FinNews.ru

FinNews.ru forum
Текущее время: Чт дек 13, 2018 10:14

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: о пиве
СообщениеДобавлено: Чт май 30, 2013 13:22 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
всё об этом

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: о пиве
СообщениеДобавлено: Чт май 30, 2013 13:22 
Не в сети
Небожитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 14:43
Сообщения: 22960
Откуда: из цирка
Цитата:
Падение продаж пивных компаний. Мы стали меньше пить?

ДЕМУРА: Сегодня мы поговорим о падении продаж пивных компаний. И вопрос стоит: мы стали меньше пить, или, как в том анекдоте, мы стали меньше кушать? Когда разговор заходит о пиве, особенно советском, российском пиве, мне всегда вспоминается старый такой американский анекдот. Если верить древнееврейскому фольклору, то однажды (то ли 2000 лет назад, то ли 1000 лет назад, в зависимости от того, какие книжки вы читали) в Палестине у римского легионера родился мальчик, назвали его Йосиком. Так вот, у Йосика была поразительная возможность – он мог превращать воду в пиво. Так вот, даже Йосику не удалось превратить "Budweiser" и "Miller" в пиво. Такой старый американский анекдот.
Насколько он соответствует действительности, мы поговорим с нашим гостем Андреем Ериным, директором по корпоративным отношениям компании "Сан ИнБев". Добрый день, Андрей.
ЕРИН: Добрый день, Степан, добрый день, уважаемые радиослушатели.
ДЕМУРА: Ну, действительно. Так вот, не хочу обидеть наших пивоваров, но, честно говоря, если попробовать тот же "Pilsner" или попробовать "Guinness" там, а потом попробовать у нас, который производится по лицензии – ну, как-то как "Budweiser" и пиво примерно получается. Это с чем связано?
ЕРИН: Я думаю, что в первую очередь это связано с психологическим настроем человека. Потому что когда проводятся так называемые blind-тесты, тесты вслепую (они приводятся периодически не только в нашей компании, но и в других компаниях, они проводятся регулярно исследовательскими центрами), люди, те, которые живут и за рубежом и те люди, которые живут в нашей стране, они, как правило, не могут отличить пиво то, которое изготовлено на территории Российской Федерации и то, которое изготовлено непосредственно, скажем так, в странах, исторически считающихся пивоваренными: Бельгии, Чехия, Германия. Поэтому это в какой-то степени, даже в значительной степени, просто-напросто легенды.
ДЕМУРА: Городской миф, получается.
ЕРИН: Да, именно так, который передается из уст в уста и достаточно часто людьми, которые пиво не могут оценить в силу того, что предпочитают крепкие алкогольные напитки. Иногда они запивают водку пивом, или с точностью до наоборот, поэтому в данном случае выступить в роли эксперта, как вы понимаете, достаточно сложно.
А вот немножко продолжу вашу тему, то, с чего вы начали по поводу анекдота, будем ли мы больше пить или меньше. Мне вспоминается другое немножко развитие событий. Это то, когда папа пришел домой и сказал сыну: "Я теперь буду меньше зарабатывать". И сын сказал: "Ты теперь будешь меньше пить?" А он ему сказал: "Нет, теперь ты будешь меньше есть". Так вот, я как раз призываю к другому. Если мы хотим потреблять достойные и качественные напитки, мы должны себя не ограничивать в их потреблении, переходя на какие-то более дешевые, а нужно просто больше зарабатывать. И тогда мы сможем себе позволить то, что мы хотим.
ДЕМУРА: Такой хороший совет, да: нужно больше зарабатывать. Хороший намек. А если человек не пьет, тогда вообще работать не надо, да?
ЕРИН: Нет, он сможет тратить деньги на что-то другое. У каждого свое хобби. И потом, пить и выпивать, как вы понимаете – это разные вещи. Можно прекрасно совмещать, допустим, потребление янтарного напитка с просмотром любимой телепередачи, футбольного матча или хоккейного.
ДЕМУРА: Так, это уже идет скрытая реклама. Без янтарного напитка никуда.
ЕРИН: Ведь даже слово "пиво" не прозвучало.
ДЕМУРА: Янтарный напиток – эквивалент в подсознании. А серьезно, тема программы – это падение продаж пивных компаний. Это действительно так?
ЕРИН: Да, да, данные свидетельствуют именно об этом. Причем эта тенденция наметилась уже несколько лет назад, и в значительной степени этому способствовало сначала падение производства. Естественно, логическим продолжением явилось падение потребления, связанное с серьезным увеличением акциза: в 2010 году он был увеличен в три раза, на 200%, с 3 до 9 рублей. И дальнейшие увеличения были порядка 20-25%. Это на пиво, которое еще на тот момент было безалкогольной продукцией, нужно отметить.
А в тоже время крепкий алкоголь в значительной степени отставал в этом плане и получил таким образом серьезные преференции. И если мы посмотрим динамику, например, поступления акцизов за пять лет, с 2007-го по 2012 год, то поступление акцизов от пивоваренной индустрии было увеличено в пять раз (задумайтесь, в пять раз), а от крепкого алкоголя всего-навсего на 64%, по-моему. Вот какие неравные условия происходят. Помимо этого, есть огромное количество других факторов, которые являются…
ДЕМУРА: Извините, я вас прерываю.
ЕРИН: Да-да.
ДЕМУРА: Это не сезонный фактор? Тенденция.
ЕРИН: Это вот одна из составляющих. Серьезная составляющая, которая…
ДЕМУРА: Многолетняя тенденция.
ЕРИН: Многолетняя тенденция. И мы, естественно, ведем диалог с профильными министерствами и ведомствами, и, как нам кажется, на сегодняшний день наступило понимание. И если мы посмотрим прогноз Министерства финансов, тот, который оно вот сейчас активно обсуждает – прошли парламентские слушания в Государственной Думе, слушания в Совете Федерации, будут вноситься изменения в Налоговый кодекс – так вот, начиная с 2016 года увеличение акциза будет происходить как раз ровно на уровне инфляции, на том уровне, который мы считаем приемлемым, и так, как это и должно происходить.
Помимо акцизной составляющей есть очень серьезная составляющая государственного регулирования. Наше законодательство, под которое мы попали, просто как кур в ощип, когда стали из пивобезалкогольной продукции алкоголем. И все требования закона, который регулировал спирт, спиртосодержащую и алкогольную продукцию, они автоматически, естественно, легли на наши плечи без какой бы то ни было адаптации. И вот после этого, с 2011 года, идет, скажем так, периодическое изменение, внесение каких-то поправок в этот закон – гуртом все приняли, а теперь как бы откручиваем колесо истории назад.
Это полный запрет рекламы, тотальный. Хотя всем известно, и исследования многочисленные это подтверждают, что реклама никак не влияет на количество потребляемой продукции, а только перераспределяет ее между брендами. Второе – ограничения по продажам, это и по времени, и более того, по местам.
ДЕМУРА: Да, с ларьками…
ЕРИН: С ларьками отдельная история. Закрыв вот эти так называемые нестационарные точки, государство таким образом вольно или невольно лишило работы порядка 250-300 тысяч человек…
ДЕМУРА: Зато помогло крупным сетям.
ЕРИН: …По территории России. Помочь-то оно помогло, но люди-то эти остались нетрудоустроенными.
ДЕМУРА: Это зависит от лоббистов, правильно? Если так разобраться.
ЕРИН: Да, в данном случае мы как раз выступали за сохранение частного бизнеса, мелкого бизнеса, собственно то, за что ратует государство, то, что поддерживает Министерство экономического развития. И в этой связи продажи опять же в значительной степени упали, поскольку составляющая пива в объектах нестационарной торговли была где-то до 30%.
ДЕМУРА: И основную выручку, если я не ошибаюсь, они как раз делали на этом и на сигаретах.
ЕРИН: До 40-50%, именно так и было. Если мы в городах крупных этого не замечаем, то в более мелких населенных пунктах они порой, вот эти объекты, являлись единственной точкой, где вообще можно что-либо купить, в том числе и пиво.
Сезонный фактор, вы его абсолютно правильно упомянули, потому что именно в этом году, в 2012-м, он внес опять же свой существенный вклад. Поскольку на европейской территории России была удивительно морозная зима, и она продлилась долгое время, дольше, чем ей положено по отведенным ей календарем срокам, и март был достаточно холодный, и средняя температура, если я не ошибаюсь, градусов на 10 была ниже средней за сорок последних лет, собственно – естественно, это тоже явилось результатом того, что люди меньше пили этот напиток, поскольку его рекомендуется пить охлажденным, чтобы почувствовать всю прелесть его, а не подогретым.
ДЕМУРА: Пить, когда холодно, его никто не будет. Правда, у нас и мороженое зимой едят.
ЕРИН: Здесь опять же, смотрите какая тонкость…
ДЕМУРА: А в цифрах каково падение?
ЕРИН: По данным Росстата – это 10% с небольшим, где-то 10,2%.
ДЕМУРА: Потребления.
ЕРИН: Да.
ДЕМУРА: По стране.
ЕРИН: По рынку.
ДЕМУРА: А куда пошли вот эти люди, которые употребляли пиво? Они пошли в сегменты более крепкого алкоголя?
ЕРИН: Мы были вынуждены констатировать, да, что потребление крепкого алкоголя, оно действительно возросло. Ну, естественно, не конкретно на такую цифру. А вот то, что в плане потребления пива в морозное и не в морозное время – здесь, смотрите, понятие "культура потребления". Если в Чехии, в той же самой Германии достаточно сложно встретить человека, который на ходу пьет пиво из бутылки, если они сидят…
ДЕМУРА: Там везде бары, пабы, они нажираются там. Причем до поросячьего визга.
ЕРИН: Совершено верно. Выпивают в барах, ресторанах, поэтому для них все равно, какая температура на улице. Соответственно, если количество таких мест у нас в России будет достаточным для того, чтобы люди могли культурно провести там досуг и выпить кружку пива, то тогда сезонный фактор, естественно, уже действовать не будет. И не будет неприглядной той картины, которую мы иногда наблюдаем на наших улицах.
ДЕМУРА: А вот статистики по тому, куда ушли ваши потребители, такой твердой нет? Ушли они на водку? Ну, на коньяк вряд ли. В основном на водку, наверное, ушли.
ЕРИН: На крепкий алкоголь, конечно, конечно.
ДЕМУРА: На крепкий алкоголь.
ЕРИН: Да, вещи достаточно очевидные.
ДЕМУРА: Андрей, вынужден вас прервать, и мы уходим на новостной перерыв.
Александр, оставайтесь с нами, мы обязательно возьмем ваш звонок.
ДЕМУРА: Добрый день, это снова программа "Парадокс". В эфире Степан Демура. У нас в гостях Андрей Ерин, директор по корпоративным отношениям компании "САН ИнБев". Обсуждаем мы падение продаж пивных компаний.
У нас есть телефонный звонок, давайте его возьмем. Александр, добрый день.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Степан, очень хорошо, что вы подняли эту проблему. Вот я уже, наверное, лет десять пытаюсь или Караулову задать вопрос, или еще кому-то. Неделю назад я Дмитриеву задал, но там подвергли меня остракизму, обвинили в том, что я ребенок и не понимаю разницы во вкусе.
Проблема в чем? Вот я уже с 1994 года езжу в Германию и постоянно пью пиво там и пью его здесь. И причем в Германии я пил даже российское пиво – "Балтику" и "Очаковское" пиво пил, "Ячменный колос". И вот они совершенно коренным образом отличаются от того, что здесь продают, вот это пойло.
И вот эти разговоры, что, значит, проверяли, слепые тесты – это все не более чем реклама, поверьте мне. Потому что такие же слепые тесты я делал у себя дома на кухне, и результат был всегда один и тот же: от российского пива болит голова наутро, его пьешь – кислятина во рту, давление подскакивает сумасшедшим образом. Ну, впрочем, от колы то же самое. Все, что здесь производится для нас, для россиян – это полный отстой! Если сравнивать с тем, что на Западе, один и тот же продукт брать, то это полнейший отстой, это проверено многократно.
И я считаю, вот эту проблему преодолеть можно только одним способом – нужно принять закон о пиве, как приняли о квасе. Потому что пиво у нас, по сути дела, это "Yupi" (знакомый работает на пивзаводе) – это берется сок, разводится водой и все, наклеивается любая наклейка, которая вам нужна, и продается в магазине. Поэтому голова, поэтому давление, поэтому кислятина. А все остальное – это реклама.
ДЕМУРА: Я вот Андрею задавал этот вопрос, Андрей рассказал про слепые тесты. Я вот уже пять месяцев вообще ничего не пью – завязал, но вот у меня действительно, Андрей, тоже складывалось такое впечатление, что что-то здесь не так, причем не только с пивом. Я помню, когда вернулся из Штатов, я был большим фанатом, я курил "Rothmans". Синий "Rothmans" курил. И приехал в Россию, с радостью обнаружил, что здесь тоже продается синий "Rothmans". Потом, наверное, через год, я вдруг понимаю, что что-то с ним не то. Почти как "Ява". Оказалось, "Rothmans" открыл здесь предприятие и по лицензии производит "Rothmans". С "Rothmans" пришлось уйти.
Перешел на "Dunhill", курю черный "Dunhill". Тоже он был импортный, тоже стали здесь производить по лицензии, уже, наверное, года два или три. И вы знаете, пока что особых различий не заметил, но все равно что-то не то. Может быть, все-таки слепые тесты здесь не причем, а действительно существует такая проблема?
ЕРИН: Ну, смотрите, это я один из вариантов вам привел, который подтверждает, скажем так, неправомерность вот этого утверждения.
ДЕМУРА: Потому что (извините, я вас перебиваю), например, если мы возьмем лекарственные препараты, то в этой области творится полнейший беспредел. То, что идет к нам – и то, что продается, скажем, в Евросоюзе.
ЕРИН: В лекарственных препаратах здесь еще есть проблема дженериков, как вы знаете.
ДЕМУРА: Нет, именно тот же берете аспирин. У нас, например, продается тот же аспирин, но в нем почему-то всего лишь 25% активного вещества.
ЕРИН: Про лекарства можно говорить отдельно, потому что там есть проценты…
ДЕМУРА: Давайте мы к пиву вернемся.
ЕРИН: Действительно процент содержания вещества меняется, есть детские дозы, взрослые дозы, неважно.
То, что касается производства пива, вот то, что мы услышали в звонке Александра. Александр, я приглашаю вас посетить любое из ваших предприятий. Ближайшее здесь, к Москве – это Клинский пивоваренный завод, мы там проводим регулярно экскурсии, показываем людям все, не утаивая ничего, абсолютно всю технологию производства. И любой человек – неважно, это госслужащий, журналист, или человек с улицы – он может и продегустировать пиво, которое там производится, и увидеть своими глазами, что то оборудование, которое там находится, в таких условиях нет никакой ни возможности, ни необходимости производить пиво неподобающим образом.
ДЕМУРА: Нарушать технологию необходимости нет.
ЕРИН: Абсолютно нет, и главное, что ее невозможно нарушить. И вот опять же те самые легенды, черные легенды по поводу того, что пиво производят из каких-то порошков – возможно, кто-то где-то у себя…
ДЕМУРА: Порошковое вино, скорее всего.
ЕРИН: Да. Это вообще невозможно произвести, потому что пиво – это продукт брожения. Сыпьте что хотите, но все равно бродить это не будет. Либо вам придется выжидать те же самые три-четыре недели. А то, что касается возможной разницы во вкусе того, что происходит в разных странах, рецептура абсолютно идентична у глобальных компаний. Ингредиенты идентичны, поскольку мы их закупаем тоже глобально для всех стран.
ДЕМУРА: Это практически как франчайзинг, как "Макдональдс", получается? Если утрировать.
ЕРИН: Скажем так, в плане глобальных закупок это абсолютно так же. Но что касается возможного восприятия на вкус, разницы, вода различная даже в разных регионах нашей России. Водоподготовка, естественно, осуществляется, вода соответствует всем необходимым требованиям по качеству и безопасности. Но есть определенные элементы химические – те, которые в одном регионе присутствуют, в другом нет. Вот они, вполне возможно, могут вносить какие-то небольшие вкусовые различия. А люди это воспринимают как глобальную разницу.
ДЕМУРА: Андрей, давайте мы адресуем тот же вопрос Павлу Шапкину, руководителю Центра разработки национальной алкогольной политики. Павел, вы меня слышите?
ШАПКИН: Да, слышу.
ДЕМУРА: Добрый день. Вот звонил радиослушатель, Александр. Он с таким, скажем так, заключением, что пиво, которое делают у нас – это вообще, его пить нельзя, а которое делают там – это небо и земля по сравнению с нашим пивом. Вы вообще согласны с таким утверждением, может ли такое быть?
ШАПКИН: Насколько я знаю, в той же Чехии, Германии, там подземные воды, они из подземных морей берут, вода слегка солоноватая, поэтому и характерный вкус у них такой. У нас она более пресная.
ДЕМУРА: Алло? Павел, к сожалению, сорвался. Практически тема была…
ЕРИН: Видно, лоббисты из крепкого алкоголя не то ожидали услышать.
ДЕМУРА: Нет, понимаете, водка тоже от воды зависит, даже самогон зависит от воды.
ЕРИН: Абсолютно. Собственно, то, о чем я и говорил.
ДЕМУРА: Павел, вы снова на линии?
Павла нет, пока возьмем еще один телефонный звонок. Добрый день, Юрий.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Кстати, по поводу воды. Я пью темное пиво. К сожалению, из отечественных производителей тут на пальцах одной руки можно перечислить производителей, которых можно пить. И кстати, когда была "Балтика" № 4 и № 6, очень зависело от завода-производителя. Смотришь, например, калужское, там более-менее как-то было. А какие-нибудь питерские, еще какие-то, не помню уже, Самара, что-то такое – вообще пить было нельзя.
Ну, что хочу сказать по поводу воды, рецептуры, франчайзинга? Например, я любитель темного, люблю "Guinness". Но тот "Guinness" за 1,5 евро, который продают в Европе, совершенно другой, никто не будет отрицать, чем тот "Guinness", который нам Питер, не знаю, какое пойло нам разливает, и так же его продает здесь за 1,5 примерно евро. Но его нельзя пить, и от него, от одной бутылки, у меня утром болит голова. Вы можете себе представить?
ДЕМУРА: Было такое дело, я с вами согласен. Было такое дело, да.
СЛУШАТЕЛЬ: Не то, что было дело, оно до сих пор продается. Я иногда, раз в год рискую его выпить, и все то же самое – у меня утром болит голова от одной бутылки пива. Там я его могу пить за раз три-четыре, так сказать, а за день до восьми могу выпить. Ну, плюс там нет шарика, пены и все такое. О каком франчайзинге говорить? Это не "Guinness", это некое пойло, продаваемое по цене супербрендового пива. Найдите еще здесь за 65 рублей пиво отечественного производителя. И маленькое еще заключение в плане темного. Я правильно понимаю, "Тверское темное" – это ваша компания делает, вашего гостя, нет?
ЕРИН: Нет.
СЛУШАТЕЛЬ: Нет. Это одно из темного пива производимого, которые я еще могу…
ДЕМУРА: А вы имеете отношение к пиву "Тверское темное"?
СЛУШАТЕЛЬ: Я не имею, к сожалению. Я его раньше, темное было давным-давно, 15 лет назад, по-моему, появилось, или "Тверское". Вот оно потом пропало, сейчас, к сожалению, это пиво я могу купить только в каком-то большом мегамолле на букву "А".
ДЕМУРА: Понятно.
СЛУШАТЕЛЬ: Вышел – в простых точках этого нельзя. И еще у меня одно замечание, я когда ехал как-то, давным-давно, катаясь на лыжах где-то в подмосковном маленьком поселочке, буквально у дороги остановился в магазине, и там длина витрины от стены до окна была метра три, в два ряда была выставлена куча всяких бутылок, порядка 50-60 сортов, и вот (тогда еще "Балтика" продавалась) я насчитал три вида темного пива: соответственно "Очаковское темное"…
ДЕМУРА: Так, это уже похоже на рекламу темного пива.
СЛУШАТЕЛЬ: Нет, нет! Я к чему хочу сказать, что такое ощущение, что во всем мире примерно процент пьющих темное большой. А у нас как будто бы 1-2% пьет темное.
ДЕМУРА: Оно достаточно тяжелое на самом деле, если так, по памяти, оно тяжелое достаточно, пиво темное.
ЕРИН: Вы знаете, есть опять же…
ДЕМУРА: Не всегда его можно выпить много.
ЕРИН: Самое удивительное… Ну, это собственно, не самое удивительное, считается, опять из тех легенд, что темное пиво – вроде бы оно крепче.
ДЕМУРА: Нет, оно не крепче.
ЕРИН: На самом деле это абсолютно не так, это просто-напросто прожаренный солод. Так вот, что касается пива. Нашему радиослушателю я бы порекомендовал "Lowenbrau dunkel", это наше темное пиво, пусть оценит, если еще не пробовал до сих пор. Или, например, "Leffe" темное. Совершенно великолепные сорта, голова от них не болит.
ДЕМУРА: Павел, вы снова с нами на линии?
ШАПКИН: Да, да.
ДЕМУРА: Что-то связь прервалась. Вот по поводу плохого пива и плохой воды вы начали говорить, и, к сожалению, связь прервалась.
ШАПКИН: Во-первых, вода у нас не плохая, она просто другая. Скажем, в Чехии, в Германии – там из подземных морей воду черпают, поэтому и вкус пива получается такой более интересный.
Что касается качества пива, то оно зависит еще и от солода, от количества используемого солода, именно ячменя, а не заменителя этого солода каким-то другим сырьем. И вот не утихают споры по поводу содержания, минимальной нормы содержания этого солода в пиве. Сейчас, с 1 января были в нашем российском законодательстве приняты изменения, где не менее 80% в пиве должно находиться солода, а 20% – заменители, а сейчас уже эта норма пересматривается в техническом регламенте Таможенного Союза опять на возврат к 50% заменителей солода. Кроме того, очень важно…
ДЕМУРА: Павел, мы должны уйти на новостной перерыв. Оставайтесь, пожалуйста, с нами.
ДЕМУРА: Добрый день, мы снова в эфире, это программа "Парадокс". У нас в гостях Андрей Ерин, директор по корпоративным отношениям компании "САН ИнБев", и говорим мы о пиве и падении продаж пивных компаний, и обо всем том, что связано и крутится вокруг пива. Павел, вы на связи?
ШАПКИН: Да, на связи.
ДЕМУРА: Продолжайте, пожалуйста, вашу мысль.
ШАПКИН: Очень важно, из какой тары вы пьете пиво. Дело в том, что у нас больше 60% пива разливается в пластиковую тару, в полиэтилентерефталатные бутылки. Мало того, что она негерметична, она пропускает углекислоту и кислород, и пиво в ней просто портится, там еще и выделяются достаточно вредные вещества, такие, как дибутилфталат, в это пиво. Поэтому вообще-то пиво через две недели после того, как оно разлито в пластиковую тару – это уже не пиво.
ДЕМУРА: Павел, а существуют еще всякие городские легенды по поводу тех ингредиентов, которые добавляют в пиво, чтобы продлить срок его жизни, так называемых консервантов. Что там чуть ли мужчины становятся женщинами и тому подобное – это тоже все легенды городские, или это имеет место быть?
ШАПКИН: Мужчины женщинами? Просто есть исследования, которые, действительно, я тоже читал, что если алкоголя в пиве больше 6%, то у женщин активизируются мужские гормоны, у мужчин, соответственно, женские. Я на себе это не проверял, честно говоря, но такие исследования действительно есть. И, в общем-то, это ученые проводили, вроде как уважаемые.
ДЕМУРА: Британские.
ШАПКИН: Вот что касается консервантов, то это тема, которая действительно требует отдельного изучения и, в принципе, наверное, действительно нужно провести проверку на содержание консервантов.
ДЕМУРА: Спасибо, Павел. Спасибо большое. У нас на связи был Павел Шапкин, руководитель Центра разработки национальной алкогольной политики.
ЕРИН: Я могу сделать комментарий по этому поводу?
ДЕМУРА: Конечно.
ЕРИН: Павел, очень рад был вас услышать. Вам, как человеку с химическим образованием, все-таки нужно, наверное, будет ознакомиться со всем рядом исследований, которые провели. И вот делать столь скоропалительные заключения о том, что что-то в полиэтилентерефталате содержится вредного, что выделяется в пиво – по меньшей мере некорректно. Поскольку все эти исследования, которые на сегодняшний день есть за рубежом и на российском рынке, ни одно из этих исследований не подтверждает этого утверждения.
И то, что касается углекислого газа и кислорода. Эти исследования, опять же, проводились независимыми институтами. Так вот, для того, чтобы кислород попал внутрь полиэтилентерефталата, причем незащищенного, без барьерного слоя и всего лишь 1% был окислен пива, необходим срок свыше полутора лет. Поэтому о чем мы говорим? А если срок хранения пива в ПЭТ-бутылках – это, как правило, 90 дней, есть чуть больше.
Кроме того, если мы говорим о консервантах – консерванты в пиво не добавляются, поскольку тот самый хмель, который добавляется, природный, он является природным консервантом сам по себе. Это вещи достаточно общеизвестные.
ДЕМУРА: В пиво, вы утверждаете, что никаких консервантов не добавляется?
ЕРИН: Это не мое утверждение, это технологии приготовления. И то, что касается содержания соложеных…
ДЕМУРА: Вы говорите только за свою компанию или по отрасли в целом?
ЕРИН: Я говорю за отрасль, за наших коллег в том числе, поскольку в рамках российского Союза пивоваров, естественно, мы делимся информацией, мы посещаем предприятия друг друга, у нас нет друг от друга тайн в плане этих вопросов. И если у кого-то возникают какие-то сомнения, мы первые будем искать пути решения данной проблемы, это очевидно, потому что мы дорожим своей репутацией.
Что касается содержания соложеных и несоложеных материалов. Здесь не нужно забывать, что в данном случае вот под те самые либо 80%, либо 50%, которые обсуждаются, попадает ведь не только пивоваренный ячмень. Есть масса сортов пива во всем мире, которые производятся или из, или с добавлением других зерновых культур.
ДЕМУРА: Рис, например. Тот же "Budweiser" американский.
ЕРИН: Риса, кукурузы, сорго. Совершенно верно. И от этого они не становятся хуже. И они не становятся не пивом.
ДЕМУРА: Ну, "Budweiser" – это страшная вещь, американский. Скажу так.
ЕРИН: Есть китайское пиво, есть мексиканское пиво.
ДЕМУРА: Да.
ЕРИН: Это пиво. Это просто различные сорта пива. Есть крики. Это широкий спектр, широкая палитра того продукта, который люди могут пробовать. Поэтому, если мы ставим вот такой шлагбаум – только 80% ячменя пивоваренного и ничуть не меньше, мы просто-напросто лишаем наших потребителей огромного количества сортов пива, к которым они уже привыкли, которые они любят.
ДЕМУРА: Андрей, а в чем разница между живым пивом и пивом, которое может храниться 90 дней?
ЕРИН: Живое пиво – это в какой-то степени, наверное, продукт, которым мы, например, не занимаемся. И я бы не сказал, что он существует в реалии.
ДЕМУРА: У него срок хранения – две недели, скажем. Или неделя.
ЕРИН: По большому счету, как вы себе представляете пиво, которое не прошло термическую обработку определенную, и там продолжается процесс брожения? Либо этот процесс брожения нужно прервать.
ДЕМУРА: Я вас понял. Это вся разница, единственная разница? Что там еще продолжается процесс брожения, в живом пиве?
ЕРИН: А по-другому не может быть, потому что если термическая обработка была недостаточная…
ДЕМУРА: А это связано с какими-то вкусовыми качествами, или это рекламный ход просто? Потому что я как-то очень сильно сомневаюсь, что, скажем, в средние века пиво хранилось 90 дней.
ЕРИН: В средние века, дело в том, что пиво потреблялось практически в месте производства. Она никуда не доставлялось. А сейчас же, когда существует необходимость в логистике пива, крупные компании, и не только крупные компании, производят пиво таковым способом, чтобы его можно было хранить именно, и транспортировать.
ДЕМУРА: Вы путем термической обработки просто прерываете процесс брожения пива, и его можно…
ЕРИН: Нет-нет, это не прерывается. Процесс брожения, естественно, проходит, он проходит и при низкой температуре, там есть несколько стадий его. Мы просто, когда заговорили о "живом" пиве, я имел в виду, что можно просто, скажем так, на пальцах объяснить, что это продукт, в котором процесс брожения еще не закончился. Но мы такое пиво не производим, поскольку считаем, что это все-таки пиво, которое еще не сформировалось, и его вкусовые качества в значительной степени могут отличаться от того, что было вначале и будет в конце.
ДЕМУРА: Понятно.
ЕРИН: Неконтролируемый процесс.
ДЕМУРА: У нас есть два телефонных звонка. Михаил, добрый день.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Я потребитель и не могу вклиниться в вашу беседу со всей химией, которую вы обсуждаете. Мне много лет, я пиво пробовал разное: немецкое, чешское, в Австрии жил достаточное количество лет. Но пиво употребляю здесь.
Все ведь дело во вкусе. Те вкусовые рецепторы, которые отвечают вашим потребностям, вот они и ответят на вопрос – нравится вам что-то или нет. Я пью пиво "Барс", у меня широкие возможности по выбору, но я остановился на этом пиве, спустя многие годы, перепробовав множество сортов. Я думаю, что все значительно проще, чем все это нагнетание вокруг этой пивной темы. Спасибо.
ДЕМУРА: Я так и не понял, каково было ваше утверждение, Михаил?
ЕРИН: Как я понял, он как раз и утверждал, что он потребляет то пиво, которое производится в России, перепробовал различные сорта за рубежом и в России.
ДЕМУРА: Что это вопрос вкуса.
ЕРИН: Да. И, тем не менее, остановился на пиве "Барс", которое в том числе производится и в России. Оно его полностью устраивает.
ДЕМУРА: Вполне возможно.
ЕРИН: Я это так услышал.
ДЕМУРА: У меня есть друзья, которые всю жизнью пьют "Клинское", и ничего. Хотя меня просили не упоминать названия, прошу прощения. Не реклама.
ЕРИН: Дай бог им доброго здоровья.
ДЕМУРА: Да. Максим, добрый день.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я хотел тоже высказать мнение, очень интересный эфир у вас сегодня. Но, мне кажется, все-таки не надо раздавать шаблоны, что российское пиво лучше или немецкое пиво лучше. По сути, все компании выводят какие-то новые бренды, новые вкусы, и здесь иногда не угадаешь. Берешь одно и то же пиво, даже произведенное в разных городах одним заводом, и оно отличается по вкусу. Поэтому я думаю, что здесь нельзя однозначно утверждать, что только пьем российское, оно самое натуральное, или пьем только немецкое, оно самое вкусное.
Я, в принципе, пробовал разные сорта пива, у нас женой не совпадают вкусы, но, тем не менее, они не локализуются по какой-то стране. Например, жена немецкое, я бельгийское. В принципе, мы ищем новое, я думаю, что всегда есть шанс у любого производителя произвести какой-то новый интересный вкус, новый продукт, который придется по вкусу пользователям. Я за то, чтобы не навешивать шаблоны. Все-таки здесь дело вкуса, наверное, но как бы российское пиво…
ДЕМУРА: Скупать всю витрину и пробовать, пока не упадете.
СЛУШАТЕЛЬ: В течение всей жизни, да. Я не призываю – в течение одной недели, иначе это будет алкоголизм. Но в целом я за то, чтобы смотреть, что появляется новое. Но в поддержку предыдущего скажу, что – да, российские сорта тоже есть, которые мы любим и регулярно покупаем. Поэтому не могу сказать однозначно…
ДЕМУРА: Вы эли никогда не пробовали пить? Крепкое пиво.
СЛУШАТЕЛЬ: Да. Пил тоже.
ДЕМУРА: Понятно. Не пейте.
СЛУШАТЕЛЬ: Как бы здесь вопрос эксперимента тоже, как говорил гость. Производители тоже экспериментируют с разными вкусовыми добавками. И, я думаю, они находятся в аудитории, по сути, наверное, для каждой аудитории будет свой ответ. Но в целом и общем, в поддержку отечественного производителя. Я просто живу недалеко от "Московской пивоваренной компании", бываю иногда тоже, у них пробую новые сорта. Но, по сути, хорошие технологии, хорошие продукты – и получается качественный продукт. Просто, наверное, для каждого он свой – для кого-то темное, для кого-то светлое. Наверное, молодежь больше сориентирована.
ДЕМУРА: Для кого-то "Тинькофф" – помните такую шутку? У него есть "Тинькофф", он думает, что у него есть пиво.
Давайте возьмем последний телефонный звонок. Максим, добрый день. Алло… Уже нет телефонных звонков.
ЕРИН: Кстати, по поводу "Тинькофф". В свое время, как раз познакомившись с Олегом на каком-то мероприятии издательского дома "Коммерсантъ", он так красиво рассказывал о том, как оно производится, я его попробовал и переключился. Тогда еще был "Тинькофф Платинум", другое пиво.
ДЕМУРА: "Кого это в углу ногами-то пинают?" "Да это Бочкарев за качество отвечает".
ЕРИН: То, что радиослушатель сказал по поводу того, что они с супругой потребляют, пробовали пиво в разных странах – абсолютно правильный вариант. Сам, когда бываю за рубежом, пробую пиво исключительно местного производства. И буквально в прошлом году был в Бельгии, мне повезло, я попал на фестиваль пива спонтанного брожения. И пробовал это самое пиво, те самые крики, которые до четырех лет в дубовых бочках выдерживаются – совершенно великолепный напиток. Конечно, он по вкусу от традиционного пива отличается значительно, но это пиво, и это дело вкуса. Есть люди, которые ничего, кроме крика, пить не хотят больше.
ДЕМУРА: Андрей, я хотел вам задать такой вопрос, далеко не последний: а экономика пивоварения какова? Какая у вас прибыль, маржа? В общих показателях? Ну, сколько вы делаете на капитал процентов – 20%, 30%, 50%?
ЕРИН: Это такие цифры, которые мы, естественно, в эфире не озвучиваем.
ДЕМУРА: Порядок хотя бы.
ЕРИН: Дело прибыльное. В противном случае мы бы, конечно, им не занимались. И в данном случае, несмотря на то, что продажи нашего пива в 2012 году упали, но рост выручки нам удалось сохранить.
ДЕМУРА: Просто именно вопрос такой: хорошо, у вас падение продаж на 10%. Ведь это же для вас некритично?
ЕРИН: Скажем так, на это бы все и заканчивалось. Но мы считаем, скажем так, прибыльность нашей компании по доходам на 1 гектолитр, и вот по данному параметру мы в плюсе на 12%. Практически на те же самые проценты, на которые упал рынок по объему производства. И в данном случае нам помогло…
ДЕМУРА: Должен вас прервать, мы уходим на новостной перерыв.
ЕРИН: Хорошо.
ДЕМУРА: Добрый день, это снова программа "Парадокс". У нас в гостях Андрей Ерин, директор по корпоративным отношениям компании "САН ИнБев". Разговариваем мы о пиве и том, что происходит на этом рынке, качестве пива и тому подобном.
У нас есть телефонный звонок очередной. Александр, добрый день.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. "И все-таки Карфаген должен быть разрушен", – помните, как древнеримский сенатор…
ДЕМУРА: У нас говорят сейчас: "Кремль должен быть разрушен". Если в ногу со временем.
СЛУШАТЕЛЬ: Снова к представителю Клинского завода… Я помню, отличное пиво они варили в 90-х годах, в конце 90-х. Такая бутылочка у них была, штуки три или четыре было разных: "Люкс" – вот как сейчас помню. Суперпиво, отличное пиво. Куда оно все делось?
Поймите, я говорю не для того чтобы обхаять, не говорю, что на Западе хорошо, а у нас плохо. Одно и то же пиво я пил, я еще раз говорю, я пил русское пиво, проданное на Западе, "Балтику № 3", "Ячменный колос" – в магазине "Русские специалитеты", называется. И я подошел и купил – я был в шоке. Понимаете? Здесь продается одно, там – другое. Я хочу, чтобы пиво было хорошее у нас, но его нет, по факту.
Я могу вам сказать, как я покупаю пиво, я его пью все время: я иду, захожу в магазин, смотрю: "Ага, новая марка пива", – я его беру, покупаю, пью две-три недели, понимаю, что оно начинает портиться. А портится оно как? Сначала такое ощущение, что его водичкой разбавили, а потом вообще вкус меняется полностью. Начинается эта кислятина, голова с утра болит, давление у меня подскакивает. Я выпил бутылку пива, утром просыпаюсь – у меня давление 150-155.
ДЕМУРА: Вы знаете, я здесь к вам присоединюсь, на самом деле, потому что, вот мы сейчас спросим Андрея, я наблюдал то же самое с новыми, скажем так, недешевыми брендами водки, которые вводились на рынок.
СЛУШАТЕЛЬ: Совершенно верно, Степан. Я просто сейчас не про водку, а то же самое. С водкой такая же самая история.
ДЕМУРА: Водка супер, просто прекрасная водка. Я помню, например, водка "Белуга" – была дорогая хорошая водка.
СЛУШАТЕЛЬ: "Русский стандарт", когда он появился, был очень хорошей.
ДЕМУРА: Через год – извините меня, это уже какая-то спиртяга, а не водка.
СЛУШАТЕЛЬ: Это политика этих фирм.
ДЕМУРА: Есть такое дело? Александр, давайте мы все-таки со специалистом…
СЛУШАТЕЛЬ: Да, спасибо.
ДЕМУРА: Андрей, вы считаете, могут некоторые производители следовать такому действительно маркетингу? Ведь произвести хорошее пиво или произвести хорошую качественную водку – это затратней, чем сделать пойло, скажем так. Поэтому изначально раскручивается бренд, когда бренд раскручен, некоторые стандарты качества ослабляются, но потребитель, пользуясь уже тем, что он привык к этому бренду, он считает, что это хороший бренд и стоит тех денег, которые он за него платит, он по инерции продолжает покупать этот бренд. А производитель получает суперприбыли.
ЕРИН: Я приведу только некоторые факты. Как говорят в Одессе, за водку говорить не буду, пусть за нее говорят производители. То, что касается пива, в частности нашего бренда известного "Клинское". Оно по-прежнему является лидером рынка по объемам продаж, люди отдают ему предпочтение. Отдают предпочтение почему? Потому что оно им нравится.
Если мы говорим о том, что какая-то компания, возможно, производит бренд, раскручивает, потом делает его дешевле – это совершенно…
ДЕМУРА: В производстве.
ЕРИН: В производстве. Не в политике нашей компании, потому что мы очень дорожим своей репутацией и мнением наших потребителей, и делать продукт хуже по вкусовым качествам, как вы понимаете, экономически невыгодно, потому что мы таким образом просто-напросто потеряем потребителя.
ДЕМУРА: Рано или поздно потребитель уйдет.
ЕРИН: Поэтому мы расширяем линейку – это да. Возможно, с этим связано какое-то… Потому что у нас появились сорта, например, это миксы, которые кому-то нравятся, кому-то не нравятся, но это не значит, что они плохие.
ДЕМУРА: Но вы допускаете, что некоторые производители могут следовать такой стратегии?
ЕРИН: Вы же понимаете, следовать можно чему угодно. Я за других производителей ответить не могу.
ДЕМУРА: Я понимаю. Андрей, вопрос такой. Я вас неспроста спросил про экономику вашего дела, потому что на Западе очень много так называемых Micro Breweries. Особенно это движение получило развитие такое мощное где-то в середине 90-х в США. Делают прекрасное пиво. Оно буквально живое пиво. После этого пива пить что-то другое очень тяжело.
У нас это вообще возможно? Это экономически выгодно – делать какие-то Micro Breweries? Вот начинать, скажем, бизнесменам делать Micro Breweries?
ЕРИН: Вообще, это недешевое удовольствие. Минимальная стоимость такой микропивоварни…
ДЕМУРА: Ну, стартовый капитал какой?
ЕРИН: Где-то порядка 1-3 миллионов. В зависимости от объема.
ДЕМУРА: Долларов?
ЕРИН: Нет, рублей. Но это, что называется, вот именно как вы сказали, для себя. Это не производство.
ДЕМУРА: Я имел в виду не совсем для себя. Хорошо, давайте я просто сформулирую вопрос. На ваш взгляд, что такое мелкосерийное производство пива в гектолитрах?
ЕРИН: На сегодняшний день цифры так окончательно и не определились, потому что в законодательстве у нас нет такого распределения по гектолитрам. В законодательстве по количеству сотрудников, которые заняты в производстве. Такое – да, существует, это определено законом. По объемам производства: условно считается, если я не ошибаюсь, до 300 тысяч гектолитров – это микропивоварня, до 1 миллиона – это мелкие пивоварни.
ДЕМУРА: А в бутылках это сколько? Пока пересчитаем… Но для себя-то – да, это…
ЕРИН: Как правило, мелкие пивоваренные предприятия либо разливают в кеги, либо в ПЭТ-тару. Бутылки достаточно редки для них. Поэтому…
ДЕМУРА: А ПЭТ-тара – это что? Пластик?
ЕРИН: Пластиковая тара. Собственно, та, о которой мы говорили. И опять же, цифры говорят о том, что использование ПЭТ-тары во всем мире из года в год увеличивается. И в том же самом Евросоюзе, в Америке – 6% в год рост составляет. Поэтому говорить о том, что что-то там найдено и по каким-то параметрам она не удовлетворяет… Более того, не только пиво, есть и вино, и причем не самое дешевое.
ДЕМУРА: И не самое худшее.
ЕРИН: Да, не самое худшее.
ДЕМУРА: В принципе, это бизнес достаточно прибыльный, если кто об этом задумывается?
ЕРИН: Но нужно не забывать, что огромная конкуренция существует сейчас на рынке. И чуть раньше, наверное, надо было этим заниматься начинать, пока не было столь жесткого регулирования, пока пиво не стало алкоголем. Сейчас это будет делать все сложнее и сложнее.
ДЕМУРА: Получать лицензии…
ЕРИН: Лицензий пока нет.
ДЕМУРА: Нет?
ЕРИН: Пока, слава богу, нет. Но все идет к тому, что могут ввести лицензирование.
ДЕМУРА: У нас производство вино-водочных изделий не лицензировано?
ЕРИН: Пива.
ДЕМУРА: Пива?
ЕРИН: Не лицензировано, да. Но контроль существует тотальный. Начиная с сертификации производства, получения госрегистрации на продукцию.
И на сегодняшний день есть еще большая проблема с введением счетчиков учета готовой продукции. Вот уже почти полгода идет апробация этих приборов, но еще не сдвинулось с мертвой точки, проблем как было много, так и есть.
ДЕМУРА: Ну а ниша для Micro Breweries у нас открыта, как вы думаете?
ЕРИН: Я думаю, что в регионах всегда можно найти своего потребителя. Здесь же в значительной степени будет определяться, еще помимо продукта как такового, уровнем сервиса. Мы можем видеть на одной и той же улице, и не только за рубежом, но и у нас…
ДЕМУРА: Но и уровень маркетинга, наверное, в первую очередь?
ЕРИН: Конечно.
ДЕМУРА: Чтобы раскрутиться?
ЕРИН: Если мы говорим о малых и микропивоварнях, то это, скорее всего, просто ресторанчик при производстве. Поэтому здесь уровень сервиса, в первую очередь. Качество – если мы имеем в виду, что оно соизмеримо у двух производителей, то, как он его преподнесет, в конце концов, как девушка вынесет эту кружку, как она обслужит посетителей.
ДЕМУРА: И плюс – сарафанное радио.
ЕРИН: Конечно.
ДЕМУРА: Давайте возьмем последний телефонный звонок. Юрий, добрый день, вы в эфире.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Я хотел задать такой вопрос: почему ваша тара на "Клинском" пиве, стекло, неприемная обратно? Почему ее не принимают? Мы ее выкидываем, столько тратится стекла, труда всякого.
ЕРИН: Да, Юрий, спасибо. У нас есть определенный процент возвратной тары, но мы все-таки считаем, что использование первичной тары – оно более соответствует гигиеническим стандартам. Это делается, опять же, исключительно для пользы наших потребителей.
ДЕМУРА: Не как раньше: ходили по дворам, собирали пивные бутылки, сдавали?
ЕРИН: И плюс к тому: к сожалению, на сегодняшний день у нас не отработана система сбора. Сейчас как раз идет активное обсуждение законопроекта об отходах, где в том числе будет и этот вопрос решен, но скажу вам, что оборотная тара, тем не менее, мы сами, имеется в виду пивоваренная индустрия, добились того, что она разрешена к использованию. Есть определенные сложности, и это каждый производитель решает для себя, но тем не менее в Техрегламенте Таможенного союза "О безопасности упаковки" разрешено использование вторичной тары.
ДЕМУРА: Нет, радиослушатель, наверное, имел в виду несколько иное. Именно что почему-то бутылки из-под "Клинского" не принимаются.
ЕРИН: Это не только из-под "Клинского". Речь идет о том, что у нас сама система сбора…
ДЕМУРА: Сбора тары.
ЕРИН: …Просто не отработана, конечно. А это был, наверное, просто наш фанат, фанат нашего пива.
ДЕМУРА: Снова скрытая реклама.
ЕРИН: Я не произнес название.
ДЕМУРА: Да, но вы же у нас из "САН ИнБев".
ЕРИН: Видите, как уже легко вы произносите название нашей компании.
ДЕМУРА: Да тут просто очень плохо напечатано было.
ЕРИН: Все понятно.
ДЕМУРА: Понятно. Ну что ж, последний вопрос, у нас осталось буквально меньше минуты: вы сами-то пиво любите пить?
ЕРИН: Да. Вы знаете, люблю пить пиво, несмотря на то, что я активно занимаюсь спортом – и плавание, и лыжи. Но вечерком в компании друзей и с супругой, в том числе. Грешен, грешен, люблю этот напиток. Как вы сказали, называть нельзя, но если все-таки дозволено мне произнести, из наших, один из любимых сортов – это "Leffe".
ДЕМУРА: "Leffe"?
ЕРИН: "Leffe", да.
ДЕМУРА: Ну что ж, спасибо. У нас в гостях сегодня был Андрей Ерин, директор по корпоративным отношениям компании "САН ИнБев". Обсуждали мы рынок пива: производство пива и все, что с этим связано. Программу вел Степан Демура.
Что вам хотелось бы сказать на прощанье? Лучше бы вообще все не пили. Извините, Андрей, тогда бы вы остались без работы, но лучше не пить. Удачи!
ЕРИН: Спасибо большое. Без работы мы не останемся. Нам будет чем заняться.

_________________
Если я клоун, то кто же тогда вы? ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB