finnews.ru/cur_an.php?idnws=10398

Китайская сказка.

Что сейчас происходит на мой взгляд в мире? Я, конечно, могу ошибаться. Редко, правда, но ошибаюсь. У нас есть такая большая китайская сказка, которой всех кормят. В чём она заключается? Что китайская экономика в результате исторического развития и экономической динамики становится лидером роста. Ну, ещё иногда более продвинутые экономисты и аналитики добавляют Индию. Поэтому, на самом деле не стоит обращать внимание на то, что происходит в старом и новом свете, а надо смотреть на поднебесную. Потому что именно там новый центр развития и там новый центр счастья. Поэтому покупайте развивающиеся рынки, покупайте страны БРИК, покупайте Китай. Давайте разберёмся, что происходит в Китае. Потому что лично я полагаю, что в Китае сейчас зреет примерно то же самое, что происходило с американским рынком недвижимости в 2005-2006 годах и со всей этой байдой на Wall Street в 2007-2008 годах.

В чём секрет китайского счастья? Он состоит из 2-х частей. У китайцев есть банковская система с частичным резервированием и ничем не подкреплённой валютой. Это типа западная модель, вавилонская модель. Но китайцы добавили в эту модель очень важную составляющую – ЦК КПСС. В чём прелесть, кратковременная прелесть этой системы? Если вы в существующих условиях попробуете заставить тот же Citibank или Bank of America дать кредит в 100 тыс долларов человеку, у которого доход всего 100 долларов в месяц, наверное, в этих банках вас пошлют куда подальше. Если вы какому-нибудь тульскому заводу, который дышит на ладан благодаря последним 20 годам реформации, скажете взять кредит в 1 млн долларов, наверное (если на заводе остались люди хотя бы с 1,5 извилинами) он этого не сделает. А в Китае такое возможно. ЦК КПСС сказала банковской системе, которая практически государственная: "Ребята, выдаём кредиты всем!". ЦК КПСС сказала одной трети китайской экономики: "Ребята, берём кредиты на всё!".

Зачем это делается? Это делается затем, что в Китае на самом деле очень серьёзные проблемы с безработицей и с небольшим недовольством народных масс той политикой, которая проводилась – политикой на обогащение. В Китае жуткое расслоение доходов, как, впрочем, и у нас. В чём надежда такого подхода? Она состоит в следующей идее: "Да, кризис долбанул во всём мире. Но если мы продержимся, если мы будем закапывать всё в землю, но не будем при этом останавливать заводы (тем самым будем поддерживать занятость на уровне, который не приведёт к социальному взрыву), то через год-два (может быть три) весь этот кризис закончится, и у нас снова будет офигенное положительное сальдо торгового баланса, всё снова будет хорошо и нас пронесёт".

В принципе, эта идеология не китайская, она не новая. Если вы посмотрите, что творится в старом и новом свете, то увидите, что идеология там такая же. А именно - есть частный сектор. Ну жопа в нём случилась. Полная. Что делает государство? Государство все риски частного сектора переносит на государственные облигации. С той самой надеждой, что через 2-3 года пронесёт. Да, сейчас сокращается налогооблагаемая база. Да, долговые нагрузки на государственный сектор растут очень быстро. Но, если мы протянем 2-3 года, то всё будет хорошо. Бизнес снова восстановится, экономика восстановится, налогооблагаемая база снова восстановится, и мы сможем расплатиться с государственными долгами. Пример тому – Греция, Португалия. Кто у нас есть ещё? Испания, Британия, США. Любую страну возьми, все риски частного секторы были перенесены на государственный сектор. И, соответственно, большая часть рискованной долговой нагрузки частного сектора была переведена на плечи налогоплательщиков.

Китай делает тоже самое. Только он делает в данный момент более эффективно. Потому что они могут просто приказать банкам выдавать кредиты и приказать одной трети экономики брать кредиты. И это на самом деле находит отражение на этом "графике некоторых макроэкономических показателей Китая". Хотелось бы отметить одну очень неприятную вещь. Неприятная вещь состоит в том, что если вы посмотрите на "М2 + CDs", то она перестала расти. Скорость роста замедлилась. Эта страшная вещь, я попытаюсь вам объяснить, почему это страшная вещь.

Рост ВВП в Китае на 8% (IV 2008-II 2009)????

Что мы имели? Во-первых, когда кто-то начинает говорить о китайской статистике, надо быть очень аккуратным. А как только кто-то начинает серьёзно говорить о китайской статистике – лучше его не слушать. Почему? Потому что давайте рассмотрим ситуацию, которая происходила с китайской экономикой и китайской статистикой, только не официальной, а по сторонним данным, которым более-менее можно верить.

С 4 квартала 2008 года по 2 квартал 2009 года. Что мы имеем? Экспорт упал на 25%. Это официальные данные китайской таможни. Можно им верить? Ну, хрен его знает. Наверное, они тупо считают контейнеры. Известно, что на середину 2008 года экспорт составлял порядка 38% ВВП. Давайте посчитаем. Из этих 38% ВВП вы потеряли за 3 квартала одну четверть. То есть, грубо говоря, за 3 квартала вы должны были потерять 10% ВВП.

Идём дальше. Китайская экономика настолько динамически развивающаяся, у них такое офигенное потребление всего и вся, что они просто не успевают строить электростанции, тянуть сети. Хорошо, если у вас такая динамически развивающаяся экономика, что ВВП растёт на 10% годовых из квартала в квартал, то какого чёрта у вас потребление электроэнергии падает на 18%? Это тоже более-менее надёжные данные.

Вне сельского хозяйства в Китае было занято, по разным оценкам, от 170 до 250 млн человек. Более-менее надёжно известно, что было уволено от 50 до 80 млн человек. То есть примерно одна треть рабочей силы покинула свои места. Замечательно.

Что мы имеем дальше? В среднем по Китаю было закрыто до 40% фабрик, которые занимались производством игрушек. Это тоже более-менее известно.

Но китайская статистика говорит о том, что ВВП за это время постоянно рос на 8% в квартал в годовом исчислении. Ну это бред. Просто бред, на самом деле, на мой взгляд. Может, я чего-то не понимаю, но из тех людей, с которыми я общался, не последних и не самых глупых людей, в целом большинство говорит так: "Китайская статистика должна была быть одним из видов спорта на пекинской олимпиаде". Но тем не менее вот такая складывалась очень неприятная ситуация в китайской экономике. Причём надо понимать, что когда у вас складывается такая неприятная ситуация – у вас начинаются всякие социальные проблемы. Что сделали китайцы? То, что сделали китайцы, было показано на графике с некоторыми макроэкономическими показателями. А именно: программа господдержки, то есть прямых инвестиций в экономику.

Совсем немного стимулирования в 2009.;-)

Было озвучено инвестиций примерно на 580 млрд долларов. Они были быстро потрачены. Порядка 1,3 трлн долларов, кто-то считает 1,4 трлн долларов, в зависимости от обменного курса юаня, было потрачено на выдачу кредитов. То есть, грубо говоря, вы за 7-8 месяцев вкачали в экономику порядка 2 трлн долларов, или 45-50% от ВВП. Просто денег, или, грубо говоря, потребительского спроса. Я уже объяснил, как они это делали – банки должны кредитовать, госсектор должен брать кредиты. Все остальные тоже стали брать кредиты, поскольку никакого обеспечения под эти кредиты не требовалось. Это, грубо говоря, как действия ФРС – "мы у вас покупаем дерьмо за 100% от номинала, а вы делайте, что хотите, с этими деньгами". И китайцы начали делать.

Результаты 2009 года в Китае.

Помните, что китайцы вкачали в экономику 50% от ВВП? Результаты 2009 года были просто умопомрачительными. Потребление электроэнергии вернулось на докризисный уровень и даже выросло на 3%. Потребление бензина выросло в стране на 6%. Это при том (если не ошибаюсь), что производство и продажи автомобилей выросли то ли на 60%, то ли на 70%. Я понимаю, китайская промышленность быстро перестроилась и стала выпускать офигенно экономичные машины. Это, кстати, ещё о бреде этой статистики.

А дальше начинается вообще прикол. Потому что когда я нашёл эти данные, я начал тихо офигевать. Китайцы очень любят строить, потому что когда вы делаете вложения в инфраструктуру – это самый быстрый способ создать рабочие места и убить деньги. Этим занимался господин Рузвельт (Франклин Делано Рузвельт – 32-й президент США). Так называемый план Рузвельта по выходу из великой депрессии. Об этом можно долго рассуждать, было это хорошо или плохо, но, тем не менее, Рузвельт очень быстро создал трудовые лагеря и рабочие места. Китайцы пошли самым простым путём, следуя Рузвельту.

Так, мы будем тратить деньги на инфраструктурные проекты. Замечательно. Вы хотите строить Дубай или Москва-сити? Китайцы в 2007 году сдали крупнейший в мире торговый центр. Он назывался "Южнокитайский торговый центр". До сих пор там занят 1% площадей. Просто посмотрите на размеры этого гиганта. Это самый большой центр в мире.

Следующий пример – это просто один город Ордос. Таких городов, как оказывается, уже 7 в Китае. Город на 1 млн человек, который построен, но там ничего нет, там никто не живёт.

В 2009 году средняя по стране стоимость квадратного метра выросла на 20%. При этом в стране было сдано в 2 раза больше квадратных метров, чем в 2008 году. Понимаете, тут у нас не могут справиться с элементарной программой "Доступное жильё", а в Китае было сдано в 2 раза больше квадратных метров, чем в 2008 году. Идём дальше. Вот эта цифра меня убила. При том, что в 2009 году было сдано в 2 раза больше, чем в 2008 году, сейчас строится 3,5 миллиарда (это не ошибка, именно миллиарда) квадратных метров жилья. Если следовать официальной статистике, в Китае примерно 1,3 млрд населения. Ну пусть будет 1,5 млрд, хрен с ним. Это значит, что сейчас строится на каждого китайца и будет сдано в 2010-2011 годах по 2 квадратных метра жилья.

Возникает вопрос – а если у них средний доход на рыло в стране, если верить официальной статистике, порядка 175 долларов в месяц, то кто всё это будет покупать? Второй вопрос – а нафига нам все эти чиновники в России, которые занимаются программой "Доступное жильё", когда можно взять китайских строителей и за 10% от того, что тратится у нас, они бы нам всё это построили.

Китайцы очень хороши в закапывании денег в землю, потому что если посмотреть на излишние мощности по производству цемента и стали, то эти цифры поражают воображение. Избыток мощностей по производству цемента равен совокупному потреблению в США, Японии и Индии. Избыток мощностей по производству стали равен совокупному производству стали в Японии и Южной Корее. Это, на самом деле, официальные китайские данные, если конечно, в них ничего не приписано. Просто посмотрите и посчитайте.

В результате, что мы получаем? Мы получаем очень сильный спрос на всё, что используется в строительстве. А именно – промышленные металлы, медь, цинк (поскольку цинк очень важен в производстве нержавеющей стали), нефть (поскольку, когда у вас работает Caterpillar, он кушает очень много дизеля). И всё, в принципе, замечательно. Китайский спрос в этой динамично развивающейся экономики будет строить нам Дубай за Дубаем и Москва-сити за Москва-сити. Но есть маленькая, правда, проблема.

Проблема состоит в следующем – китайская экономика была, в принципе, смоделирована с британской экономики 17-18 веков и с японской экономики 20 века. Это экспортная модель экономики. Эта модель экономики предполагает то, что вы не обращаете внимания на развитие внутреннего спроса, вы работаете исключительно на экспорт. За счёт этого вы получаете огромное положительное сальдо торгового баланса, за счёт этого вы захватываете рынки сырья. И, поскольку у вас в стране развитая производственная база, то вы становитесь королём мира. У вас есть сырьевая база, у вас есть производственная база, и только потом, может быть, вы начинаете обращать внимание на внутренний спрос.

Дело в том, что эта модель, как показал опыт Японии и Британской империи, может существовать только, если у вас постоянно растёт и не падает в течение длительного срока (длительный срок определяется как год-два) положительное сальдо торгового баланса. То, что китайцы у себя строят Дубаи, и, одновременно, падала покупательная способность во всём мире, в результате чего экспорт китайского дерьма сократился на 25% - это привело к тому, что положительное сальдо торгового баланса Китая в 2009 году сократилось на 62%. И вот теперь злые языки (как их аналитики называют) утверждают, что в марте впервые за последние дцать лет сальдо торгового баланса в Китае будет отрицательным.

Последствия этого мы разберём чуть позже, но такое активное кредитование привело к тому, что сейчас китайская экономика нагружена долгом по отношению к ВВП в таком же соотношении, как и американская экономика в 1929 году. Как раз перед крахом. Но следует понимать, что можно эту аналогию критиковать всячески, но дело в том, что в 1929 году США и экономика США играли роль китайской экономики в мире. 250% [имеется в виду отношение суммы долгов государства, предприятий и населения к ВВП страны – прим.ред.] тогда для них оказалось смертельным. Сейчас для новой экономики США нагрузка в 360% от ВВП смертельной не является. Пока не является.

Китайский феномен.

Здесь мы переходим к китайскому факту. Я буду сейчас ассоциативным идиотом. Что мы видим на этих трёх графиках ("Мировой экспорт в 1929 году и сегодня", "Мировое производство в 1929 году и сегодня" и "Фондовый рынок в 1929 году и сегодня")? На этих трёх графиках приведена динамика "Великая депрессия" 1929 года и то, что происходит сейчас. Все данные, которые были собраны и отражены на картинках, в 1929 году были собраны Лигой наций (организация – предшественница ООН), а данные, собранные сейчас, были собраны экономистами. Все эти данные показывают динамику, что происходило тогда и что происходит сейчас. Точки отсчёта немного смещены, потому что необходимо брать 2007 год, а не апрель 2008 года. Тем не менее, динамика ясна.

За счёт китайского фактора у нас сейчас происходит восстановление и мировой торговли, и мирового промышленного производства, и восстановление фондовых рынков. Потому что, если вы обратите внимание, падение торговли и падение мирового производства вначале первой волны кризиса было чуть быстрее. И падение рынков было чуть быстрее, чем падение мировых рынков, мировой торговли и мирового производства в 1929 году. Сейчас идёт такая очень оживлённая дискуссия среди экономистов, для которых всё это представляет интеллектуальный вызов. На самом деле, ничего удивительного нет, потому что в то время банковская система очень сильно отличалась от банковской системы сейчас, на мой взгляд.

В чём было отличие? Если сейчас банк в США банкротится (а количество таких банков растёт экспоненциально), то прямого ущерба людям, у которых в этом банке лежат депозиты, и компаниям, у которых в этом банке застряли оборотные средства, нет. Потому что есть FDIC (Federal Deposit Insurance Corporation - аналог российского агентства по страхованию вкладов) – корпорация по страхованию вкладов. Она, конечно, сама по себе банкрот уже. Но она может пойти в правительство, правительство скажет: "Ну ничего, конгресс сейчас билль подпишет, мы вам напечатаем 100 или 200 млрд долларов, и вы в течение 3-х недель или месяца вкладчикам возместите всё до 100 тыс долларов". Тогда этого не было. Тогда, если банкротится банк, все теряли деньги.

Это первое, что говорит о том, что, в принципе, падение должно было быть медленнее. Оно было быстрее. За счёт чего? Оно было значительно быстрее за счёт того, что банковская система стала значительно менее устойчивой. В самом начале первой волны кризиса, если вы посмотрите на данные, то Baltic Dry Index (индекс стоимости грузоперевозок) потерял порядка 95% (смотри график "Baltic Dry Index"). За счёт чего? Потому что аккредитивы никто не выписывал. Банки вдруг резко перестали доверять друг другу, потому что никто не знал, что у кого на балансе. А без аккредитивов вы ни танкер не отгрузите, ни сухогруз не отгрузите. И вот экономисты по этой теме очень сильно дискутируют, десятки статей уже умных написано.

А сейчас у нас такое супервосстановление, но оно идёт за счёт Китая. Потому что если вы посмотрите разбивку промышленного производства и мировой торговли, то увидите, что порядка 80% восстановления промышленного производства приходится на Китай, порядка 70% восстановления мировой торговли приходится на импорт в Китай. А кто от этого выигрывает? От этого выигрывает Австралия, которая является, грубо говоря, рудником Китая. От этого выигрывает Россия и все остальные сырьевые страны. Потому что за счёт того, что мы строим новый Дубай, только раз в 100 больше, от этого выигрывают только сырьевые валюты. Отсюда идёт поддержка и ценам на нефть, и настроениям инвесторов, и всему остальному.

Потому что, как это ни парадоксально, в 2008 году пассивные инвестиции (это инвестиции институциональных и пенсионных фондов) в товарные рынки составляли 270 млрд долларов. Сейчас они составляют 240 млрд долларов. Уже. Но нефть стоит в 2 раза ниже, чем она была, а выросло у нас что? Выросли у нас никель и медь. То, что используется в строительстве, то, что используется в Китае. А то, что, по различным оценкам, в Китае находятся запасы меди от 2,5 до 3,5 млн тонн [для справки: мировое потребление меди – примерно 18 млн тонн в год, прим.ред.], которые не учтены на London Metal Exchange – это экспертов волнует не много.

Откуда взялись эти запасы? Они взялись именно из-за того кредитования, поскольку муниципалитеты маленьких китайских городов, которым предоставлялось льготное кредитование и у многих из которых есть экспортные и импортные лицензии, просто тупо скупали медь и никель и складировали их. Сейчас в Китае образовались огромные физические запасы данных металлов. Чем это грозит мировому рынку – понятно. Весь вопрос в том, когда это произойдёт?

Тик-так, тик-так.

На мой взгляд, обратный отсчёт пошёл. Я просил вас обратить внимание на графике некоторых макроэкономических показателей Китая на одну кривульку (М2+CDs). Она начинает "загибаться". Дело в том, что если вы просто возьмёте элементарное уравнение, у вас шизоидный рост пузырей может происходить только тогда, когда количество денег, идущее на рынок для покупки, растёт экспоненциально. То есть эта зараза должна расти экспоненциально. Если верить этим графикам, которые взяты с сайта ЦБ Китая, то этот рост закончился. Вопрос в том, когда всё долбанёт? Этот вопрос, как всегда, открытый.

Мораль сей басни такова, что, на мой взгляд, на западе всё происходит, как и должно было происходить. Никаких отклонений от сценария не происходит. Единственное, что вмешалось в этот раз – это Китай. Если суммировать сказанное, путём создания совершенно искусственного спроса на базовые металлы и на базовые активы. Этот спрос имеет под собой двоякую природу в том смысле, что у вас не только спрос на базовые активы и на базовые товары, но и на технику. На те же Caterpillar, на то же программное обеспечение, и на те же дорогостоящие автомобили. То есть этот спрос распространяется и имеет положительное влияние не только на экономику Австралии и экономику Канады (на нашу экономику положительно ничего не может повлиять), но и на экономику Еврозоны и экономику США. Потому что без этого спроса, на мой взгляд, коллапс, который сейчас там происходит, происходил бы несколько быстрее. Но и так графики показывают, что коллапс идёт на полную катушку.

Самое страшное, что, на мой взгляд, происходит фундаментально – это изменение структуры капитала. Она изменяется в том, что та догма, которой нас учили – что открытые рынки, рынки акций, фондовые рынки созданы для привлечения инвестиций, бла-бла-бла – эта догма перестаёт работать. В том смысле, что, когда у вас есть хотя бы какие-то гарантии возврата капитала – капитал идёт туда. Куда он сейчас идёт? Он идёт в государственные облигации. Из частного сектора он высасывается. Но высасывается тоже абсолютно неравномерно. Если вы посмотрите, то размещение "мусорных" облигаций (без рейтинга) побили рекорд в 4-м квартале 2009 года. Если раньше рекорд был установлен в 4-м квартале 2007 года, когда было размещено примерно на 36 млрд долларов таких облигаций, то в 4-м квартале 2009 года было размещено таких облигаций на 38 млрд долларов.

То есть у вас есть 2 типа капитала, на мой взгляд. Есть инвестиционный капитал, который идёт в госбумаги, поскольку у людей там 1,5 извилины, а не 1 извилина, как у хедж-фондов. Этот капитал идёт в защищённые бумаги, поскольку там больше гарантий. А хедж-фондам что нужно? Им нужно дешёвое финансирование и максимальная доходность.

Индекс РТС коррелирует с мусорными облигациями.

Максимальная доходность в данный момент достигается в мусорных облигациях и… в российских облигациях. Потому что по рейтингам и по доходностям российские облигации соответствуют мусорным облигациям. И, как это не парадоксально, самая высокая корреляция индекса РТС не с нефтью, а с фондом Junk. Есть такой ETF-фонд, который торгует мусорными облигациями. Так вот корреляция с ним порядка 0,75, если посмотреть за последние 2 года. Корреляция с нефтью всего лишь 0,39. то есть корреляции никакой нет в принципе.

Это, на самом деле многое объясняет. Это объясняет укрепление рубля. Потому что если вы посмотрите, то основной приток "горячих" денег (портфельных инвестиций) идёт не на российский рынок акций, а на российский рынок облигаций. Отсюда у вас укрепление рубля. Когда к вам за неделю приходит 350-400 млн долларов, которые нужно обменять на рубли и купить, скажем, акции банкротов уровня Сбербанка или Газпрома, то разумеется, у вас происходит укрепление рубля. Это на самом деле всё очень объяснимо.

А на мой взгляд, за всем за этим стоит тема Китая. Потому что Китай генерирует спрос на товары и активы. Плюс, поскольку у вас есть растущий рынок, у очень большого числа управляющих чёрные коробочки срабатывают, и происходит дополнительная локация на растущий рынок. Что только усиливает рост. На мой взгляд, в данной картине мира всё начинает немножко проясняться.

Когда всё это счастье закончится?

Вы можете задать вопрос, а когда всё это счастье закончится? Сказать трудно, на самом деле, потому что если в Китае такой офигенный рост экономики, и всё так хорошо, то какого чёрта их индексы показали максимум в конце октября 2009 года? РТС показывает новые максимумы, S&P, европейцы. А китайский Shanghai Composite что-то как-то не торопится. И самое страшное, что сейчас происходит – это то, что китайские власти начинают ужесточать кредитную политику. Они поднимали уже 2 раза, если не ошибаюсь, норму резервирования. Они говорят (не знаю, делают или нет), что заставляют банки ужесточать требования к заёмщикам. Потому что доходит до смешного.

Это реальная история. У девелопера работают 3 тыс рабочих. Всем 3-м тыс рабочим выдаётся справка о том, что у них такая замечательная зарплата. Рабочие идут в банк, которому нужно выполнять программу партии по поддержанию развития и удвоению ВВП. Банк выдаёт рабочим кредиты по этой справке о зарплате. Залогом по кредиту является недвижимость. Рабочие покупают недвижимость у девелопера. Через 2-3 дня всех рабочих увольняют и набирают новых. Цикл повторяется. Это не шутка. Это почти "совок". Это почти Россия. Потому что у партии есть план и нужно увеличивать ВВП. Они это и делают. Там анекдотические случаи, когда взрывают мосты, которые были построены 3-4 года назад. И строят новый мост. Город, о котором я говорил, был построен в пустыне, во внутренней Монголии. Кто там будет жить, что там делать? Фотографии этого города есть.

Поэтому это всё может продлиться месяц-два, квартал. По технике сейчас сказать очень трудно, на самом деле, что будет дальше. Но рано или поздно, всё это закончится очень печально. Так уже было много раз. Так это было в Дубае. Так это будет в Китае. Причём, самое интересное, что ЦК КПСС это всё признаёт. Были заявления ЦК КПСС о том, что нужно что-то делать с избыточными мощностями. Насколько они избыточные? Конкретные примеры я привёл выше. Это оценки китайцев, это оценки банка Credit Agricole (Франция), это оценки банка UBS (Швейцария) по избыточным мощностям в сталелитейной промышленности и производства цемента.

Когда всё это "жахнет"? Не знаю. Но то, что это "жахнет", на мой взгляд, это совершенно очевидно. Есть очень простые индикаторы, которые скажут, когда надо уносить ноги. В Китае это официальные данные ЦБ Китая – если М2+CDs будут падать дальше – жить осталось месяц-два. Если китайские индексы будут сейчас рисовать новые верхи, я думаю, что шизофрении хватит ещё на квартал-два. В России тоже самое. Не надо следить за рублём, за дивергенциями, ещё чем-то. У нас есть индексы облигаций. Пока этот индекс облигаций постоянно растёт в цене. Как только он начнёт заворачиваться, наверное, надо уносить ноги с рынка. Потому что это именно то, куда сейчас идут горячие деньги.

_________________
Я самый крутой аналитег!!!!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вт июн 01, 2010 5:57 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт янв 15, 2009 19:40
Сообщения: 726
начались проблемы на рынке недвижимости в Китае:

China Real Estate Bubble Bursts in Bond Market: Credit Markets
May 31 (Bloomberg) -- Dollar bonds sold by China real estate companies this year are the worst performers among Asian non-financial corporate debt denominated in the U.S. currency amid concern the nation’s property market is overheating.

Yields on the $3.9 billion of bonds issued by Kaisa Group Holdings Ltd., Country Garden Holdings Co. and seven other developers since January widened by an average 2.26 percentage points relative to Treasuries as of last week, according to data compiled by Bloomberg. That’s more than the 2.05 percentage- point increase in spreads for the seven dollar-denominated bonds sold by other companies in Asia outside Japan.

Investors are demanding greater yields to lend to China property firms, a sign they expect borrowers will have a harder time meeting debt payments amid a government clampdown down on lending. Goldman Sachs Group Inc. and Credit Suisse Group AG cut their profit estimates for Chinese real estate companies after a 12.8 percent jump in real estate prices in April from a year earlier spurred the state to increase regulation.

“New issues by Chinese developers will stall for the time being,” Vince Chan, the Hong Kong-based chief credit strategist with Amias Berman & Co. LLP, a fixed-income advisory and brokerage firm founded by two former Citigroup Inc. bankers, said in a phone interview. “Investors need handsome rewards for getting exposed to weaker fundamentals.”

Widening Spreads

The amount of dollar bonds issued by China developers represents 45 percent of all corporate dollar debt sales in Asia outside Japan this year, Bloomberg data show. The yield spread on $350 million of 13.5 percent notes sold by Shenzhen-based Kaisa last month widened the most of the nine issues, expanding to 16.52 percentage points from 11.07 percentage points, Nomura Holdings Inc. prices on Bloomberg show.

Kaisa is developing 18 projects in Shenzhen, Dongguan and other cities in the Pearl River Delta, most of them high-rise residential complexes that combine recreational and commercial space, according to its website. An investor who bought the company’s 2015 bonds at par would have lost 15.5 percent.

Elsewhere in credit markets, the extra yield investors demand to own company debt instead of Treasuries rose 5 basis points last week to 193 basis points, or 1.93 percentage points, Bank of America Merrill Lynch index data show. The spread, which peaked at 511 on March 30, 2009, widened from this year’s low of 142 on April 21. Average yields rose to 4.06 percent, the highest based on weekly closes since the period ended March 5.

Sales Slow

Corporate bond issuance worldwide slowed this month to $66.1 billion, down from $183 billion in April and the least since December 2000, according to data compiled by Bloomberg.

“Companies have to be prepared to strike and strike quickly,” Rick Martin, the London-based director of treasury at Virgin Media Inc., the U.K.’s second-largest pay-television company, said at a May 28 briefing in London. “The key is to have the team ready and primed and able to pull the trigger at short notice. I can’t think of a time when the forces have been so polarizing.”

The cost to insure U.S. corporate debt against default rose. Credit-default swaps on the Markit CDX North America Investment Grade Index Series 14, which investors use to hedge against losses or to speculate on creditworthiness, increased 25.1 basis points this month to a mid-price of 117.2 basis points. The index typically rises as investor confidence deteriorates and falls as it improves.

Asia Bond Risk

Bond risk rose in Asia today, with the Markit iTraxx Asia index increasing by 2 basis points to 135 as of 3:40 p.m. in Singapore, according to Royal Bank of Scotland Group Plc. The index has surged 32.4 basis points this month, heading for its biggest monthly jump since February 2009, prices from CMA DataVision in New York show.

Credit-default swaps pay the buyer face value in exchange for the underlying securities or the cash equivalent should a company fail to adhere to its debt agreements. A basis point on a credit-default swap contract protecting $10 million of debt from default for five years is equivalent to $1,000 a year.

In emerging markets, spreads narrowed 16 basis points last week to 321 basis points, trimming the monthly increase to 63, according to the JPMorgan Emerging Market Bond Index. The world will increasingly depend on emerging markets to maintain growth and stability, Federal Reserve Chairman Ben S. Bernanke said in prepared remarks to a Bank of Korea conference in Seoul today.

Federal Reserve Bank of Chicago President Charles Evans told reporters in Seoul that he “wouldn’t be surprised” if the Fed’s policy of keeping rates low “gets extended just a little bit” by Europe’s sovereign debt crisis.

Interbank Rates

The rate banks say they pay for three-month dollar loans fell in Asia for the first time in 13 days as concern about Europe eased, helping arrest a flight to dollars by global funds. The Singapore three-month interbank rate for U.S. dollars, or Sibor, slid to 0.541 percent, according to the 11:30 a.m. fixing by the Association of Banks in Singapore. The rate reached 0.547 percent on May 27, the highest since July 8, 2009.

China has added to regulations designed to cool the property market several times this year, including raising banks’ reserve requirements three times since January, restricting pre-sales by developers and curbing loans for third- home purchases. It also raised minimum mortgage rates and tightened down-payment requirements for second homes.

Shanghai’s plan to begin a tax on residential real estate was submitted to the central government for review, the China Securities Journal reported today, citing unidentified people.

China Clampdown

Goldman Sachs lowered its 2010 net income estimates for Chinese developers by an average 13 percent and reduced earnings forecasts for the next two years by 25 percent, analysts led by Yi Wang wrote in a May 19 report. Credit Suisse pared earnings- per-share estimates by as much as 15 percent for 2010 and 20 percent for 2011, citing the government’s clampdown.

“With the negative headlines coming out of this sector, investors are less likely to be drawn to participate in new issues because of a high coupon,” Tan Chew May, a credit analyst for Aberdeen Asset Management Asia Ltd., which oversees $1.5 billion of Asian dollar debt, said in a phone interview from Singapore. “With the trend of widening spreads, new names are forced to come at premium.”

China property developers paid coupons as high as 14 percent to issue dollar debt this year, compared with an average 9.2 percent for other companies in Asia and 6.2 percent for U.S. property companies. On average, Chinese property companies are paying a 10.875 percent coupon.

Poor Conditions

Glorious Property Holdings Ltd., which has 26 real estate projects in cities including Shanghai, Beijing, Harbin and Changchun, postponed its first sale of dollar-denominated bonds in April. The Hong Kong-listed company cited poor credit market conditions for the delay.

Renhe Commercial Holdings Co., a developer of underground shopping centers based in Harbin, China, sold five-year, 11.75 percent dollar notes on May 18 to yield 974 basis points more than Treasuries after delaying the sale for two weeks.

The relatively strong finances of China developers means some companies can afford to pay double-digit coupons, according to Andy Mantel, Hong Kong-based founder of hedge fund manager Pacific Sun Investment Management Ltd.

Country Garden, which builds villas, townhouses and apartments in China, sold bonds in April with an 11.25 percent coupon. The company, controlled by China’s second-richest woman, Yang Huiyan, said contracted revenue in the first quarter rose 82 percent on sales in the Guangdong area.

Coupon Payments

“The sector is relatively better financed than it was two years ago when there were serious liquidity issues,” Mantel said in a phone interview. “Investors might not make any money on the actual bond, but they’ll get their interest payments.”

Fantasia Holdings Group Co.’s $120 million of five-year bonds pay the highest coupon at 14 percent. The company develops commercial and residential complexes in China’s Pearl River Delta and Chengdu-Chongqing Economic Zone regions.

It raised HK$3.18 billion ($408 million) from an initial share sale in Hong Kong in November, boosting cash reserves to $497 million from a deficit, Bloomberg data show.

“Sales and pre-sales have increased cash balances for most companies by over 20 to 30 percent while fresh debt issuance has extended maturity profiles,” analysts led by Raghav Bhandari at CreditSights Asia Research Ltd. wrote in a note to clients May 20. “Companies are in a much better position to handle this period of strain than they were a year ago.”

High-Yield

“People are attracted by the high coupons of the sector, but are fearful of the regulatory announcements and how it might affect the credits,” Sean Henderson, head of Asia debt syndication at HSBC Holdings Plc, said in a phone interview from Hong Kong. “More recently, the overall market backdrop has taken the whole high-yield sector lower.”

The yield spread on speculative-grade company dollar bonds in Asia widened 174 basis points this month as of May 28, compared with 50 basis points for investment-grade companies, JPMorgan indexes show. High-yield debt is rated below Baa3 by Moody’s Investors Service and BBB- by Standard & Poor’s.

Credit-default swaps insuring against Country Garden defaulting on its debt rose 343 basis points to 10.39 percentage point this month through May 18. The contracts suggest investors are pricing in a 50 percent chance of default.

Similar contracts insuring Agile’s debt have soared 3.85 percentage points since mid-April, when China’s central bank pledged to implement new lending rules to cool real estate “madness.” At current rates investors are pricing in a 48 percent chance of default.

Chinese property bonds are unlikely “to recover meaningfully anytime soon,” Amias Berman’s Chan said. “If we start to see the regulatory measures taking effect in the next few months then there may be a reversal of fortunes. But optimistically I think it’ll be the third or fourth quarter before things stabilize.”

To contact the reporter on this story: Katrina Nicholas in Singapore at knicholas2@bloomberg.net

http://www.bloomberg.com/apps/news?pid= ... E9IE&pos=2

_________________
Я самый крутой аналитег!!!!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вт авг 10, 2010 0:04 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт янв 15, 2009 19:40
Сообщения: 726
в Китае закрывают 2 000 предприятий. их продукция никому не нужна!!! интересно, как ВВП теперь расти будет?

В Китае, согласно правительственному распоряжению, закроются 2 тыс. 087 промышленных предприятий, неэффективно расходующих электроэнергию и негативно влияющих на окружающую среду. Эта мера затронет заводы по производству цемента, стали, алюминия, кокса, бумаги и прочих материалов по всей стране. Они должны прекратить работу к концу сентября 2010г., передает Associated Press со ссылкой на доклад Министерства промышленности и информационных технологий КНР.

Заявление об этом радикальном шаге последовало за публикацией документа, в котором сообщалось, что выполнению пятилетнего плана по повышению эффективности потребления электроэнергии в текущем году в значительной мере помешал строительный "бум" и стремительный экономический рост страны. По данным правительства, указанные факторы способствовали спросу на сталь, цемент и прочие материалы, для производства которых требуется большое количество электричества.

Изначально сам план имел целью к концу 2010г. на 20% сократить потребление электроэнергии в стране в каждой из отраслей экономики. В марте с.г. правительство сообщало, что по итогам 2009г. удалось добиться снижения показателя на 14,4%. Однако, согласно последней статистике, уровень энерговпотребления за первое полугодие 2010г. поднялся на 0,09%.

Значительная зависимость КНР от импорта газа и нефти из политически нестабильных регионов, таких, например, как страны Персидского залива, а также риск загрязнения лесов и скудных источников воды давно являются предметом беспокойства китайских лидеров.

По данным Международного энергетического агентства, в прошлом году Китай обошел США по уровню потребления энергии, однако в пересчете на человека страна все еще остается далеко позади.

_________________
Я самый крутой аналитег!!!!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вс авг 15, 2010 12:03 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт янв 15, 2009 19:40
Сообщения: 726
Массовые забастовки на заводах в КНР приведут к серьезным изменениям во всем мире и обвалят сырьевой рынок.

По информации из наших источников, отдел пропаганды ЦК Компартии Китая в конце мая, а потом уже повторно, в середине июня, направил средствам массовой информации страны особое указание — закрытое и непривычно жесткое. А речь в нем шла о введении полного запрета на сообщения о забастовках и волнениях рабочих, которые валом пошли в последнее время на самых современных предприятиях Китая.

Дело даже не в том, что вспышка забастовок вдруг произошла в Китае с его строгой дисциплиной, отсутствием политического инакомыслия и жестким контролем со стороны властей. Большинство экспертов увидели в невиданной там ранее волне стачек серьезный симптом приближающегося крутого поворота в модели экономического развития этой гигантской страны, основанной, казалось бы, на бесконечном сохранении сверхвысоких темпов роста, наращивании промышленного производства и доли в мировой торговле.

Неумолимо приближающийся сбой в темпах роста в КНР нанесет ущерб и экономике России, основанной на экспорте сырья.

Прогулки по заводскому двору

Полной статистики о забастовках в Китае, понятное дело, нет. Однако одна из ведущих в Японии газет «Асахи» путем опроса сотрудников посольств в КНР и действующих там иностранных компаний установила, что за два с половиной месяца по конец июля стачки потрясли по меньшей мере 43 предприятия с участием зарубежного капитала. Сведений по чисто китайским заводам не имеется, однако конфликты, по некоторым данным, могли распространиться и на них.

Все началось 17 мая на предприятии японского автомобильного концерна «Хонда» в провинции Гуандун. Столкнувшись с забастовкой, его администрация согласилась на 24% поднять зарплату рабочим. Новость о таком фантастическом успехе имела ошеломляющий эффект: волна стачек, как пожар, охватила промышленный район в Гуандуне и ряд других зон, где концентрируются самые продвинутые предприятия, выдающие на мировые рынки огромное количество товаров — от спортивных тренажеров до планшетных компьютеров iPad.

Из-за стачек смежников японский автогигант «Тойота» был вынужден на несколько дней остановить свое производство в Китае. Забастовки ударили по производству электронной техники, по лицензионному выпуску пива «Карлсберг», по торговым фирмам и универмагам. Работники одного из японских предприятий в Тяньцзине оккупировали административные помещения; на принадлежащей тайваньскому капиталу фабрике спорттоваров около 8 тыс бастующих разгромили оборудование. Однако в целом события в Китае пока мало напоминают бурное политизированное рабочее движение типа полузабытой польской «Солидарности». Большинство стачек в КНР проходит совсем-совсем тихо — но до предела упорно.

Пример: тысяча сотрудников завода автомобильных деталей японской фирмы «Дэнсо» в той же провинции Гуандун в день стачки дисциплинированно пришли вовремя, отбили на проходной талоны посещаемости — и стали просто по часовой стрелке гулять по двору. Игнорируя растерянные призывы администрации приступить к работе. Когда бастующие уставали, они на несколько минут садились на землю, переводили дух и вновь начинали тихое кружение по двору. Без речей, лозунгов и выкриков. Через восемь часов, по окончании смены, они так же организованно отбили свои талоны на проходной и разошлись. На следующий день все повторилось, пока администрация не заявила, что повышает базисную зарплату — с 1300 юаней (192 доллара) до 1700 юаней.

В страхе перед властями участники таких выступлений обычно даже не употребляют слово «стачка» — они говорят просто о «прекращении работы». О своих требованиях забастовщики, как правило, извещают через анонимные листовки. Иностранные хозяева предприятий жалуются на крайнюю трудность проведения переговоров об урегулировании конфликта — у стачек, как правило, нет видимых вождей.

Растерянные иностранные владельцы фабрик в мае-июле почти повсеместно пошли на повышение зарплат — в среднем более чем на 10%. Впрочем, уточним еще раз уровень доходов китайских рабочих. Минимальная зарплата по стране может быть где-то на уровне 660 юаней, однако в почти гламурном (по китайским меркам) районе Гуандун она выросла в этом году до 1000 юаней (около 147 долларов). На заводе тайваньской фирмы «Фоксконн» в южном городе Фошань, например, рабочим в месяц выплачивают порядка 2 тыс юаней. Для справки: это примерно цена одного смартфона iPhone 4, которые изготавливают на этом предприятии и развозят оттуда по всему миру.

Забастовочную борьбу развязали сотрудники именно таких наиболее развитых предприятий, где созданы лучшие в КНР условия труда, соблюдаются нормы закона, где самые высокие зарплаты. Однако элита китайского рабочего класса хочет теперь иметь больше — эти люди уже не похожи на своих забитых предшественников, готовых терпеть любые лишения.

Дракон теряет темп

Эксперты сходятся во мнении, что рост зарплат в Китае уже не остановить. По данным Международной организации труда (МОТ), с 1987 года расходы предпринимателей на рабочую силу увеличиваются на четырнадцать с лишним процентов в год. Ситуацию подхлестывает то, что рабочие ресурсы в Китае, как оказалось, не безграничны, хотя, конечно, и чудовищно велики по российским меркам.

В 2000—2009 годах армия работников в возрасте от 35 до 50 лет увеличилась в КНР на 90 млн человек, однако в последующее десятилетие прирост составит «только» 5 млн. Это тоже подталкивает страну к повышению зарплат и, следовательно, расширению внутреннего потребления.

Модель безудержного экономического роста Китая основана на, казалось бы, бесконечном притоке в промышленные зоны крестьян из нищей деревни, готовых вкалывать за гроши. Однако, как сообщило 4 июля информационное агентство «Синьхуа», в 2015 году городское население КНР впервые в истории страны опередит по численности сельское. Резервы развития за счет крайне дешевой рабочей силы подходят к концу.

Это проходила и Япония, о которой тоже когда-то говорили, что ее поразивший мир экономический рывок будет бесконечным. Однако уже в 60-х годах страна исчерпала резервы дешевой рабочей силы и встала на путь повышения зарплат. По расчетам экспертов, в 70-е годы доход на душу населения в Японии был примерно таким, как сейчас в Китае, — порядка 4 тыс долларов в пересчете на нынешние цены. Именно тогда в Японии стали падать темпы экономического роста — с 9-10 до 5%. Это ждет и Китай: инвестиционный банк «Морган Стэнли» полагает, что в ближайшие годы прирост экономики КНР с примерно 10% опустится до 6-7%. А потом и ниже.

Из бешено летящего вперед экономического зверя Китай будет постепенно превращаться в обычную страну с умеренными темпами роста.

Будущее — за Африкой?

Кое-какие японские и западные компании уже уходят в более дешевые Вьетнам и Бангладеш (которая становится мировым центром производства одежды для таких фирм, как Gap, Puma, Uniqlo или H&M). У камбоджийского Пномпеня возник гигантский промышленный район для иностранного бизнеса. Зарплата там — как в Китае двадцать лет назад. Отдельные американские компании даже возвращаются в США: налаживать производство на родине в некоторых случаях стало дешевле, чем в КНР.

В «Морган Стэнли» считают, что мировая база дешевого производства будет сдвигаться из Китая в более бедные страны Восточной и Южной Азии, а потом, возможно, в Африку. Они получат исторический шанс стать важнейшей частью мировой экономики. Там, как в Китае, со временем начнут расти зарплаты и уровень жизни, нищета отступит. Однако все это будет потом. Пока же снижение темпов роста в Китае (а полной замены ему долгое время не будет) приведет к падению цен на сырье и сокращению спроса не нефть.

На Китай приходится от 30 до 60% мирового спроса на необработанные сырьевые ресурсы. Переход КНР к умеренным темпам роста больно ударит по нашим интересам как поставщика таких товаров.

В последние десять лет, по данным «Морган Стэнли», на КНР пришлась половина мирового прироста спроса на нефть. Уход Пекина в зону умеренности бросит вниз цены на энергоносители, тем более что вспышки спроса на Западе не предвидится. Перспектив расширения поставок туда российской нефти и газа почти нет. И основные надежды такого рода связывают у нас именно с Китаем.

«Нам есть куда девать газ, — заявил 25 марта президент Российского газового общества Валерий Язев. — Это Китай и вообще восточный сектор. Доля нефти и газа на китайском рынке стремительно нарастает».

«КНР — это завтра нашего газового экспорта», — заявил там же г-н Язев. Может быть, он и прав: на фоне роста уровня жизни и введения более жестких экологических норм КНР будет нуждаться в голубом топливе. Однако многие западные эксперты все же просят учесть — забастовщики в провинции Гуандун возвестили о наступлении новой эпохи в этой стране, которой вскоре уже не понадобится постоянно наращивать закупки энергоресурсов, угля и железного лома.

_________________
Я самый крутой аналитег!!!!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Пт сен 10, 2010 12:01 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт янв 15, 2009 19:40
Сообщения: 726
в Китае 65 (ШЕСТЬДЕСЯТ ПЯТЬ) МИЛЛИОНОВ ПУСТЫХ КВАРТИР:

http://www.zerohedge.com/article/china- ... ant-homes-

классный пузырь они надули :lol:

_________________
Я самый крутой аналитег!!!!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 9 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB